ЛитМир - Электронная Библиотека

Отсыпались на коротких стоянках, где собирали заказанную ранее рыбу. Апостол тут же пропах до самых топов. Надеюсь за зиму выветриться. Правда, поморы усмехались, и обещали, что окурят корабль в Архангельске. У них в этом деле большой опыт.

Плохая погода отравляла жизнь, и одновременно охраняла ее. За всю дорогу не нашлось ни одного самоубийцы, попытавшегося взять нашу парочку на абордаж.

Проскочили Святой нос под бурные крики команды, заглушаемые воем ветра и шумом моря. Снова под нашим килем кипело Белое море, заталкивая нас в свое горло. Но мы сопротивлялись и шли на Мезень, хотел навестить форты на Моржовом острове.

Огибали остров с севера, пытались спрятаться от непогоды под его западным берегом. Шли вдоль берега, самым малым ходом, высматривая форты, самому было интересно, как они тут эти месяцы провели.

Первый форт выдал свое место большой толпой, высыпавший на берег. Что они кричали, было не слышно, но если судить по жестам, нам были рады.

Встали на якоря, сбросили тузики. Не успел сойти на берег, как попал в объятия Семена. Стрелец чуть не плакал, повторял только «Дождались! Князь, радость, то какая! Вернулись!». Не знакомые и мало знакомые люди ломали шапки и кланялись, низко и уважительно. Меня оказанный прием пронял до самых печенок, никак не ожидал такого. Радость была, как будто мы с того света пришли. Отправил моряков на апостола, пускай Норвежский аквавит везут и рыбы повкуснее, будем отмечать, раз такое дело. Аквавит нам норманны чуть ли не насильно впихивали, он у них в нагрузку к рыбе идет, а гляди же ты — пригодился.

Вечером гуляли полтора форта, гуляли широко и по-русски, с мордобоем. А мне было тяжело на душе именно из-за этого полтора.

Стоял над разрушенным до основания южным фортом, просил у мужиков прощения, может, услышат, а не услышат, найду их там сам, и еще раз извинюсь.

Днем, после улегшейся радости встречи и обстоятельного рассказа как сходили, Семен начал рассказ как они тут ждали нашего прихода. Работали как проклятые, возводили форты и пристреливали башни. Работали все, и местные и стрельцы. Местные показали самые удобные места для фортов. Стрельцы даже нечто вроде земельной насыпи перед фортом сделали, что бы им стрелять было удобнее. А потом остров затаился.

Беда пришла, откуда не ждали. Из рыбачьей деревушки прибежал паренек. В деревне хозяйничали солдаты, собирали всю еду, что находилась. Пришли они на небольшом корабле, никто даже не поинтересовался каком, под утро, и теперь обирают деревню. Семен отправил туда сотню стрельцов. Так были сделаны первые выстрелы в короткой битве за Моржовец.

Корабль остановить, конечно, никто не мог, и он ушел в сторону горла, обходя остров с востока. День и ночь прошли в ожидании, и когда, к обеду следующего дня на горизонте показались четыре корабля, никто не сомневался, это везут десант, разобраться с наглыми поселенцами. Вел три больших корабля небольшой двух мачтовый галеот, который явно хорошо знал эти воды, и не повел тяжелые корабли по моржовым кошкам, повел вдоль западного берега. Пока корабли подходили, Семен успел сбегать к южному форту и договорился начать стрельбу как только головной корабль пройдет мимо южного. По первым выстрелам южного стрелять начнет и северный.

Первые залпы пришлись аккурат на обеденное время, никто конечно с земляных валов не уходил, но пахло, от наших походных кухонь, по всему острову. Корабли шли далековато от берега, больше километра, Первые залпы подняли вокруг судов водяные фонтаны, и на кораблях забегали матросы. Пушки перешли на максимальную скорострельность, пушкари пристрелялись. Первым досталось галеоту, хорошо досталось, щимозой. А потом досталось и последнему фрегату. Оставшиеся два корабля быстро уваливались, и уходили по ветру. Отпускать их было нельзя, и пушки зашлись в совершенно не реальном темпе, Семен говорил о пяти выстрелах в минуту, но верилось слабо, такое возможно, только если в башню еще пару человек посадить, открывать-закрывать замки. Сделал очередную зарубку в памяти. Только конструкцию башни надо менять.

Корабли противника уходили, стволы пушек поднимались все больше, посылая уходящим горячие, и бешено вращающиеся приветы. А потом южный форт взорвался.

Может, так совпало, может отлетевшие души, подправили снаряд северного форта, но одновременно с взрывом южного было золотое попадание северного, снаряд шимозы попал в корму уходящему фрегату и, видимо, детонировал крюйт-камеру. Два огромных взрыва выросли в паре километров друг от друга, пожирая окружающих их людей. Последний из уходящих кораблей, шедший рядом с фрегатом, практически положило, мачтами на воду, сорвав с них большую часть оснастки. Что еще пострадало, с такого расстояния было не видно, но беглец грузно оседал на корму. Семен остановил стрельбу северного форта, велел банить орудия, пока он сбегает к разрастающемуся облаку на месте южного форта. Вокруг южного все горело, повсюду валялись обломки башни и сруба, горящие жадным огнем, на месте форта была развороченная яма Продолжающая дымить и тлеть. Стрельцы, сидевшие перед фортом, за своим насыпным валом, оказались между молотом и наковальней. Из тех, кто сидел прямо перед фортом, не выжил никто, остальных спешно уводили и уносили в лагерь. Взрыв форта забрал троих башнеров, двух подносчиков форта, и полтора десятка стрельцов. А виноват в этом скорее всего сам. Что то, где то не додумал, и теперь люди заплатили жизнью. Только как узнать, что было не так? Мне это очень важно! У меня еще восемь таких башен и сотня людей рядом с ними.

Попросил Семена прервать рассказ, пошел поклониться, вместе с ним, жертвам моей торопливости. Теперь вот стоял над воронкой, и думал, кому нужны мои потуги? Жили поморы до меня, и не появись тут самоуверенный болван, жили бы и дальше. Но болван появился, и теперь они все легли раньше времени. А Петр говорил, судьба, судьба. Нет ее, не верю, что у средневекового человека на роду было написано взорваться на снарядах с шимозой. А вот злой рок, в моем лице, появился. И как мне объяснить мужикам, когда встречу их там, что по ночам сняться кошмары, армия шведов, марширующая по России с трехлинейными винтовками, и катящая за собой вереницы сорокапяток. А в море хищные силуэты паровых крейсеров англичан добивают остатки русского флота. Что тороплюсь, и делаю много ошибок. Жалкие оправдания. Мне самому стыдно их слушать. Надеюсь, успею найти более достойные ответы, до того, как предстану перед вами. Нет мне обратного хода. После этого лета все будет очень серьезно.

Прошелся по поляне вокруг форта. Выброшенные из воронки комки грязи оплыли, но еще угадывались. Рваные фрагменты гильз. Тут никто ничего не трогал. И все равно ничего не понять. Сами пушки взрывом видимо выбросило в море, та мне их не найти, даже при отливе их не видно. Остальную территорию стрельцы обыскивали, по приказу Семена.

Что же тут случилось? Попадания точно не было, значит, детонация, скорее всего при выстреле. И что мне теперь делать? Отказываться от единственного имеющегося оружия, способного дать перевес? Надо устанавливать оставшуюся башню за заводом, снимать один ствол, а из второго начинать стрельбы, по одному снаряду, и веревочкой из-за насыпи. Неизвестно, сколько сожгу снарядов, но надо поймать за хвост ту блоху, которая поглотила столько моих людей.

На обратном пути, и когда уже сидели в шатре Семена, он рассказывал, что было дальше.

Дальше было ожидание нас, и боязливые мысли, что с одним фортом они не справятся с нашей погоней. А нас все не было. Миновали уже все сроки, которые оговаривали с Семеном. Пришла ладья от Осипа, привезла продукты и слухи, что рыбаки к Архангельску приходили, воеводу спрашивали. Рассказывали, большая стрельба в горле была. И сгоревший корабельный остов на камнях они видели, незнамо чей. А мы так и не появились. Последний раз ладья появилась три недели назад, передали, Осип велел через месяц начать разбирать форт и башню, придет две ладьи и всех заберет. Наш конвой некоторые уже начали оплакивать, правда, еще не отпели, будут ждать до следующей осени. В остальном, жизнь текла без перемен. Петр в мае осадил Азов, как и планировал, а уже к концу июля Азов сдался. Представляю какая там была пьянка. Надеюсь теперь то можно уговорить Петра заняться торговыми факториями, да и мне теперь базы для Ганзейского конвойного флота нужны. Вот и будут охранять наши фактории.

103
{"b":"133492","o":1}