ЛитМир - Электронная Библиотека

Вот теперь пошла торговля. Можно устраиваться удобнее и брать большой кулек семечек.

Уезжал от адмирала вполне довольный, договорились полюбовно, обид особых не нанесли, и неплохо поговорили. Все же за сорок лет мужику, набрался опыта, да и делить нам нечего, на место рядом с Петром не претендую, и дал об этом понять. Но так же и дал понять, что приказывать мне не надо, попросить можно, а приказывает только Петр. После Азова Лефорт и так купался во внимании, и его осыпали землями и подарками. Зачем ему еще этот хомут, в виде адмиральства над галерами?

Ехал к Петру, вез письмо от Лефорта, которое мы на пару сочиняли. Общий смысл письма был слезно-умалительный, болен и стар, снимите с меня ношу непосильную — адмирала флота российского, тем более, молодые и деятельные этот флот строить продолжили…

Из меня, конечно, адмирал совсем никакой. Но все же получше, сугубо сухопутного Лефорта. Уж историю своего города — знаю. Помню, насколько нерешительно наш флот действовал, а если бы не личные пинки Петра, вообще бы отсиживался где-то в Маркизовой луже. Ни одного серьезного крейсирования русского флота по морским линиям снабжения Шведов история до меня не донесла.

Зато адмирал, хорошо представляющий возможности своего флота, это уже хорошо, а подобрать ему грамотный штаб — будет совсем прекрасно. Впереди посольство, есть шанс набрать людей. Только вот много времени на это потратить придется.

Петра не было. На этот раз не стал составлять прошение на аудиенцию, решил подождать. Государь изволил домик обкатывать, думаю, скоро вернется.

Возвращение монарха было пышным, наверное, так и положено. Замерзшему мне было уже не до церемоний. Подождал нахлынувшую толпу, поднялся по ступенькам и начал с высоты смотреть на Петра. Пристальный взгляд люди обычно чувствуют, так что не удивился, когда толпа, с выступающим из нее пиком Петра, направилась ко мне, и раздалась в стороны, выпуская начинку.

— Хорош возок, ты измыслил. Любо. На нем и поеду. Что у тебя?

— Прошение государь, от меня и Франца Яковлевича.

— Как он? — Петр читал поданное письмо.

— Недужит, но готов любой приказ исполнить.

Петр свернул прошение, постучал им по руке. Как-то не рад он такому развитию событий.

— Добро, назначаю тебя адмиралом азовской флотилии, коль Лефорт за тебя ходатайствует, да и сам ты заслужил, походами своими. Думал другую награду тебе вознести, но так то же любо. Принимай флотилию, а дальше посмотрим. Указ сей же час отпишу, ступай в корабельный приказ.

К вечеру понял — не надо мне такого счастья. То, что на меня радостно свалили — называлось полный бардак. Думаете, кто-то озаботился сохранением уже построенных судов на зиму? Или консервацией огромного галерного флота после операции с Азовом? Да кому это было надо. Представляю себе, брошенные десятки галер и тысячи стругов, наполовину вытащенные на берег, на половину вмерзшие в лед. Надеюсь, хоть пару больших кораблей уберегли. Теперь вопрос. Если оно мне не надо, то надо на кого-то всю эту административщину сбросить. На кого?

Расследование, проведенное в корабельном приказе, где работали совершенно далекие от кораблей люди, дало несколько фамилий. Нужно было способного, образованного, опытного инженера и военного администратора, честных правил, но не прижившегося в ближнем круге Петра, что не удивительно, если он будет честных правил, и главное, противоположный лагерю Лефорта, но это уже просто так, на всякий случай, не думаю, что Лефорт будет палки в колеса ставить. Под это определение, с некоторыми натяжками подходил один человек. Но уж больно он был стар.

Поехал с поздним визитом к генералу Патрику Гордону. Шотландец жил в Немецкой слободе, что-то зачастил сюда с визитами, жил большим кланом Гордонов и соответственно в большом доме.

Меня проводили в кабинет, где дождался хозяина и изложил ему цель визита, без всяких предисловий. Почему, интересно, шотландцы везде говорят, что они не англичане? Повадки у них, один в один. А если птица летает, как утка, крякает как утка и похожа на утку — то может это утка и есть? Ну, или селезень, не суть важно. Учел менталитет собеседника, переключился на размеренное повествование. Покурили, перемыли кости всем кому можно, Петру, понятное дело, было нельзя. Патрик был несколько обижен, что его заслуги не оценили, ведь, только благодаря его придумкам взяли Азов, а славу всю забрал Лефорт. Покивал, соглашаясь. Откуда мне знать, как там дело было. Вот ведь, человеку за шестьдесят, а то же славы хочет. Сейчас буду обеспечивать.

Так вот и преобразовалось совершенно неблагодарное дело разгребания завалов, в моих устах — в награду, за заслуги его, государеву. Шотландец, был человеком деятельным, раздумывать не стал, согласился на ЗамКомПоМорДе, точнее пока на нач. штаба, при разгуливающем не пойми где адмирале. С радостными взвизгами стал вываливать на него проблемы, и мое виденье их разрешения. Просидели до глубокой ночи. Набросали тень скелета плана, и оставил нового нач. штаба азовского флота думать над делами, составом штаба и основными мероприятиями. На мне повисли политические вопросы, в частности, надо было адмиралтейство в Воронеже и Таганроге. На свои деньги делать это не хотел, а значит это вопрос политический. Еще бы корабельный приказ реорганизовать, но такой власти у меня нет. Пускай пока эти бездельники тешатся.

Надо опять аудиенцию испрашивать, для себя и Гордона, по поводу адмиралтейств.

Открытие выставки и поваливший валом народ прошли мимо сознания, как с заутреней срывался со двора так поздно ночью и возвращался. Все текущие дела и планы обсуждали с Федором после заутреней. Дела шли очень ходко, но интересовали уже мало, те суммы, которые получу с кумпанств, перекрывали все, что сможем тут заработать на товарах. Это не значит, что надо все бросить, но для товаров есть Федор.

Днями решали с Патриком организационные вопросы и составляли проекты. Получили аудиенцию у Петра, решили строить адмиралтейство в Воронеже, а с Таганрогом пока отложили до прояснения вопроса с османами — и Петр так многозначительно на меня посмотрел. Проясним, куда мы денемся. Но правильно отложил, мало ли, как оно проясниться. Вообще, с Петром нехорошо получилось, вроде испрашивал дозволения ехать на верфи, а сам уже на третью аудиенцию напрашиваюсь. Несолидно, надо сворачиваться.

Но организация управления флотом не отпускала, слишком много ниток болталось в воздухе, и пряжа расползалась.

Из этого сизифова труда вырвал доклад командира тайных, что операция Пикник, готова. Минуты две пытался понять, о чем речь. Потом переключился с адмирала на злобного и коварного князя, широко ухмыльнулся, и вернулся в дом, князь сегодня никуда не едет, и желает слышать подробности. Разобрав с командиром операцию, позвал Таю, как мой главный барометр, в светском мире, а так же основной источник новостей. Стали выбирать самый солидный прием, где все послы обязательно будут, и еще множество народа.

В итоге, распланировали всю операцию за англичанина. Даже место моего убиения определили совершенно точно. И пусть только попробует нам сломать сценарий. Буду на него, на том свете, сильно обижаться.

Поехали с Таей наносить визит.

Конечно, и нам очень приятно, и вам здоровья…

Уже пол часа говорильни, а где же приглашение на природу? Чего нам в четырех стенах то сидеть, там воздух свежий, опять же, снег лошадьми не облагороженный. Обожаю, на свежем воздухе, есть заледеневших фазанов, и запивать чаем, проламывая предварительно в кружке корочку льда. А бегать по лесу за нимфами, проваливаясь по брови в снег — вообще предел мечтаний. Перевел разговор на погоду и природу, может хоть так ему будет удобнее приглашение ввернуть.

Час светской беседы, да что же с ним такое то? Может, другие приказы из Лондона получил? Или у его бригады убеждателей внезапное обострение ностальгии случилось? Перевел разговор на факторию, мол, хочу. Как, пожалуйста? Вы чего?! У меня же совсем иной сценарий! У меня люди в лесу мерзнут, не мерзнут пока, но это уже нюансы.

122
{"b":"133492","o":1}