ЛитМир - Электронная Библиотека

Четыре жилых корпуса разместили вокруг плаца, в корпусах ничего необычного не было, длинные одноэтажные бараки с низкой печью посередине, по всей длине барака. Топилась печь так же с одного торца, а труба была на другом. Поперечные перегородки, шириной в треть ширины барака несли скорее декоративную функцию, разделяли экипажи и поддерживали крышу.

Плац оборудовали флагштоком, не примену ввести традиции подъема флага.

За корпусами было большое пространство, выше по течению. Тут задумывал делать спортивный городок, для бега по лестницам, в том числе и веревочным, вытягивания канатов и перебежек по узким доскам. Почти по технологиям морпехов. Задумался о морпехах. Азовскому флоту так же нужны морпехи. Свое оружие им не дам пока, но вот тренировать их надо много и серьезно.

Начал пересчитывать курсантов уже точно. Будет три факультета, моряки, канониры и морпехи. Считаю флот пока из двадцати пяти фрегатов, парусное вооружение на них будет по типу трехмачтовой баркентины, а значит, число матросов можно уменьшить до трех десятков, что дает семьсот пятьдесят человек. Канониров и заряжающих теперь будет по пять человек на башню, то есть сорок человек в восьми башнях, итого тысячу человек.

При таком уменьшении, изначально планировал на большее количество кораблей, вполне могу добавить тысячу морпехов. Переработал проект корпусов. Теперь вокруг плаца, с трех сторон стояли три корпуса для трех факультетов, по тысяче человек. А с четвертой стояло длинное здание офицерской казармы с высокой башенкой штаба на одном конце.

Тогда за спортивным городком добавляется стрельбище, в том числе для пушкарей.

Полюбовался на картину, и задал себе дурацкий вопрос — а теоретически учить ты их, где собрался? Хороший вопрос, а главное — своевременный. Ведь места уже не осталось, весь прибрежный участок, выше по течению от верфей и стоянки кораблей был занят. Немного подумав, нарастил баракам второй этаж, пусть учатся там.

Пробежался еще раз по плану школы и планам зданий, вроде ничего не упустил. Над плечом выросла моя тень, да, действительно упустил — воткнем небольшую часовенку напротив столовой, ну сам ведь видишь, некуда большую, пускай на плацу большие молебны проводит. Дорисовали на плане с одной стороны плаца, напротив штаба, рядом с флагштоком, небольшую звонницу с навесом, оформленную на подобие открытой сцены — отец Ермолай остался доволен.

Наводя окончательный лоск, добавил второй этаж офицерскому корпусу, их ведь то же учить надо, и сделал на корпусах высокие крыши, на чердаках будут каптерки.

Ошлифовал дизайн корпусов, проект мне стал сильно нравиться. Уменьшенный вариант и будем реализовывать в Холмогорах, только не на четыре тысячи человек, а на тысячу.

Как завершающий штрих, был домик для Петра, ничуть не сомневаюсь, что он сюда не раз приедет. Домик с территории школы вынесли ближе к цитадели, а школу огородили земляным, невысоким валом, со рвом, который сам собой образуется при производстве вала. Отлично получилось. Воевода внес в проект дополнение, дощатые дорожки — ему виднее, сколько тут грязи по весне и осени, но тогда и жилые корпуса обзавелись длинным крыльцом, прикрытым выступающей крышей, да и все остальные здания претерпели такую же метаморфозу.

Проект был замечательным, за двумя исключениями. Прикидочная смета была просто чудовищной, расход леса был сравним с расходом на строительство всех кораблей первой очереди, необходимое количество стекол превышало годовое производство моего завода а гончарные мелочи, типа печей и черепицы, могли бы обеспечить небольшое село. А вторым исключением, можно было считать то, что преподавать было некому. Плевать. Утвердил проект школы, и стали обсуждать, что и как строим. Дал добро на вырубку леса около Воронежа, пользуясь разрешением Петра. Этот лес, хоть и не совсем для кораблей, но точно для флота. Окна приказал делать в стенах в полном объеме, но закрывать их ставнями. Стекла в них будем вставлять постепенно. А вместо черепицы положим густо просмоленную парусину, потом будем укладывать черепицу поверх нее.

На проработку проекта школы и адмиралтейства, и согласования работ по ним ушло четыре дня, начинал опаздывать обратно в Москву. Оставил сотника следить за всем разгорающимся строительством, точнее, еще не строили, а везли и корили лес. Сам, с двумя группами рабочих, поехал обратно к верфям. Тая спала практически всю обратную дорогу до верфи под Рамонью. Все эти дни она выполняла мое поручение, по найму персонала в госпиталь и на кухню. С кухней просто — вдов в Воронеже, как в пограничном городе, к сожалению много, и наняться кухарками желающие были. Тая провела с ними только беседы, о статусе и обязанностях вольнонаемной женщины, и мы заключили контракт. Опять все крестиками подписались. А вот для госпиталя Тая замучилась искать персонал, пара бабок знахарок никуда не годились, обычные шептуньи. Пошли иным путем, стали искать на работу грамотных девушек и юношей, согласных работать за небольшой оклад и выполнять условия найма. Со всего города набрали всего шесть человек, четырех юношей и две девушки. Позже присоединились еще две взрослые женщины, но скорее для подмоги, и контроля над родственницами. С персоналом госпиталя Тая и мучилась. Отдала им свою книгу медика, которую мы написали еще два года назад, а потом целыми днями рассказывала и делилась опытом, уже весьма солидным. Вот теперь и отсыпалась. Надеюсь, дело сдвинулось, и пойдет в нужном направлении. Первые два выпуска будут сокращенные по времени, а вот потом будем готовить полноценных выпускников, но в меньшем количестве, что бы в одном корпусе помещались, думаю человек по двести пятьдесят.

На обеих строящихся верфях не задерживались, оставили рабочие бригады, обсудили с мастерами планы и проблемы, и двинулись дальше. Задержка была только в самом начале, в Рамоньи, тут при разметке леса под вырубку натолкнулись на противодействие местного лесника, поставленного Петром, в прошлый приезд, охранять корабельные леса. Но, похоже, лесник этот занимался не столько охраной, сколько распродажей и вымоганием взяток. Пришлось общаться с ним лично, потеряв один день. Эта пародия на лесника продолжал требовать денег, не взирая на бумаги, читать он не умел. Лесник остался жив благодаря чуду. Чудо держало меня за обе руки с пистолетами, и уговаривала успокоиться. Успокоился. Успокоил лесника. Забрал обмякшую, тяжеленную тушку уже бывшего лесника в сани — повезу в подарок государю, пусть сам с ним разбирается.

В остальном, проблем на верфях не было, ждали только людей, инструменты и материалы, для начала строительства, а пока продолжали размечать и проверять все будущие строения, а так же подбирать лес.

Караван еще так и не пришел.

Караван мы встретили уже за Липками, и это притом, что на будущем нашем металлургическом заводе была остановка на сутки, за время которой решали набежавшие тут вопросы.

Ехали некоторое время с караваном, доводил до мастеров изменившиеся планы. Надо было растягивать силы теперь на две крупные верфи, завод и школу. Монастырских рекрутов велел сразу к школе посылать, пусть, как первые курсанты, помогают ее строить.

Мастера огорчили не только медленной скоростью каравана, но и, к сожалению, появившейся смертностью. Велел всех больных так же везти в школу и ставить там морпеховские, войлочные шатры, на территории будущего стрельбища школы, подальше от стройки. Будут у начинающих медиков первые пациенты. И в будущем велел серьезных больных увозить с верфей в госпиталь школы, не так далеко верфи от Воронежа, что бы делать на них отдельный госпиталь, хотя медик на верфи нужен, просто его негде взять. Вписал и этот пункт в доклад государю, рядом с пунктом об охране верфей.

После чего, попрощался со всеми, пожелал удачи, и двинулся в обратный путь. Почти час ехали вдоль каравана, очень внушительные силы идут строить азовский флот. А если учесть что еще несколько таких караванов ждем от купцов, то силы и вовсе грандиозные, мне еще ни разу не приходилось управлять таким количеством людей, надеюсь, серьезных ошибок не наделал.

126
{"b":"133492","o":1}