ЛитМир - Электронная Библиотека

По дороге обратно посетила запоздавшая мысль. Наряды из курсантов наметил, чем занять, а вот устава, по которому они и должны ориентироваться, нет. Проблема была еще и в том, что сам устав дословно не помнил, и более того, морских уставов никогда и не читал, по роду службы. Выдумывать устав, пользуясь обрывками памяти оказалось делом крайне тяжелым. Особенно, вспоминая, как наш комэск ярился, и вбивал нам в голову, что каждая запитая написана кровью, таких вот оболтусов. Страшновато было эти запитые не так расставить. Зато нашел себе занятие на весь обратный путь. Составил скелет устава гарнизонной и караульной службы, как наиболее мной изученный, по понятным причинам. Потом, опираясь на него, составлял скелет строевого устава, но тут все было плохо, принципиально разные подходы к тактике тогда и сейчас. Составил как мог, стараясь привязывать к текущим реалиям. Дисциплинарный устав бул то же неплохо знаком, но и он претерпел сильные изменения, подстраиваясь под время. Корабельный устав получился вообще сплошной выдумкой, опирающийся только на схемы трех предыдущих уставов, и дописывал его, уже подъезжая к Москве. Зато дорога промелькнула незаметно.

Первым делом в Москве бросился к Гордону. Старикашка оказался хваткий, дела приобрели некоторую упорядоченность, и административная часть штаба уже активно работала. То, что мой начштаба, протащил в штаб своих родственников, судя по еще двум фамилиям Гордонов в списке — не страшно, лишь бы работали.

Ввел Патрика в курс дел, с верфями, школой и адмиралтейством. Эти четыре объекта будут числиться государственными, по окончанию работ кумпанств, и повиснут на балансе адмиралтейства. Так что координировать их работу и снабжение предстоит Гордону. Переговорил с Патриком о необходимости назначить коменданта адмиралтейства в Воронеже, больно слабый там воевода. Отдал указание произвести набор двух с половиной тысяч молодых и крепких мужчин на три факультета флотской школы, и обеспечить снабжение школы продуктами, кортиками, штуцерами, с новыми пулями и порохом. Послать полк, для охраны верфей, можно тот же Бутырский, где гордон был командиром. Так же набрать офицеров, пока из того, что есть, для контроля над этой толпой. Еще набирать наставников, знакомых с кораблями. Понимаю, что нет таких, но ведь письма за границу никто не отменял?

Все эти мои приказы надо было детализировать и проконтролировать выполнение, вот штаб пусть и работает.

Оставил гордону наброски уставов, надо их причесывать и оформлять для подачи Петру. Порадовало то, что уставы в этом времени уже были, тот же шведский устав, например. Так что было, откуда драть целыми кусками. Поручил это дело Гордону лично. Но все составленное обещал проверять и править, мне устаревшие уставы в новых реалиях войны не нужны. А потом еще и Петр наверняка будет править, вот с ним будет сложнее — надо продумывать железную аргументацию по каждому пункту.

Очередной затык, возник на метрической системе. Калибры орудий, расстояния и прочее были везде указаны в ней. Обещал составить брошюру по мерам весов, объемов и расстояний, а так же соотношение их с уже использующимися единицами. Что и сделал этим же вечером. Подстраиваться под существующие единицы не хотел принципиально. Во-первых, потому, что единиц этих было слишком много, и все они, измеряющие одно и то же, были разные, А во-вторых, обучение в государственных школах метрической системе должно само постепенно привести к переходу на нее.

Следующий день провел опять с Гордоном, и следующий, и так почти неделю, на согласование дел и бумаг. Зато бумаги вылизали довольно качественно, не стыдно Петру будет показывать.

За прошедшую неделю, ничего особого не произошло. Было много приглашений на вечеринки, которые игнорировал, посылая вежливые отказы ссылаясь на государевы дела. Кроме пары вечеринок с офицерами, на которых обсуждали новую флотскую школу, и всех заинтересовавшихся отправлял к Гордону.

Мой командир тайных, отчитался о результатах выпаса послов. Пожалуй, с бригадами убивцев это была моя паранойя, никаких подтверждающих эту версию фактов найдено не было. А вот некоторые оговорки послов указывали на то, что фактории мне дадут, но будут меня там арестовывать совершенно официально, придравшись к мелочи. Но арестовывать будут вместе с судами. Для придания законности этих задумок будут тонкости в договорах. Выводов из этого два. Швеция пока не участвует в этом заговоре, смотрит со стороны и считает, никуда от нее не денусь. А договора с остальными надо смотреть особо тщательно. В случае арестов придется пробиваться с боем. И Петру о такой перспективе надо сказать в первую очередь.

По истечении недели, вечером, пришел вызов от Петра, на утренний прием, он был несколько недоволен, что не спешу к нему с докладом. Всю ночь рисовал красивые планы, а Ермолай переписывал пояснительные записки.

Утром, еще до заутренней, забрал Гордона с бумагами адмиралтейства и проектами уставов. И, после заутренней — стояли под дверями приемного зала государя, не выспавшиеся, но изображающие бодрый вид. Кроме нас приема ожидали масса высших офицеров, государь собирал совещание.

Совещание было скучным. Все, как один, офицеры бравурно отчитывались, что они грудью готовы защищать отечество в период отсутствия государя. Тем более, официально, Петр никуда и не уезжал. В поездку он собрался инкогнито, которое было шито белыми нитками. Все послы, по докладам командира тайных, были в курсе поездки Петра. Однако, политика требовала соблюдения формальностей, и царь не мог официально покидать страну, которая вела войну, ведь мира с османами никто не подписывал.

Не стал портить общего фона, отчитался о могучей азовской флотилии, указав однако, что к боям с османским флотом она будет готова только через год. Победоносным боям, само собой, а если надо просто бой организовать, не интересуясь результатом, то это хоть сейчас, так прямо по льду к османам и поедем.

Самое интересное, моей шутки никто не понял, все покивали, так, мол, и надо. Обалдеть.

Успел ввернуть в конце выступления, что накопились дела по азовской флотилии, требующие личного взгляда государя, и нам была дарована аудиенция после собрания.

Все же Петр на официальных собраниях и Петр на аудиенции — два совершенно разных человека. При личном общении у него пропадают самодержавные нотки и он становиться убеждаем. Наша аудиенция не затянулась, кратко отчитался по делам адмиралтейства, теперь уже говорил, как есть, не для протокола. Правда, о том, что корабли сгноили так и не сказал, стыдно было за идиотов, плюнувших на труд тысяч людей.

Петр долго и любовно расспрашивал про школу и рассматривал планы школы и зданий. Был доволен не меньше, чем от диковин. Но нашел, к чему придраться. Вал надо было другой конфигурации. Не просто забор вокруг школы — а зубчатый, с выступами под орудия, как тут теперь принято. И орудия на вал закатить. Не стал спорить, зубчатый так зубчатый. Петр лично исправлял план школы. На кульмане. Мы с Гордоном молча наблюдали. А у Петра, оказывается, то же есть привычка говорить с самим собой, когда работает, приятный штришок — сближает. Но улыбнуться себе не позволил, мало ли что…

Утвердив все наметки по школе, и написав несколько указов, проекты которые ему подал Патрик, в частности о призыве и о снабжении, сели с Петром обсуждать Уставы.

Пробежав бегло тексты, Петр начал проходить их уже с нами по второму кругу и тщательно.

Первую битву пришлось выдержать по метрической системе. Раньше думал, что Петр не сторонник традиционности — однако, оказалось, что это не так. Основной аргумент — наши деды пользовались, и нам завещали. Намекнул Петру, что рано или поздно к этой системе придем. А так как большинство не грамотное, то им пока все равно чему учиться. Сломался Петр на моем обязательстве, взять на себя расходы по внедрению эталонов мер и весов по всей стране. К сожалению, тогда еще не представлял себе, в какие деньги это выльется.

Вторую битву получил на поле рассыпного строя и лежачей позы. Солдатам было не вместно, лежать в грязи и бегать толпой, да еще и неравномерными перебежками. Однозначной победы не одержал, скорее, были местные успехи. Сошлись на том, что мои предложения выносим отдельным строем, который будет замыкать основные списки построений, выдранные у шведов. Хотя бы так.

127
{"b":"133492","o":1}