ЛитМир - Электронная Библиотека

Пришли минут через сорок, зачем человека зря мучить. Атмосфера в кладовке стала упаднической и безнадежной. Добил наш будущий источник сведений, переливанием из кувшина коричневой жижи в огромную пивную кружку, которые особо ценяться в этом городе и кивнул морпехам, мужественно сопротивляющимся, чтобы не повторить пример толмача. Толмач утирал в углу рот, пытался разогнуться — и на первые слова чистосердечных признаний нашего подозреваемого не реагировал. Пришлось ткнуть его в бок. Надо все же учить языки, плохо тут без них. А если действительно в Норвегию придется уехать?

История убийцы была проста и не замысловата. Он действительно француз и действительно с того корабля. Вышел в город и сильно проигрался, предложили отдать долг быстро и не дорого, наказав другого их должника. Такое развитие событий французу показалось вполне приемлемым. Трактир он назвал, человека описал, моему, проснувшемуся, тайному, только сказал, что тот уже наверняка ушел. Порадовал этого проигравшегося, принюхиваясь к кружке с варевом, что если не вспомнит что-то существенное — прямо сейчас и продолжим, а то гляжу — он отходить от лекарства начал. Даже морпехов передернуло. Француз запел скороговоркой арию, расписывая свой злополучный день по минутам. Пожалуй, трактирщик если и не замешан, то игрока знает — судя по описаниям событий от француза.

Откладываем продолжение разговора на завтра.

Морпехам с тайными ставлю конкретную задачу на ночь — отработка операции «Кавказская пленница». К утру хочу видеть трактирщика у нас, но чтобы он не видел француза, и чтобы никто, из зевак, не видел трактирщика.

Трактир оказался круглосуточным, однако работники в нем были все же не двужильные. Когда сменился описанный трактирщик, и пошел к дому, к сожалению, не в нужную нам сторону — провели весьма сумбурный захват. Все же надо тренироваться. А то даже мне по пальцам дубинкой досталось, зачем было сразу такой толпой запрыгивать? Все же зеленые мы все, со мной во главе. Хорошо хоть доставили наш свежий родник знаний без толпы любопытных за спиной, а то, второй раз стражники ни за что не поверят, что у нас в кладовке просто мышь стошнило.

Родник пришел в себя в комнате с покупками довольно быстро. Толмачь, толкнул речь, по поводу поисков французского матроса, которые привели к трактирщику, и если трактирщик не расскажет всю правду про игрока, мы вынуждены будем вырывать эту правду из него клещами. Что именно еще он сказал трактирщику, целиком на совести толмача, моя фраза была существенно короче. Надо все же учить язык, ведь каждый день это себе повторяю.

Трактирщик решил не искушать судьбу. Правда, он ничего и не знал, кроме корабля игрока. Отправил немедленно тайных на поиск и наблюдение за судном. Сам сел, на кухне, и задумался. Пара гигантских проблем лежала за стенками, еще одна стояла на рейде. Как бы их совместить?

Судно, по рассказу трактирщика голландское, хотя это еще ничего не значит.

Не спалось. Тая заварила чаю, посмотрел на него искоса, не перепутала ли случаем травки, цвет уж больно похож. Но рискнул. Через пару часов вернулся один тайный — корабль на рейде, как они его в этой темноте нашли, не мое дело, велел заворачивать любителя проигрывать в тот же многострадальный половичек, который сегодня уже пару раз побывал в деле, и бегом к шверботу. Бежали растянутой цепью, задача арьергарда обходить стражу. Швербот стоял внутри заграждений, но они делались против больших кораблей, и со сложенной мачтой их пройти можно было легко. Подозрения мы вызвать не могли, в этот час много рыбачьих лодок отчаливает.

Выгребали на веслах, ветер еще только раздумывал, стоит ли сегодня потрудиться, или у него выходной.

Еще час лавировали между судов, пока не проплыли под кормой двухпалубного фрегата, на который еще издали, указал тайный. Пользуясь краткой мертвой зоной, тихонько столкнул сверток в воду и соскользнул сам. Швербот вышел из мертвой зоны, вроде бы не вызвав подозрений. Будут знать, как такие массивные кормовые надстройки городить.

Уже секунд через десять откровенно себя ругал за тупость. Плыть было бешено тяжело. Сам то подготовился, а вот сверток ощутимо тяжелел. Да и вода была холоднее, чем рассчитывал. Надеюсь, сверток держу вверх головой. Спасло мое предприятие только предельно малое расстояние заплыва. После чего, зацепил веревку за массивную петлю руля и подтянул сверток повыше. Вот тут и виси.

Когда швербот прошел под кормой в обратную сторону, думал, не доплыву. Через борт меня перетаскивали, и сразу бросили на дно, накинув сверху бушлаты. Вроде и обратно проскочили без шума. Беспечные они тут. Такой огромный рейд, и поминутно проскальзывающие под бортами лодки — расслабляет, надо будет это учесть.

Плыли, разумеется, не домой, а к французам. Наша импровизация днем может быть раскрыта.

Вот французы бдели — молодцы. Не пришлось долго кричать. Толмач толкнул краткую и заранее оговоренную речь, нам спустили трап, правда, к капитану вели большим конвоем, но вежливо. Капитан задумчиво выслушал нашу историю, как возвращающаяся из красных фонарей компания заметила нескольких матросов, тащивших упирающегося француза, судя по форме и речи. Хотели, было подойти, но матросы уже отчалили на лодке и быстро поплыли воооон к тому фрегату. Пока мы за лодкой сходили, они уже давно на месте были. Вот и решили, поставить в известность французского капитана… Нет, матросов мы не знаем, ни тех ни других… да, узнаем минимум одного. И еще, капитан, их лодка что то у руля делала, может у них там тайник?… Конечно, капитан, поможем с удовольствием. Только мы тут такие же гости, как и вы, и нельзя нам без голландских властей самосуд вершить. Конечно, мы подождем на вашем борту, и с удовольствием принимаем ваше приглашение на кружку вина. Но надеемся, ожидание не затянется, а то наши друзья не поверят, что мы такие гераклы — провели ночь и день в красных фонарях.

Капитан еще выспрашивал подробности, как было дело, но легенда была предельно правдива — рассказывали, как сами тащили убийцу, только все сваливали на неизвестных.

Час ждали служителей закона, все темы уже исчерпали. Наконец вернулась лодка с французскими матросами, голландским офицером с солдатом. Повторили всю историю. Повторили еще раз, уже отвечая на вопросы. Да сколько можно то! Честно признался французу, что уже не рад, проявив сострадание и бдительность. Наконец, поплыли к фрегату. Офицер покричал еще издали, на фрегате засуетились. Мы с толмачом плыли в лодке с французом, несколькими его матросами и офицером, а солдат плыл с морпехами на нашей лодке.

Переговоры офицера с командой фрегата были успешны, нам спустили трап.

На борту стояли плотной кучкой у фальшборта, лично мне — тут не нравилось, и прикидывал, насколько быстро смогу перепрыгнуть через борт в воду.

Наш офицер вопрошал, команда отнекивалась, все как задумывалось. Нас спросили, узнаем ли мы кого из команды. Под описание никто не подходил, и мы синхронно покрутили головами, а толмачь, еще и длинной фразой разразился.

Француз подошел к офицеру и кратко с ним переговорил. Офицер прошел на корму и свесился вниз. Ничего то ты так не увидишь. Офицер видимо это то же понял и покричал солдату, еще и толмачу пришлось покричать. Лодка с морпехами заплыла под корму, и через некоторое время оттуда солдат разразился целой речью. Пожалуй, процесс пошел.

Наша лодка вернулась к трапу, солдат на ходу распаковывал сверток. Матросы, оставшиеся во французской лодке разразились криками. Буквально через пять минут все кричали друг на друга. Ощутил себя лишним, на этом празднике жизни. И прижался еще ближе к фальшборту.

О! А вот и оригинал описания появился. Он на этом корабле явно не матрос. Толкнул яростно орущего француза локтем, и когда он посмотрел на меня бешенными глазами — кивнул в сторону вновь прибывшего. На короткий вопрос француза так же коротко ответил толмач.

Накал страстей подскочил на порядок, по трапу поднимались оставшиеся в лодке французы — дело пахло порохом, но все никак не могло начаться. Они что? Решили покричать и успокоиться? Придется опять становиться детонатором. Продел пальцы в свой любимый кованный успокоитель, еще и свинцом залитый, и был готов начать, только выбирал момент.

137
{"b":"133492","o":1}