ЛитМир - Электронная Библиотека

Уехать сразу после высадки — не получилось. Получилось только Орла отослать.

Вечером была чопорная английская пьянка, быстро перешедшая в русскую. Конечно, нас поздравляли, конечно, пришлось много рассказывать, как было дело. Ну, поймете вы свои ошибки, и что дальше? Без такого же Орла — совершите другие ошибки. А построить Орлов у вас быстро не получиться. Да и в этом случае мы будем просто в паритете.

То, что Англичане мыслили со мной параллельно, сказал тот факт, что Петру предложили выгодный заказ на постройку Орлов. И цену предлагали очень солидную, почти три себестоимости. Заказ сразу на десяток судов. Петр, благоразумно не стал отказываться, но и не обещал сразу, сослался, что все верфи пока заняты строительством. И под это дело переключился на поддержку действий Росси против Османов на Черном море Англией. Не военной поддержки просил, а политической — это особо порадовало, но дальше пошли уже не интересные мне политические игры. Кстати, пушек англичанам никто не обещал, вообще никаких, ни новой модификации, ни тем более старой.

До Лондона добрались только через два дня.

Утром пришел к Исааку без приглашения — попрощаться. Принес фотоаппарат с лабораторией в подарок. Нужен был повод для долгого и основательного разговора. А придумать более долгое дело, чем обучение фотографии — быстро не сумел.

Вот под эти беседы о принципах фотографии, а так же ее перспективах, и доламывал упрямого старика. Доломал. Правда, учить русский он не захотел. Ничего, никуда не денется в языковой среде, а преподавать ему пока и не обязательно. Поехали к Петру, пока Исаак не передумал — контракт они будут заключать на государственную службу.

Присутствовал при подписании, гордился собой — не зря потрачены почти четыре тысячи талеров для подкупа и раздувания слухов. Надеюсь, реформа денежной системы, проведенная таким зубром, позволит России подойти к войнам и промышленной революции в нужной форме. А то покупательная способность населения слишком низкая, им никаких новинок не продать, косы — и то с трудом покупают.

Простился с Петром и посольством. Больше меня тут ничего не держит, а Азов зовет.

Петру император подарил отличную яхту, так что государь и сам обратно до Голландии доберется. А там у него еще Вена по плану, потом в Венецию, оставшихся курсантов пристраивать — так что еще год могут гулять по Европе запросто. У меня столько времени нет.

Длинными галсами, Орел лавировался по Ла-Маншу, выходя в Атлантический океан. Впереди был Гибралтар, и прорыв по Босфору в Черное море.

Длинные волны укачивали малютку Орла, как любящая мать. Море улыбалось солнцем и хорошей погодой.

* * *

Конец второй недели каботажа. Команда устала, но настроение у всех бодрое, погода продолжает нас баловать. За это время ничего интересного, кроме детально проработанных диковин, не случилось. Несколько фрегатов, пытавшихся перехватить Орла — были нам малоинтересны, и мы не стали знакомиться с ними поближе. Фрегаты, повисев на нашем хвосте, решали, что и им не очень то интересно, и шли проверять прибрежные шхеры Испании, на предмет жирных купцов. Тратить на них снаряды — посчитал расточительством, но обещал команде, что пострелять нам еще придется от души. В Черное море нас так просто — никто не пропустит, и увернуться в узком Босфоре будет сложно.

Проход через Гибралтар подгадывал на раннее утро, когда ночная мгла еще скрывает судно, идущее широким проливом, но уже видно, что делается впереди. Лоцию Гибралтара никогда не изучал, только читал отчеты яхтеров, ходивших этим проливом, так что налететь на рифы особо не боялся, скорее, опасался нарваться на большую эскадру.

Миновав пролив, и несколько расслабившись, нарвались на небольшую эскадру, занятую делом. Несколько фрегатов планомерно шинковали галеон. Флагов демонстрировать никто не собирался, так что — кто есть кто, было не понять. Решил, что не наше это дело, и начал прижиматься к испанскому берегу.

Не тут то было. Пара фрегатов, отделившись от вяло бухающей залпами баталии, видимо, решив, что галеон от них никуда не денется — пошли на перерез Орлу. Тяжело вздохнул. Уйти то мы можем, но в радиусе залпа фрегатов пройдем обязательно, и шальное ядро, залетевшее в трюм, полный фугасных выстрелов… Брррр. Живо представил эту картину и скомандовал — к бою.

Пока расчехляли башни, жаловался самому себе на испорченный день. День зарождался прекрасный, чистое голубое небо, пока еще глубокого синего цвета, ровная волна и нежный восточный ветерок метра четыре. В такой день надо лежать на пляже или рассекать вдоль берега на «Торнадо» а не заниматься зачисткой акватории. Мне же потом и галеон топить придется. Любопытно все же, кто тут кого грабит? На слове грабит, в контексте галеона задумался. Деньги мне то же нужны.

Что можно сказать о бое, если у тебя подавляющее преимущество, о котором противник не знает? Мясорубка, это еще мягко сказано. Два фрегата шли на абордаж, перед которым решили сделать по залпу картечи. Все их намеренья были написаны на парусах и в суете пушкарей. Велел заряжать шимозой и ждать команды. Правая передняя башня работает по головному, правая задняя по ведомому. Даже уваливаться не стали, создав фрегатам, идеальные условия абордажа, при этом, делая вид, что всеми силами убегаем.

Дождался начала поворота фрегатов бортами, как обычно, на пистолетном выстреле. И махнул дежурным у башни.

Уже через несколько секунд, яростно обзывал себя идиотом, и кричал к повороту. Вы никогда не пробовали стрелять в пороховую бочку стоя рядом с ней? А мне вот, довелось. Еще раз — идиот!

Пожалуй, нашим спасителем можно считать галеон. Уж не знаю, сколько времени они тут ядрами кидались, но фрегаты взорвались достаточно скромно, порвав нам паруса и повредив такелаж. Корпус остался цел. Вот теперь было сложно. Клипер, из стремительного гонщика превратился в инвалида, ковыляющего на нескольких парусах к месту основного боя. Поднимать запасные комплекты опасался — поврежденный такелаж и не обследованные, на предмет трещин, мачты — прежнего доверия не внушали.

Зато взрывы фрегатов, внушили нападающим мысль, что наша маленькая шхуна опаснее галеона, но, к счастью, их мысль не пошла дальше — вместо быстрого убегания, они решили пристрелить наглую малявку. Хорошо, что не убегали, а то мне теперь и галеон то не догнать будет. Велел открывать огонь с пятисот метров, надеюсь, канониры набрались опыта за два года.

Самым сложным оказался последний, третий, фрегат. Его командир обладал прекрасным чувством самосохранения, и его достали с трудом, уже ближе к полутора километровой, и быстро увеличивающейся, дистанции, скорее везеньем, чем мастерством.

Велел сделать несколько залпов шрапнелью, по горящим судам. Неприятно, но куда деваться — море тут теплое, оно за меня работу делать не будет, если только не приманить местных чистильщиков.

Потихоньку подходили к галеону. Так и не решил, что с ним делать. С одной стороны, добыча и свидетель, а с другой — помог он нам, хоть и опосредованно.

Галеон так же, опасливо присматривался к нам открытыми пушечными портами левого борта, но пока не торопил события. Решил ждать дальнейшего развития, приказав канонирам стрелять сразу, после первого же залпа галеона. Потом подумал, и отменил приказ — будут стрелять только по моему приказу. Вспомнилось, как нас с Петром корабли и форты приветствовали пушечными залпами, а вдруг и тут поприветствуют, нехорошо получиться может.

Галеон молчал, не проявляя признаков агрессии, но и не идя на сближение. Отчего бы ни побеседовать? Велел поднять русский флаг и вымпел ганзейцев — по потенциальным водам противников мы шли инкогнито, от Петра набрался.

Галеон закрыл пушечные порты. И поднял красный флаг с белым крестом — еще бы знать, кого он обозначает. На швейцарский флаг похож, но у них, ведь нет выходов к морю, да и не известно, существует ли она. Ну да ладно, на месте разберемся.

143
{"b":"133492","o":1}