ЛитМир - Электронная Библиотека

Далее, сам Константинополь, в котором так же интересует только европейская часть, точнее две части одного города, разделенные проливом Золотой Рог. Но про него разговор отдельный.

Далее, в десяти километрах от Константинополя будет большая крепость Румелихисар, простреливающая восемь сотен метров пролива перед ней. И единственный ее недостаток, что османы слишком торопились, и выстроили ее за четыре месяца — так что качество стройки было плохим, что показало одно из землетрясений, развалившее часть крепости. Но, тем не менее, и ее нельзя сбрасывать со счетов, как и крепость Хисары напротив нее, построенную еще в век катапульт, но способную кусаться.

Ну и на выходе из Босфора — последняя крепость Йорос, контролирующая Босфор со стороны Черного моря. Она там, скорее, для защиты рейда, чем для сдерживания судов, так как четыре километра пролива в этом месте прострелить сложно. Достоинством этой маленькой крепости можно считать высокий холм, на котором она стоит. Но с моря ее будет не достать.

Сам пролив заселен слабо, за исключением предместий Константинополя. Сказывается крутой нрав пролива и плохие дороги.

Таким образом, задача сводиться к захвату четырех крепостей и уничтожению трех. Обалдеть. Однако, османы, в свое время, с этим справились.

Усложняющим фактором была османская артиллерия, стволы многих пушек имели, чуть ли не метр в диаметре, правда и стреляли редко, если раз в час выстрелит — уже хорошо. Средние и мелкие калибры были и то опаснее.

Брать такие крепости в лоб, было дохлым делом, но с другой стороны — попав в такую крепость можно было очень долго держать в ней оборону.

По оценке магистра, гарнизон Константинополя будет не меньше десяти тысяч, плюс еще не известно сколько ирригуляров. В случае, если основные силы отправят на усиление Керчи, то гарнизону рассчитывать на скорую подмогу не приходиться. Более того, в этом случае гарнизон могут и сократить, оставив гвардию. А в случае удачного захвата Константинополя, есть вполне реальный шанс на взрывы в провинциях османов, которые давно хотят самостоятельности, что свяжет силы империи еще больше. В дальнейшем обязательно нужно провести операции зачистки городов береговой линии. Для раздувания общей смуты. Но это уже дело туманного будущего.

Это все при условии, что войска из Керчи, не менее двенадцати-пятнадцати тысяч, сгинут в Черном море. И при условии, что нам удастся прорваться сквозь артиллерийскую завесу, которая станет основной линией обороны Константинополя, и миновать хотя бы первую стену. Вот и ставил себе задачу, найти способ пройти стены и покрошить массу защитников еще до боя.

Вариант штурма виделся только один — взрывать и сжигать. Причем, сжигать рыцари умели давно, используя для этого деревянные колеса с намотанным на них тряпьем, пропитанным маслом с порохом — по их заверениям — горело адским огнем. Ну а взрывать — с этим надо экспериментировать. И еще надо экспериментировать — метать и взрывать. Метатели, это отдельная история.

Имея некоторое представление о галерах, мне с трудом верилось, что когда-либо тут стояли всяческие требюшеты и онагры — во-первых, по другим кораблям с качающейся галеры они попадут, только если сам Посейдон будет подправлять летящий булыжник. Во вторых, большой булыжник швырнуть далеко — дело очень не простое, и места для сложного инженерного устройства на галере просто нет. Да и крупный метатель на носу это тот еще флюгер, который будет постоянно разворачивать галеру поперек волны, а при выстреле еще и пытаться опрокинуть валкое судно. В связи с этим, искренне считал басни про метательные машины на галерах — простыми баснями, да и археологи вроде ничего так и не накопали, а делали, вместо этого, макеты — утверждая, что вот такие они и были, но только сгнили. Ага, арбалеты почему-то не сгнили, а все метатели рассыпались прахом.

А тетива или торсион? Эти ученые, с пеной у рта доказывающие наличие на галерах морских метателей — имеют представление о воздействии морской воды? А запас камней?

Единственное, во что могу поверить, это большие крепостные арбалеты. Да и то не вижу в них особой эффективности. Ну, пальнули, ну воткнулась стрела в борт противнику, даже если она горела и не погасла по дороге. И что? Сожжет галеру? Дудки, со скорострельностью тяжелых арбалетов — это только повод отвлечь кого-то из команды противника на десяток секунд — что бы он зачерпнул воды и вылил на стрелу. Десяток лучников будут существенно эффективнее.

Одним словом, нужен метатель, метнуть пуд-другой пороху по неподвижной крепости, но реальный, а не фантастическая метательная машина античности.

Миномет подошел бы идеально, но сделать к нему снаряды, да и его самого, на Мальте не видел возможности, походил тут уже по мастерским.

А вот вставлять заряд на палке в пищаль, что бы она его метнула — попробовать можно. Только выползают два неизвестных фактора — разорвет ли пищаль от такой нагрузки и выдержит ли бочонок нагрузку при выстреле.

Магистр обещал поспособствовать, и отвел в арсенал.

Арсенал мальтийцев это сказка для молодых мужчин. Хотелось за все подержаться и помахать всем по очереди. Но сделал из себя опытного морского волка и только лениво кивал на гордые пояснения магистра и захлебывающийся от эйфории перевод толмача.

Дошли до огнебоя.

Длинный сводчатый коридор, с полом, уставленным малокалиберными пушками, через которые приходилось перешагивать, привел нас в большой зал, С массивными стеллажами по стенам, на которых лежало огнестрелов на небольшую армию.

Магистр подвел к стеллажу, содержимое которого лишний раз подтверждало прижимистость гроссмейстера. Видимо, на эти пищали все уже давно плюнули, но выкинуть было жалко. Велел, сопровождающей нас тройке морпехов, брать что дают, по паре на брата. Посмотрев на их мучения — уточнил по паре братьев на штуку, и добавил к морпехам переводчика, не все же ему языком работать — пусть теперь хрипит перевод из-под пищали.

Еще одна дверь привела нас в местную крюйт-камеру. Сразу захотелось закурить. Такого! Еще никогда не видел. Порох тут лежал не килограммами, а тоннами. Причем, по заверению магистра, это был один из четырех арсеналов.

Пожалуй, план взрывать и сжигать начинает приобретать реальные очертания.

На обратном пути, надрываясь под весом бочонков с порохом, мысленно прокручивал, соотношения импульсов обычной полста граммовой пули пищали вылетающей примерно с пистолетной скоростью, и десяти килограммового бочонка пороха, которые почему-то все больше тяжелели, по мере их переноски. А нести пришлось далеко, в крепости такие эксперименты магистром не одобрялись. А потом еще и возвращаться для сбора инвентаря.

Вернулись на полигон уже после обеда, отягощенные веревками, палками, инструментом и пустыми бочонками, которые пришлось покупать — мастера желали нам победы, но трудиться на нее бесплатно не собирались.

Метатель был предельно прост. Пищаль, вместе с бревном, к которому она была прикручена стальными полосами, установили примерно градусов под сорок с хвостиком, на две толстые слеги, перевязанные буквой «Х». И даже прикопали это сооружение.

Подстругали несколько палок, что бы входили в ствол и примотали к ним с одной стороны тренировочный чурбак, с другой намотали пыж.

Попробовали с маленьким зарядом пороха. Запалив короткий фитиль в запальном отверстии, и разбежавшись, кто куда. Чурбак выплюнуло, и он, кувыркаясь, отлетел метров на десять. «Маловато» — сказал себе, живо вспоминая аптекаря из «Неуловимых мстителей». Освидетельствованный чурбак согласился поучаствовать в эксперименте еще раз, а вот палку пришлось менять.

К вечеру результаты были обнадеживающие. Ценой убийства двух экспериментальных бочонков с землей и разрыва одной пищали — сделали вывод, что метнуть пуд пороха можем метров на 50–60 по высокой траектории, примерно метров в 20 в верхней точке. Слабовато конечно, но через стену перебросит, и то ладно.

На следующий день принесли еще пищалей, которые гроссмейстер отдавал без душевных мук, и еще пороху, который у магистра приходилось, чуть ли не отбирать. Зато пригласили его на испытания.

147
{"b":"133492","o":1}