ЛитМир - Электронная Библиотека

Ночью снова жег свечи в каморке на Орле, и пытался придумать, как еще можно облегчить дело, и перевести его из разряда безнадежного в разряд трудновыполнимого.

Флот у нас будет иметь преимущество, по крайней мере, на это надеюсь. Стены крепостей мы развалим брандерами, и проредим защитников бомбами и гранатами. Только хватит ли этого?

Рисовал и зачеркивал варианты, особо остро чувствуя недостаток знаний и веществ, вместе со способами их добыть. Бросил это занятие, дойдя до откровенной ереси, типа соляной бомбы и масляного огнемета.

В конце концов — у рыцарей есть несокрушимое, как они говорят, оружие — их вера и благословение. Будем надеяться, что этого хватит.

Теперь занимался каждое утро подстегиванием работ с арсеналом, старался углядеть брак в готовых изделиях, хотя риск не срабатывания все равно оставался.

Рыцари строили планы, кто, куда бежит после проломов, что захватывает и в кого после этого, стреляет из захваченного. Не лез в это дело, готовил брандеры. Основной идеей было, лодочку поменьше, бревна подлиннее. Но что бы справилась с большим весом бомбы и еще большим весом балласта — из этого и отбирали самые мелкие галеры, форсировали парусами и загружали балластом, для остойчивости, и особенно корму, для противовеса бомбе. На морское путешествие эти малютки не претендовали, повезем их поднятыми на борта крупных судов — по этому мореходность волновала мало, достаточно затянуть носовую часть открытой палубы парусиной, что бы малютка с честью прошла свой последний путь, даже по большой волне. Немного подумал, и видоизменил план, попросил покрасить паруса брандеров в черный цвет, чем угодно, хоть сажей на масле, эти паруса полинять не успеют. Получилось одиннадцать брандеров, достаточно уверенно разгоняющихся и держащихся на волне. Тестировал каждый, и каждой команде показывал, как устанавливать взрыватель и как лучше пережить взрыв, будучи в воде.

За две недели Орден собрал около тысячи рыцарей и чуть более семи тысяч солдат. При этом, моряки на галерах, из которых в основном и состоял флот Ордена, в этот список не входили, хотя так же были боевым соединением, внушительного числа. На больших галерах, по пять десятков весел и по шесть человек на весле — так что еще около десяти тысяч моряков могли пойти на штурм, в прорыв, пробитый солдатами.

Подготовку брандеров, десанта и флота — закончили почти одновременно, в интервале двух дней. Теперь ждали только команды на отправление и лихорадочно продолжали делать боеприпасы.

Метатели установили по три на восемнадцать малых галер, так как по плану они пойдут в первом эшелоне. Более чем на пару залпов рассчитывать не приходилось. Но если они удадутся, то встречать солдат за стенами будет просто некому. Более того, судя по обширным клубам дыма от бомб — применять против прорвавшихся солдат ружья и пушки можно будет только на ощупь. Что орденцев, предпочитающих холодное оружие, вполне устраивало.

Седьмого мая, случилось совершенно нежданное событие. От Сицилии прибыл корабль, доставивший на Мальту русское посольство, во главе с боярином Шереметьевым, приехавшим сюда прямиком из Рима, от римского папы Иннокентия двенадцатого по поручению Петра, занимавшегося налаживанием дружеских отношений. Посчитал это перстом судьбы и целый день вводил посла и порученца Петра в курс дел. Отговорил его немедленно писать письмо Петру, о намечающейся операции, опасаясь утечки сведений. Пусть пока все считают, что мы идем на Триполи. Хотя многие уже начали удивляться — тех тысяч килограмм пороха, которые мы заготовили в виде бомб и гранат, хватит разнести всю крепость Триполи на красивый белый песочек. При этом боеприпасы продолжали исступленно делать и грузить на суда, видимо получая удовольствие от самого процесса.

А на следующий день был большой молебен в церкви святого Иоанна Предтечи. Вел его, как и положено, гроссмейстер, стоявший на возвышении, под балдахином. Только при виде этой парадной картины, до меня дошел весь комизм и трагизм ситуации — они же тут ВСЕ священники, даже если и не все, от этого не легче. Мама моя, как попал то!

Мне выдали место рядом с гроссмейстером, очень почетное, оббитое ковриком и с симпатичными подушечками под колени.

Мало того, что магистр, слишком долго испрашивал благословения — ноги затекли от непривычной позы. Так еще, после этого, торжественной процессией с песнопениями, вынесли из храма засушенную руку святого Великого Пророка Предтечи и Крестителя Господня Иоанна, и сподобились все ее целовать. Обалдеть. Теперь мы действительно готовы идти куда угодно.

Шереметьев с посольством шел с нами, его даже уговаривать не пришлось, он сам горел желанием. Только предупредил его, что общаться нам будет некогда, и договорился с гроссмейстером, о месте для посольства на его галере. Пусть знакомятся поближе.

В первой декаде мая флот Ордена, в составе около шестидесяти крупных судов и галер вышел в Ионическое море, сопровождаемый целой тучей мелких судов и суденышек, держа курс на пролив Андикитира, до которого было около девятисот километров.

Тая весь путь рассказывала о порядках в госпиталях ордена. Рассказывала с воодушевлением, сравнимым только с ее же рассказами о профессоре в Амстердаме. Рыцари действительно были молодцы, уже применяли стерилизацию и специальное кормление больных. Причем сам орденец, ухаживающий за больными, мог питаться гораздо хуже своих пациентов. Надо будет заманить орденцев в Московскую Академию. Пусть ведут занятия, и практику, на военном и медицинском потоках. Порекомендовал Тае написать подробный отчет о госпитале ордена, со всеми нюансами. Лишним не будет.

В свое время обозы мне продемонстрировали, что такое медленно на земле — теперь, стал счастливым обладателем знания, что такое медленно на море. Пешеход мог вполне угнаться за нашей стремительной эскадрой, для которой внезапность была основным козырем. Пришлось принимать меры, и ходить кругами вокруг плотной группы флота, с сожалением уничтожая все плавсредства, попадающиеся на глаза. Мой долг перед совестью несколько возрос, и с некоторым страхом представлял, что будет, когда мы войдем в густо населенное Эгейское море.

Пройдя пролив, нос к носу столкнулись с крупной эскадрой османов — очень похоже, клюнувших на слухи об атаке на Триполи и собранных крупных силах Ордена.

Встреча не была неожиданной, днем наши флоты скрывать сложновато. Но у нас было преимущество, ветер поддувал с севера, прижимая разогнавшуюся эскадру османов к нашим боевым порядкам. Правда, был бы ветер южным, и тут бы нашел себе преимущество.

Стрельбу начали без предупредительных выстрелов и предложений сдаваться, боевые флоты молча и с азартом принялись за единственную работу, для которой их создавали.

Согласовывать план битвы было некогда, да и связи с магистром все равно нет. А флоты шли друг на друга, как набычившиеся боксеры, уже не слушающие рефери.

У Османов есть преимущество в артиллерии, в то время как рыцари больше полагались на абордаж. Значит, моя задача, максимально усложнить стрельбу османов, сделать это можно, не давая развернуть им походный строй — при плотно стоящих кораблях с галерами между ними, стрельба османам обойдется себе дороже.

Вывалился из строя, выходя еще больше под ветер, куда по логике должны будут скатываться отстрелявшиеся суда османов и велел открывать огонь левым бортом по десять выстрелов со ствола, потом смена бортов, чистка стрелявших пушек и отработка по османам свежим бортом.

Первый раз видел в живую, а не на картинках, схватку флотов. Страшное зрелище. Промахи одних, складывались с промахами других, и в результате вся акватория кипела фонтанами. Никакой логики в этом кипении уже было не найти, и уклоняться бессмысленно, попадешь под чужой промах. Орел благоразумно держался сбоку основной баталии, собирая обильную жатву и не давая флоту османов рассредоточиться и маневрировать. Любое судно уходящее под ветер расстреливали в первую очередь, а выходить на ветер османы быстро не могли, вот и получился Орел в виде загонщика, сбивающего в плотную кучу отару.

149
{"b":"133492","o":1}