ЛитМир - Электронная Библиотека

Первые галеры преодолели зону фонтанов и вклинились в плотные ряды османов — галеры в походе и галеры в бою, показывали принципиально разные скорости. Под огнем они чуть ли не быстрее Орла двигаться начали. Пришлось переносить огонь на арьергард флота османов, продолжая выбивать и суда, пытающиеся разомкнуть строй.

Так, двигаясь параллельно баталии, под ветром, Орел достиг замыкающих кораблей, и принялся с новой силой сокращать и без того уже не очень большой османский флот.

Схватка была настолько скоротечной, что пристреляться по Орлу никто не успел. Да и дистанцию мы держали благоразумную. Беспорядочные фонтаны между нами и баталией скорее мешали канонирам целиться, чем были реально опасны. А вот расход снарядов меня насторожил — такими темпами мы долго не протянем, а у нас еще несколько боев впереди. Приказал перейти на одиночные выстрелы, в основном по вываливающимся из строя, и сокращающими с нами дистанцию. После этого только один раз перешли на максимальный темп стрельбы, когда сразу три османа, плотной группой, пошли на наш перехват. Сражение на этом можно было считать оконченным.

Рыцари добивали матросов и десант, на тех немногих кораблях, которые держались на плаву. К каждому такому судну прилеплялись минимум по две-три галеры с моряками и десантом — перевес был значительный. Да еще они и палубы противника обработали гранатами. Кроме того, рыцари сильны именно в таких схватках, огнебой был их слабой стороной.

Еще три часа подводили итоги. Орден потерял три крупные галеры и четыре мелких. Вместе с одной крупной галерой потеряли один брандер. Посольство, к счастью, не потеряли. Про количество погибших даже не стал спрашивать. Приобрели один фрегат, и пять галиотов, которые уже осваивали призовые команды с десантом, частично выловленным из воды, частично пересаженный с других кораблей. Османские суда пойдут нашим авангардом, лишние пара минут неразберихи могут спасти много жизней.

До Геллеспонта оставалось чуть меньше семисот километров — просил не экономить силы и идти как можно быстрее. На этот раз галеры ордена оказались быстрее их же толстопузых парусников, с трудом поднимающихся на ветер, который, к счастью, заходил все больше на запад.

Отстреливать суда в Эгейском море становилось бессмысленной тратой снарядов. С массой мелких населенных островков все равно ничего было не сделать. Оставалось только выжимать все, на что способна наша эскадра.

Однако, чем дальше, тем больше сомневался во внезапности. Значит надо уменьшить точность стрельбы крепости. Остается, подгадать атаку к «собачьему часу» — ведь прожекторов тут нет, а неприцельная стрельба крепости, даже их сумасшедшими калибрами, все же будет не такой страшной.

И все равно, даже поздней ночью, Дарданеллы встретили нас пушечными залпами, четко показывая, что нам тут не рады, а заодно демонстрируя дальность стрельбы, за что им отдельное спасибо. Огонь был заградительный, целиться, как и предполагал, им было сложно. А вот для нас они обозначали свои позиции яркими вспышками, еще некоторое время оставляющие засветку на сетчатке глаз.

Из дальних рядов нашего флота начал разгон брандер, спеша на свой подвиг. Рулевому было сказано прыгать метрах в ста от стены, надеюсь, выживет.

Орел встал за пределами дистанции, обозначенной крепостью, и начал расстреливать зубцы первой стены, угадываемые при вспышках, шрапнелью. Шимозу приказал беречь. Шрапнелью получилось даже лучше, чем ожидал. Канониры быстро приспособились, класть разрывы над зубцами, и артиллерийская завеса крепости несколько поредела. Видя ослабление обстрела, начали разгон галеры, стремясь доставить первые экипажи десанта сразу после брандеров. Пришлось усилить обстрел. Орел теперь вертелся как медленный волчок, скатываясь и поднимаясь по течению. Отстреливая серии обоими бортами и прочищая пушки.

Брандер достиг стены, его самого было, практически не видно издали, но под стенами он стал, различим для защитников. Со стен ударили ружейные выстрелы, но это уже не остановило страшного взрыва — проломившего в стене значительный проход.

Звуковой удар ощущался даже с нашего места, и было не удивительно, что артиллерия османов замолчала — крепость небольшая, под ударную волну попали практически все.

В этой звенящей в ушах тишине к стенам подошли галеры первой волны, дружно рявкнув метателями, и разорвав тишину чередой взрывов за стеной и поднимающимися над ней клубами дыма, подсвечиваемого снизу красноватыми сполохами.

И вот в это марево, устремился десант — судя по нарастающим звукам рукопашного боя. Обстрел стен пришлось прекратить. Но сами стены уже не огрызались, и вторая волна галер прошла свободно. А вот с противоположной стороны пролива попытались огрызнуться стены азиатского форта. Может даже и попали куда то, но только не по нам.

Большие корабли в десанте не участвовали, боялись посадить их на мель под жерлами пушек. Теперь с них перегружали десант на освободившиеся галеры. И спускали еще один брандер. Шла подготовка ко второму дублю.

Через некоторое время между зубцами стен замелькали люди, в отблесках факелов.

Можно переходить ко второй части, подмоги тут, похоже, не надо.

Новая партия десанта заскользила через пролив, преодолевая полтора километра, отделяющие нас от новой битвы, разыгранной по тому же сценарию. Только этот форт планировали разрушить, взорвав его же артиллерию. Так что орденцы будут возиться до утра. От места побоища, до Галиполи меньше пятидесяти километров, и такие взрывы вполне могли услышать. Орел не стал дожидаться окончания резни и со всеми крупными кораблями осторожно двинулся к Мраморному морю, закупорить пролив. Пока все шло по плану.

Утро выдалось ясное и ветреное, самая парусная погода. Рассматривал в бинокль город и порт. Крепость производила очень солидное впечатление, и прикрывала порт вполне надежно. Без дырок в бортах не подобраться. И брандером ее не взять.

Точнее, Орел может расстрелять порт издали, но слишком большой расход снарядов. Калибр маловат.

Порт был полон небольших кораблей. По рассказу гроссмейстера, Галиполи утерял статус первой верфи и порта, после развития Константинополя. И теперь специализируется в основном на небольших одно и двух мачтовых суденышках и галерах.

Военный флот себя не проявлял, не выходя из-под прикрытия береговой артиллерии. Надо было на одном Орле подойти, тогда бы наверняка выманили, а на такую толпу кораблей вылезать дураков не нашлось. А жаль.

Время уходило, собирать совещание было некогда, и орденцы рискнули. Несколько малых галер-метателей начали интенсивный разгон, так, что за их кормой образовались буруны, в сторону порта. Обгоняя даже Орла, вышедшего им на прикрытие. Посчитав вопрос со штурмом решенным, Орел сделал пристрелочный выстрел по форту, прикрывающему порт. Не столько в надежде подавить шрапнелью орудия, сколько спровоцировать форт на ответный залп с заведомым недолетом. Провокация удалась только после залпа шимозой — тут уже у пушкарей сдали нервы. Галеры еще больше надавили на волну, стремясь воспользоваться короткой паузой перезарядки. Но в помощь форту ударили корабли с рейда, успевшие спокойно развернуться и приготовиться. Первый их залп был не очень опасен, они еще не пристрелялись. А не дать им пристреляться во втором залпе, стала уже задача Орла. Левым бортом продолжавшего выцеливать форт, и изредка класть в него снаряды, а правым бортом начавший отстрел плотной группы кораблей, стоявших ближе всего на рейде. Канониры молодцы. Обеспечивали с восьмисот метров стабильно одно попадание из четырех по неподвижным целям. Одного попадания считали достаточным и переносили огонь на соседние цели. Цели ответили стрельбой вразнобой, уже не столько по галерам, сколько по Орлу, хотя дистанция была еще великовата. Бухта закипела беспорядочными фонтанами, на которые не обращал внимания, мелковат у кораблей калибр, вот если от форта прилетит, тогда, скорее всего, пойдем ко дну.

Форт выстрелил еще раз. На этот раз накрыл. И почему-то, снова Орла, нет, чтобы по галерам целится!

150
{"b":"133492","o":1}