ЛитМир - Электронная Библиотека

Как говорят — «Война войной, а обед по расписанию». Команда перекусывала, где придется, в основном, полулежа на тех же местах, где и сидели. Боцман вцепился в штурвал, так, что его теперь и не отклеить, и мурлыкал один и тот де куплет, даже не замечая этого, и при этом безбожно врал мотив. Но поправлять его не хотелось, вообще ничего не хотелось. Стоял на корме, скорее висел на планшире, и смотрел на преследователей, которых не собирался даже подпускать на наш выстрел, серьезно опасаясь за маневренность Орла. Теперь знаю, что такое настоящий бой, и знаю, как можно поймать Орла — но никому не расскажу.

Когда из горловины пролива вышли, друг за другом пять линейных кораблей и под два десятка всяческой мелочи, первая мысль была — сматывать удочки. Вторая, что у нас не хватит снарядов. И третья мысль припечатала все остальное — большая дорога начинается с первого шага.

Мы не стали топить линейные корабли, слишком большой расход снарядов. Мы их сжигали, добиваясь одного или двух попаданий в корму, и оставляли этих монстров долго и медленно разгораться. А кому не хватало, делали подход на бис. Все остальное время мы просто убегали, отстреливая мелочь, которая пыталась подходить к проломам и затыкать их своими абордажными партиями. Так нас и поймали, на живца. И именно тут хорошо помогли пушкари со стен, чтоб у них руки выпрямились. Эта четверка за нами — почти последние, кто-то еще ушел по Босфору в Черное море, султан со свитой и мулатками то же наверняка отчалил еще утром, и наверняка забрал для охраны своей священной особы самые боеспособные корабли и янычар, облегчив работу и мне и Ордену. Но османы показали себя достойными воинами. Совершенно по другому представлял себе турок, как все же меняет людей время и торговля.

Орел убегал, постепенно приходя в себя. Команда полезла на ванты, менять порванные паруса на свеже заштопанные. Канониры уже устраивались в башнях, а заряжающие покрикивали вниз, в зарядный люк, обсуждая подачу снарядов. Близилось время поворота.

Через три часа Орел осторожно входил в горло пролива. Со стен приветственно махали несколько человек, кто именно, не разобрать, но вряд ли османы. Шли в бухту, проверить и при необходимости зачистить, и такая необходимость явно была. Перед нами опустили цепи, перегораживающие бухту у самого пролива, и Орел плавно двинулся в шести километровый обход своих новых владений.

Бой внутри Константинополя еще продолжался, но уже переместился ближе к центру и стал вялым, надеюсь, это выдохлись османы, а не рыцари.

Со стен города, выходящих на Мраморное море активно била артиллерия, била куда то внутрь города. Со стен выходящих на пролив редко били пушки по любой лодлчке, пытающейся переплыть пролив. До азиатской части города, на той стороне пролива, до которой было около двух километров, пушки, к сожалению, не достреливали. А со стен отделяющих город от бухты часто били пушки через залив, накрывая кварталы города, находящихся за Золотым Рогом. Там разгорались пожары и слышались звуки еще одного боя. Вот этот бой был яростным, и заканчиваться не собирался, аккомпанируя себе частыми взрывами гранат и ружейной стрельбой. Похоже, шла битва за арсеналы адмиралтейства, и стрелять туда шимозой было черевато.

Орел двинулся вдоль бухты, провожая стволами орудий любое движение на берегу, изредка выплевывая в ту сторону снаряды со шрапнелью. Бухта была полна мелкими и крупными кораблями торговцев, которые не успели уйти в начале боя, в основном, потому что их команды были в городе. Теперь корабли тихо дожидались окончания набега, как они считали. Правда, один торговец решил заслужить милость султана, своим подвигом. Примерно так и предполагал, и канонирам с дежурными был отдан заранее четкий приказ — корабль с открытыми портами враг, корабль, на палубе которого у пушек суета, враг, корабль, снимающийся с якорей или распускающий паруса, враг. Одного пожара в бухте вполне хватило, для расстановки акцентов, к счастью, для окружающих, пожар быстро затонул. А вот глубина бухты меня поразила — торговец ушел на дно вместе с мачтами, и его даже видно не было. Закончили обход за пару часов, и покинули Золотой Рог, почтив кормой прогрохотавшую, поднимаясь, за нами цепь. Теперь патрулировали пять километров пролива перед городом, подавляя любую попытку переправлять силы с азиатского берега. Правда, и попыток то таких практически не было, сил на азиатском берегу явно маловато. Все силы концентрировались в городе и крепости на европейском берегу. Кроме нас, вдоль пролива и со стороны Мраморного моря стояли толстяки ордена, что-то же не добавляло переправляющимся оптимизма.

На всякий случай встали напротив форта, вне зоны его досягаемости, и начали искать достойную цель. Искали не долго. Вариантов было три — форт, дворец на берегу, и плотная жилая застройка на заднем плане. Положили два снаряда шимозы во дворец, и шесть в жилую часть. Промахнуться по обеим целям было практически невозможно, слишком крупные. Форт ответил залпом бессилия, и нахохлился в молчании, два километра ширины пролива для него все же далековато. Дворец отделался испугом, а вот над жилыми кварталами закурился, разгораясь, дымок. Исправили несправедливость, по отношению к дворцу, положив в него еще четыре снаряда. Одним снарядом промахнулись, но вполне удачно, недолет зацепил будку у пристани, и она бодро загорелась, обещая передать жаркие приветы и пирсу, и пришвартованным к нему лодочкам. А вот дворец гореть отказывался. Запретил тратить шимозу, разрешив по любому шевелению у берега стрелять шрапнелью. Плавно наступал вечер. Битва все еще продолжалась.

Вечером подводили итоги на совещании рыцарей. Цитадель держалась, но ее никто особо и не штурмовал. Защитников там было много, а вот еды — вряд ли, уж больно спокойно жил Константинополь все эти годы. Цитадель просто обложили. Верфи, порт и арсенал захвачены, внутренний периметр стен очищен. Снаружи была первая попытка штурма пришедшими из пригородов войсками. Но осадной артиллерии у них нет, и попытка захлебнулась, оставив под стенами массу немых укоров поспешности.

Обсуждали важнейший вопрос. Оставаться в городе, или уходить. Потери рыцарей были значительными. Теперь их можно сковырнуть отсюда небольшими силами. Да еще порядок в городе надо поддерживать, чтобы местное население в спину не ударило. В общем, вопрос был самый важный, и большая часть его решения лежала на мне. Твердо обещал, что с десантом рыцарей пойдем на зачистку Босфора и захват крепости завтра же вечером, что бы ночью подойти к крепости, после чего приведу русский десант в течение месяца.

В ответ поднял важный для меня вопрос — как будем делить пирог — пополам или по-братски? Пояснил недоумение рыцарей — Россия заинтересована в Босфоре и Геллеспонте, а особенно, в контроле прохода по нему, по сему, предлагаю заключить с Мальтийским орденом договор на совместное использование канала и его защиту. Но от своего имени такие договора заключать не могу, тут только государь право имеет, однако предварительно все обговорить нам не помешает.

Рыцари несколько растерялись. Пришлось напоминать, что без наших потуг, сдвинуть рыцарей с места — они бы так и сидели на Мальте, а если бы самостоятельно пошли на штурм Константинополя, то, скорее всего, даже не дошли бы до него. И ведь ни слова лжи, и рыцари это понимают. Но и Орел в одиночку ничего бы не сделал — а раз так, предлагаю равноправное сотрудничество.

Предварительное согласие по этому пункту — если приведу десант — было достигнуто. Следующий пункт был более скользкий — казна у меня пустая, причем именно у меня, как у самостоятельной боевой единицы, вытянувшей не одно сражение. Но и этот пункт разрешили очень хорошо. Столько добра мне за один раз не увезти, впору апостола присылать. Договорились, на загрузку по частям, после того, как приведу десант.

А вот пункт о разделе остальных вкусностей между союзниками оставили как предмет переговоров будущих послов и позвали Шереметьева, участвовавшего в наземной баталии и показавшего себя достойным воином. Боярину поручили заниматься составлением и ведением всех предварительных документов будущего союза и патронажа. И сделать это — ему надо было до обеда следующего дня, так как потом мы эти документы визируем у Магистра и идем вместе с ним на прорыв к Азову.

154
{"b":"133492","o":1}