ЛитМир - Электронная Библиотека

Орел перестал сопротивляться течению и начал скатываться обратно в Константинополь, приглядываясь к европейскому берегу и держась подальше от азиатского.

План надо было менять.

Вернулись в гавань только к ужину, и сразу бросился к магистру, с сообщением, что его карты несколько не точны, стены крепости далеко от воды, да и сама крепость несколько сильнее, чем мы обсуждали.

Собрали совет, пришлось повториться. Рыцари восприняли все очень серьезно, и наброски мои корявые рассматривали внимательно, задавая массу вопросов. Они что?! Не знают, что именно собрались сегодня ночью штурмовать?! Был уверен, что рыцарям об этих крепостях абсолютно все известно. А они, похоже, аналогично думали обо мне. Дурдом. Любопытно, а Константинополь то они знали или мы его так же, на одной наглости и энтузиазме взяли. Но спросить не решился.

Порадовало то, что победная эйфория не застилала рыцарям глаз, и план штурма обсудили быстро и по-деловому. Хотя без фраз, при расчете сил — мол, с нами бог и все такое — не обходилось.

Свою часть обсудил быстро, и оставил рыцарей решать вопросы кто, куда и с кем идет, сообщив, что буду ждать в порту бухты — надо было заготовить инвентарь.

Бегал по складам порта, собирая задуманное. Только тут начал понимать Боцмана — забрать хотелось все. Поставил очередную зарубку на разлохмаченном этими затесами дереве памяти. Заберем все, если доживем.

Морпехи портили отобранный мной инвентарь сажей, с любопытством на меня посматривая и ожидая пояснений. Сами все увидят, некогда пока.

К вечеру собрались наряды, отправляемые вверх по Босфору. Как-то незаметно собрались, сначала одна галера подошла, со всеми поулыбались, помахали ручками, потом поговорил с рыцарем о плане, о котором уже десяток, раз говорено было. Глядь, у другого борта уже еще одна галера стоит, пока с ее капитаном ходили в закуток Орла, за картами, еще пара галер подтянулась. Вот так незаметно нарастили ударный кулак в одиннадцать галер, пару толстяков и брандер. Бомбу с брандера сняли и загрузили на толстяка. За одно привязав к бомбе четыре бревна, что бы солдатам удобнее было тащить эту тяжесть. Загрузили на толстяка и телегу, у которой начиналась последняя, но очень героическая страница жизни.

После чего, уже в опустившихся сумерках вышли наносить визит крепости Румелихисар.

До крепости было не далеко, десяток километров. Только ни о какой внезапности речи уже не шло.

Высаживались ниже крепости километра на полтора. Рыцари толпились на берегу, тихо переговариваясь а целая толпа солдат убежала вверх по склону, проверять дорогу к верхнему бастиону крепости. Тут стоит уделить крепости более пристальное внимание. Строя ее, османы не поскупились ни на высоту стен, ни на мощь бастионов. Крепость ничуть не уступала Константинополю в солидности, и взять ее можно было только хитростью. Или планомерной и долгой осадой, на которую у нас была только эта ночь.

Крепость занимала весь склон холма, обращенный к проливу. Верхняя пара угловых бастионов занимала вершину холма, от которого сбегали две стены, заканчивающиеся еще парой бастионов на берегу пролива. Перед стенами вся растительность была пущена на топливо. Наверное, много чая пьют — так как не мог себе представить отрицательных температур в этом пекле. Тут только ночью и можно воевать. От этой жары даже камни стояли потрескавшиеся. Крошились под руками карабкающихся, правда, одновременно предоставляя и удобные трещины. Недостаток такого расположения крепости был в том, что с воды все внутренности были как на ладони и прекрасно простреливались. А о достоинствах вспоминать не хотелось они, и так выпирают, куда ни глянь.

Обсудил с Боцманом еще раз планы, еще раз согласовали время и расстались. У нас, с парой морпехов тащивших инвентарь, были иные планы, на эту ночь, чем у Орла.

Небольшая толпа людей, кряхтя и ругаясь, бесшумно карабкалась к верхнему левому, если смотреть с воды, бастиону. Затаскивая в гору телегу и бомбу. За ними, еще более бесшумно, брякая железом о камни, лез основной десант. То, что по приближении к крепости эту толпу услышат даже спящие османы, не сомневался. Именно по этому начали восхождение в полутора километрах от крепости. Указывать рыцарям, чтобы не шумели, было бесполезно — во-первых, они не горные стрелки, а во-вторых, нет у меня над ними власти, у них свои командиры.

Наша тройка ушла в отрыв, почти налегке, солидно опережая ударную группу и подкрадываясь под стены крепости. Вершина заросшего холма оправдала мои надежды, представ перед нами более-менее ровным и покатым животом, иссеченным целлюлитом прожитых лет. Телега тут пройти должна, а то запасной вариант был уж слишком громоздким.

Лежали на границе вырубки крепости. На стене переговаривались османы, никого особо не опасаясь. В очередной раз пожалел, что нет у меня способности к языкам.

Проигрывал на виртуальной крепости последовательность будущих маневров. Посмотрел на морпехов, отсвечивающих пуговицами в свете луны. Пожурил себя за очередную глупость и подступил к морпехам с кортиком. Потом пришьют, и даже компанию им в этом составлю, подумал, дорезая пуговицы со своей формы. Кокарды, кстати, то же надо снять.

Опять лежим и ждем сигнала. Сигнал прилетел с шелестящим звуком и рванул практически над нами, прибью канониров, притащив на хвосте звук выстрела со стороны пролива. И потом шелест шрапнельных снарядов уже смешался с их разрывами и выстрелами Орла. Крепость то же ответила, хотя не думаю, что Орел мог подставиться. Наверное пора. Все нормальные люди должны присесть за зубцы и смотреть в сторону моря. Нам бы то же закопаться поглубже, а то канониры что-то трубки выставляют на большой недолет. Вместо этого наша тройка рванула к стене строем клина, где морпехи бежали по обеим сторонам, сбрасывая с бухт, намотанных на руки и плечи, кольца черного троса. Трос был сращен из нескольких, и представлял одну длинную веревку, продетую в корабельный блок, затянутый на середину троса. Концы троса были сбухтованы, и каждую из тяжеленных бухт теперь тащил морпех, отмечая наше продвижение черной змеей следа. Мне выпала честь тащить грязный от сажи корабельный блок с закладкой. Бежали быстро, но без фанатизма. Орел продолжал отвлекать крепость, укладывая шрапнель поверх зубцов. А под стеной вообще стояла глухая тень, и тут тяжелое дыхание будет демаскировать сильнее, чем шевеление.

Шарил по камням под стеной руками в поисках подходящих трещин. Очень хотелось подсветить спичкой и убедиться, что нащупанная трещина подойдет. Но ограничился только тактильными чувствами, на всякий случай, пощупав и подергав щель еще и правой рукой — мало ли, левая ошиблась. В щель вставил закладку — небольшой якорь, обмотанный предварительно веревкой, чтобы не звякал. Морпехи шарили вокруг и передавали мне камешки, которыми старался заклинить якорь в трещине еще больше.

В канонаду над крепостью вплелся новый звук, взрыв снаряда шимозы. Рванули от стены как напуганные лани, потому как в следующие секунды бастион за нами накрыли несколькими снарядами шрапнели, и опять с недолетом. Хотя так даже опаснее. Надо будет дальномеры проверить, плохо они их настроили.

Легкой трусцой бежим на встречу основной группе, продолжающей бесшумно сопеть и брякать, штурмуя холм. Но бомбу и телегу уже затащили, так что действительно почти бесшумно. Орел постреливал с большими, неравномерными интервалами, экономя шрапнель, запас которой уже начинал догонять скромные запасы шимозы. Даже не вериться, что совсем недавно трюм ломился от снарядов, и было страшно любое попадание ядра в корпус.

Операция неторопливо шла своим чередом, солдаты тащили бомбу, часто меняясь, и несли телегу, стараясь не скрипеть деревом и не очень громко сопеть. Еще несколько десятков солдат тащили сзади камни, и то же пытались потеть молча. Остальная штурмовая группа вытянулась за нами длинной темной змеей, извиваясь между деревьями и своим хвостом все еще продолжая взбираться на холм.

156
{"b":"133492","o":1}