ЛитМир - Электронная Библиотека

Фонтаны воды поднимались отовсюду, вой ядер смешивался с шумом нарастающего ветра и перекрывался только частыми выстрелами звуками проламываемого дерева и взрывами, пошедшими сплошной чередой.

Опадающий водяные струи заливали, и без того мокрую палубу, корпус Орла вздрагивал, заставляя сердце сжиматься. На разбиваемый ядрами такелаж и рвущиеся паруса, уже перестал обращать внимание, от бортов летела щепа, а бывало и осколки ядер.

Бегал с борта на борт, на нос и корму, пытался выбрать наилучший курс прорыва, проклиная себя за то, что вообще сюда полез, и мысленно уговаривая всех «Держаться!»

Фрегаты устроили за нами настоящую бойню, попадая практически каждым снарядом, что и не удивительно, когда стволы башен чуть-чуть не достают до бортов противника.

Но цена за уничтожение флота транспортников была огромной. В этой стрельбе в упор, линейные корабли не остались простыми получателями снарядов с фрегатов, хотя и собрали их полной, и для многих летальной, мерой, но они еще и отвечали — порой, наплевав, что между ними и фрегатами несколько своих кораблей.

Орел прогрыз построения османов насквозь, выскочил перед строем, пытаясь разгоняться для маневра ухода. За ним выходили фрегаты. Только мало их выходило. Настолько мало, что продолжение боя становилось бессмысленным. Да и воевать было не чем. Последние снаряды шрапнели, шимоза уже давно кончилась, отстреляли кормовые башни по парусам судов противника, хоть немного выглядящих целыми. За нашими спинами разгорался гигантский костер, раздуваемый ветром и сдабриваемый детонациями.

Состояние переживших битву было крайне тяжелое. В Орле насчитали восемнадцать пробоин ядрами большого калибра десятка два малым калибром от транспортников, и одно попадание тяжелым ядром, разворотившем нос и чудом, не переломившем бушприт.

Швы обшивки текли по всей длине, часть латунных листов обшивки содрали ядрами, а часть висела лохмотьями. На воде Орел держался исключительно чудом.

Отсутствие детонаций крюйт-камер объяснялось отсутствием снарядов — отстреляли все, до железки. А вот пустые гильзы на стеллажах ядра попортили значительно. О парусах и говорить не приходиться, основной комплект был на выброс без вариантов — заплатка на заплатке.

Дальнейшее участие Орла в боевых действиях становилось невозможным, и путь был только один — к Константинополю. Тут мы сделали все, что могли, и заплатили за это жизнью восьми экипажей фрегатов. Сколько еще жизней забрал у нас этот бой, можно будет узнать, только дойдя до бухты. Если дойдем. На Орле было восемь раненных и четверо убитых. Точнее ранены были абсолютно все, и теперь уже начинали считать раненными только тех, кто не мог ходить. Если такая же статистика и на фрегатах, то мы потеряли больше половины матросов и треть кораблей. Надо просить моряков у Магистра.

Состояние выживших фрегатов было не лучшим, чем у Орла, судя по тому, как тяжело они следовали в кильватере. Думаю, что и флота у меня теперь нет — будет целая бухта инвалидов, если еще доберемся до бухты. Но все же, добраться надеялся. Не зря, в конце концов, добавлял в проект водонепроницаемые перегородки по шпангоутам, с ними был шанс отстоять корабли, больше напоминающие голландский сыр. А мастера еще сопротивлялись! Ходить не удобно, ходить не удобно — зато выжить можно!

Вот только, похоже, не нам.

Остатки работоспособной команды Орла, медленно, но верно, проигрывали битву за живучесть. Наша гордость все медленнее шла во главе русского флота, ниже и ниже осаживаясь в черные волны.

Волны расходилась, с гребней, крепчающий ветер начинал срывать пену. Ветер был попутный, как и задумывалось при маневре, и это давало шанс дойти до бухты, хотя бы фрегатам — резаться против ветра наши инвалиды не могли в принципе.

Надеюсь, погода закончит тот погром, который мы учинили в рядах османов, а прибой не даст поврежденным кораблям выброситься на мелководье. Уж слишком большую цену мы заплатили за это.

Подошел боцман, доложил — Орла не отстоим. Весь мир сузился, до этой мысли.

Приказал поднять вымпел, прошу помощи. Сам был готов биться головой об мачту, но сделать все равно ничего не мог, даже не заглядывая в трюм, понимал, с таким количеством дыр, и трещин в бортах, на большой волне, шансов все меньше, как бы не старалась команда.

Умирал друг. Умирал тяжело и молча, стараясь до последнего, выполнить свой долг. И от этой безнадежности душа рвалась клочками.

Два фрегата подошли с боков. Повернулся к боцману, мы оба смотрели с лютой ненавистью за корму, на пожар в пол неба.

— Приказываю, команде покинуть корабль. Все ценное демонтировать и забрать с собой и компас мой снимите, мне, пока, такого же не сделать.

— Нет больше компаса князь. И закутка твоего нет.

Постепенно, снисходило спокойствие. Орел не канет в безвестность.

— Поворот к берегу, выходим на малые глубины. После поворота, всем покинуть корабль, будем затапливать Орла на мелководье.

— Клянусь! Боцман, мы еще поднимем Его! Даже если мне придется заставить, то, что останется от османов, вычерпать Черное море!

Команда переносила раненных, и переходила сама, когда пляшущие на волнах штурмовые мостики фрегатов позволяли перебежать. Волны становились круче, и злей, значит, мы уже на мелководье, дальше тянуть нельзя. Побежали, с боцманом, по борту обрубая шкоты парусов, и перепрыгнули на борт спасателя.

Орел начал отставать, его, освобожденные, паруса бились — как платки в протянутых к нам руках. Волны начинали перекатываться через палубу, смывая с нее, растертые ногами кровавые пятна. Орел уходил так же гордо, как и жил — не переворачиваясь, и не подставляя пузо противникам.

Смотрел за скрывающимися в волнах мачтами своего первенца.

— Прости дружище, своего бездарного адмирала.

В душе что-то сломалось, совесть понурила голову и отошла на задний план. Посмотрел на далекий берег, еще видимый в только начинающемся шторме. Посмотрел не только, что бы запомнить ориентиры, впечатывая их в память до конца дней. Посмотрел, что бы представить, как эта земля будет выглядеть залитая напалмом.

Теперь мне нельзя умирать, мне еще друга вытащить надо — пусть море, пока, сохранит его для меня. Глубина тут метров пятьдесят или шестьдесят, без акваланга корабль не найти будет, значит, только мне тебя поднимать, дружище. Отдохни пока.

Приказал капитану, ставшего ведущим, корабля держать курс на Босфор. У меня появились личные счеты с флотом осман, уже вторые в этом времени — в любом случае, домой османам не вернуться.

Остаткам флота противника, точнее, теперь врага, во время шторма, деваться некуда — те, кто смогут, пойдут по ветру за нами в Босфор, что бы хоть плацдарм захватить, если на большее сил не осталось. Значит, будет бой у форта, защищающего горло пролива.

Начал строить новые планы, скатиться по Босфору в бухту Константинополя, отобрать корабли, способные к маневренному бою, перегрузить на них остатки боекомплектов и собрать по флоту, для них целые паруса. Стрясти с Магистра матросов в пополнение, все равно у меня на кораблях дикая языковая помесь, разберуться. Сильно поврежденные фрегаты разоружать, и переставлять орудия на четыре целых. Это будут суда резерва — уверен, эту трагедию двумя актами не закончу, и потребуется третий.

Дойдя до форта, фрегат бросил якорь, и поднял остальным сигнал — следовать дальше. На тузике плыть к форту было уже опасно, махали руками, пока защитники не сообразили подойти к нам на малой галере. Фрегаты, в это время тяжело проходили мимо нас, и была возможность рассмотреть повреждения. Ужас. Похоже, к третьему акту трагедии придется переходить, минуя второй.

Перекрикивались с галерой, пытаясь разобрать в шуме ветра и волн ответы. Обрисовал ситуацию. Гости на подходе, но по большей части без десанта и во время шторма лезть с высадкой не будут — форту держаться, сколько сможет, желательно до возвращения наших кораблей, то есть, минимум пол суток, но скорее, сутки. Как только османы подойдут, посылать галеру вниз, к Константинополю, и пусть гребут как на гонках.

162
{"b":"133492","o":1}