ЛитМир - Электронная Библиотека

За этим вандализмом эскадру застал вечер. Послы не появились — им же хуже.

Ночью к крепости отправили два тузика с лотами, веревками с грузилом, для промеров глубины дна у крепости — велели им не шуметь и не рисковать.

Ночью доводил новый план до офицеров, которые уверились во мне как в непревзойденном полководце, это они напрасно конечно, но зато новый план не встретил никаких возражений, а наоборот, моя очередная авантюра получила единогласное одобрение. Ну, хоть кто ни будь бы, покритиковал! Хоть тот же Крюйс! Он же тут главный, а допускает, чтобы с его флотом такое безобразие вытворяли. Нет, все в восторге, а мне теперь придется одному самому с собой спорить, в отсутствие оппонента.

Ночью готовили операцию «Троянский кит», распределяли роли и вносили изменения. Так же доводили десанту последовательность действий.

Начало операции назначили на раннее утро, как это теперь у нас было принято, а место операции, по результатам промеров подходило вообще одно единственное, ближе к северной башне.

Утро занималось хмурым и туманным, обещая перемену погоды и слегка корректируя наши планы. Туман был слишком редкий, что бы на него надеяться, скорее дымка, а вот ожидаемый утренний бриз получился слабее запланированного, и пришлось отводить загонщиков подальше, что бы они смогли набрать расчетный разбег.

Два фрегата, под полным комплектом парусов разгоняли перед собой третий, и предельно облегченный фрегат, толкая его в корму удлиненными бушпритами, на мягкой сцепке. Еще два фрегата тянули наш брандер спереди, планируя первыми разойтись в стороны при приближении к берегу. За этой пятеркой утреннюю мглу рассекал клин всего оставшегося флота распределенный группами напротив каждой из башен, с основным заданием на их подавление. Еще четыре корабля шли чуть в стороне, брать на абордаж суда в бухте, поводя заряженными картечью стволами.

Скорость стремительного нападения была настолько низкой, что подумывал об отмене операции. Но не успел. Начавшаяся перестрелка с крепостью и судами в гавани сжирала остатки боеприпасов, и второй попытки у нас не будет точно.

Первая пара фрегатов-бурлаков красиво разошлась в стороны, присоединяя свой голос к активной перебранке с крепостью. Вторая пара приготовилась к повороту, что было видно по висящим на снастях матросам.

Вцепившись руками в планширь и, не обращая внимания, на бухающую под ухом пушку ждал развития событий. Очень жалел, что дал себя уговорить — не присутствовать на ударной пятерке, и особенно на брандере. Теперь от меня ничего не зависело — и это было самым тягостным.

Мачты брандера дернулись, показывая, что днище уже начинает пересчитывать камни. Левый фрегат-толкач завалился в левую циркуляцию, выворачивая корму брандера вдоль берега, а правый фрегат-толкач начал давить, всей своей набранной инерцией в подставившийся борт, заталкивая брандер глубже на берег и переворачивая его. Без удара все же не обошлись, хотя очень надеялся на мягкие сцепки. Грохот и треск, среди активной пальбы, возвестили о начале операции, и по вантам склоненного брандера побежали десятки солдат десанта, переливающихся на брандер с двух фрегатов-толкачей. Под весом штурмовой партии на мачтах брандер окончательно завалился на бок, и мачты легли на верхушки стен. Тут же со снастей фрегата первая десантная партия закидала стену гранатами и посыпалась на освободившееся от осман место. На стенах завязалось сражение, которое изначально было выиграно, так как плотность прорыва была чрезмерной для защитников, ожидавших высаживания ворот и узкой струйки нападающих. Башни крепости попытались накрыть стену картечью, но смогли сделать буквально пару залпов, перед тем, как на места, обозначенные дымами, была перенесена вся огневая мощь эскадры. Потери от этих залпов были значительные, однако картечь не выбирала, где свои, а где чужие, и вторая волна десанта растеклась по стене, практически не встречая сопротивления. Добивая оставшихся, и привязывая верхушки мачт брандера к зубцам стены. Бой перемещался в башни и во внутренний двор крепости. Гулко бухали гранаты, которых не жалели. Научил десант, на свою голову, пользоваться ими — теперь будут все время гранат требовать. К брандеру по очереди причаливали фрегаты, сбрасывая свои десанты. Северная и центральные башни уже не оказывали сопротивления, по фрегатам стреляла только южная башня, но и ее время истекало. Как позже выяснилось, нам на руку сыграла конструкция крепости. Мы, оказывается, штурмовали внутреннюю крепость, при этом ворота в нее были закрыты — защитники просто не успели открыть внутренние ворота, заваленные гранатами, и получить на стены подкрепления. А после того, как крепость была нашпигована нашим десантом, стены и пушки внутренней крепости стали играть уже против османов, а проводить штурм крепости по всем правилам у них просто не было сил.

Наш флот теперь безраздельно царствовал в южной части бухты. Основная артиллерия сосредотачивалась именно во внутренней крепости, а одинокие выстрелы мелким калибром со стен внешней крепости — причинить серьезного ущерба фрегатам, благоразумно к ним не приближающимся, не могли.

Остаток снарядов был потрачен на бомбардировку сопротивляющихся районов, после чего, на фрегатах осталась только картечь. То есть флот стал бесполезен, хотя продолжал контролировать побережье и пресекать картечными залпами попытки передислокаций.

Три корабля, которые не могли и этого, отправил вместе в Крюйсом в Азов, при поддержке одного условно боеспособного. Нам тут и одиннадцати фрегатов с одним брандером хватит.

Задача уходящему соединению — дойти до Азова и привезти флоту снарядов. Если баржи не будет — отправлять гонцов вверх по Дону, а самому можно стреляться. Но гонца перед этим отправить обязательно. Про массовые расстрелы саботажников в Туле задумывался уже на полном серьезе.

Десант у нас, пока еще, был достаточно многочисленный и с опытом войны под Азовом, так что шанс на постепенное выдавливание османов из внешней крепости был хороший. Тем не менее, поручил Крюйсу поставить в известность казачьих атаманов, которых уже должен был собрать князь Львов, что в разгромленной Керчи простаивает без дела добро и дома. Но оговорить сразу, что весь полон, они везут в Азов и отдают его в крепость, пополняя и без того обширный полон взятый после осады Азова, плюс еще тот, что привезла первая партия транспортников.

Кроме того, остающиеся в Керчи казаки поступают в распоряжение коменданта. Это важное и обязательное условие. По крайней мере, до прибытия армии Шереметьева.

Десант продолжал зачищать внутреннюю крепость, и уже переходил к вылазкам во внешнюю крепость, еще активно сопротивляющуюся.

Днем высаживался на берег и входил в гостеприимно распахнутую, ту самую, узкую калитку. Залезть на стены по брандеру мне не дали, хотя и очень хотелось. Невместно, видите ли. Эта адмиральская должность нравиться мне все меньше и меньше.

С высоты северной башни открывался прекрасный вид на крепость и город.

Что можно сказать. Очень удачное место, мы выбрали для штурма. Внутреннюю крепость отделял от остальной крепости ров и двойные стены, массивный барбакан защищал мост, являющейся единственной связью внутренней и внешней крепостей. Учини мы прорыв чуть правее северной башни, и все могло бы повернуться совсем по-другому. Надо завязывать с этими кавалерийскими наскоками и составлять планы крепостей Перед их захватом, а не После него, чем и занимался.

Дальнейшие ходы были очевидны мне, а значит и противнику. Солдаты перетаскивали на внутренние стены все транспортируемые орудия крепости и огневые припасы к ним. Устанавливали рядом с башнями на краях центральной стены метатели, и присматривали для них цели.

Османы, благоразумно, не маячили перед стенами, так же решая, чем будут штурмовать свою собственную твердыню. Так что обеденный перерыв характеризовался глубокой тишиной над полем боя, периодически прерываемой бурным обсуждением, кто кому и как именно уронил на ногу ядро или ствол пушки. Мелкие калибры, стаскивали со стен вниз, по моему приказу, и концентрировали перед воротами. А также, растаскивали к двум калиткам, у северной и южной башен — ведущих на стены внешнего города. Отсутствие колес у лафетов сильно затрудняло эту задачу.

167
{"b":"133492","o":1}