ЛитМир - Электронная Библиотека

Войдя на подворье пошли к собирающийся толпы. Церковь выглядела внушительно, огромное каменное пятикупольное здание высотою метров сорок по центральному кресту.

Сержант крестился чуть ли не на каждом шагу, хотя на меня не косился, видимо был проинструктирован заранее.

Подошли к группе священников, стоящих вместе с Петром на ступенях перед входом, сержант поклонился, я обозначил поклон. На нас никто внимание не обратил, кроме архиепископа, выбравшегося из начинающей стекаться к дверям толпы и подошедший к нам.

— Здрав будь мастер Александр, и ты Михайло, хочу эту заутреню с вами в соборе отстоять.

Поздоровались в ответ, еще раз обозначив персональные поклоны. Хорошо, что ручку целовать никто не предлагает. А то в виденных мной фильмах священники только тем и занимались, что тактильно помогали распространению инфекций, позволяя толпам страждущих лобызать свою конечность.

Зашли в собор, внутри не менее внушительный чем снаружи. Обстановка не такая кричащая золотом, как в церквях моего времени, все более строго и от этого более торжественно что ли. Мне понравилось. Люди внутри стоят плотной группой, лица одухотворенные, крестятся, кланяются. Священник взывает раскатистым речитативом, но тут мой переводчик уже пасует. Священника и в свое время не всегда понять можно, что он там напевает, затаскивали меня не несколько богослужений. А если еще и текст старославянский, то можно просто расслабиться и слушать как песню на японском.

Как только перешагнули порог собора, отец Афанасий периодически бросал на меня косые взгляды. Если он ждал моей дематериализации то напрасно, а если подмечал глубину моего безбожия, то тут ничего не поделать, рано или поздно мои огрехи от незнания канонов все одно бы наружу поперли. Службу отстояли быстро, и по ее окончанию Афанасий подвел меня к старичку, по видимому возглавляющему здешнюю братию.

— Вот архимандрит Фирс, наша проблема, мастер Александр, не крещен и не верует, но в большом фаворе у царя нашего, Петра Алексеича.

— Во что же ты веруешь Александр? — обратился ко мне архимандрит

— В добро, в себя, в своих друзей, в любимую женщину, много во что верую — тяжело вздохнув отвечаю ему. Похоже рано или поздно меня или сожгут или окрестят, не могут они тут без этого. А тяжело вздыхал я не напрасно, чувствовал, что без очередного теологического диспута тут не проскочить. Ну и получил по полной программе весь набор церковных обобщений, лишний раз убедившись, что догмы на то и догмы, чтоб и через 300 лет их как гвозди в мозг заколачивали. Убил массу времени, никого ни в чем не убедив. И поспешил к Святому озеру на осмотр мастеровой слободы.

Мастерская оказалась не одна, а множество, раскиданных по берегу озера недалеко от стен монастыря, вникать где что и как делается мне не один день нужно было, а когда Петр в обратный путь соберется я не знал. По этому сориентировавшись на удары молота пошел к кузнецам. Кузня была открытая, так что усевшемуся на камешек мне была прекрасно видна вся технологическая цепочка. Цепочка нагоняла на меня жуть, лишний раз показывая всю нереальность моих наполеоновских планов.

От кузни ко мне подошел мужик, поздравкались и он спросил чего надобно. Вот тут то меня и проняло окончательно. Да все мне надобно! В этом ключе и высказался, мол государево дело, мастеров надо и по металлу и по дереву и по рудам и углежогов, в общем всех надо и побольше. Мужик уселся рядом, посидели молча.

— Ну а теперь еще раз сказывай, какое дело и что надобно.

— Дело государево, флот новоманерный строить, да не простой а с множеством хитростей. Верфь под него будем новую строить, еще не знаю где, мельницу ставить, железо плавить и механизмы из того железа лить и ковать. Много работ по дереву и металлу. Много работ по составлению зелий — ну не знаю я как тут химиков называют — каменщики для печей, да все надо. Государь мне поручил сие дело возглавить, что делать я знаю, и людей в помощь обещали много а мастеров сказано было самому искать. Вот сижу и думаю, как мне тех мастеров найти, времени у меня нет, не сегодня так завтра государь обратно в Архангельск пойдет, и я с ним.

— Доходила до нас весть о новой государевой верфи в Архангельске, и о постройке флота. Да там все же наладилось!

— Будет еще одна верфь, тайная, и об том иноземцы знать не должны, имей в виду, государь осерчает. Вот на нее и надо мастеров. Да таких, которым дело государево поручить можно и без пригляда оставить. И не на один год дело. И дело будет необычным и непривычным, но сделать его надо хорошо. Через год государь результатов ждать будет.

— Тебе надо на сходе говорить, коль самому не выбрать сход поможет. Но много к тебе не пойдут, те кто помоложе да без зарока могут, а мне например ехать ужо не можно. Пойдем, провожу раз дело срочное.

Несмотря на срочность дела сход собирался несколько часов. Дело к обеду уже подошло, а я так и ходил кругами вокруг избы. Наконец потянулся народ и мы уселись во дворе, кто на чем нашел. Я ждал, что выйдет главный и чего ни будь скажет, но все сидели молча, видимо ждали слова от меня. За то время, пока ходил тут кругами уложил мысли упорядоченно, по этому речь мужикам толкнул взвешенную и разложенную по полочкам, без того сумбура, который на меня накатил у кузни при виде примитивности труда. Мужики внимали молча. Вопросы задали только из области где жить и сколько буду платить. На что я ответил что дома надо будет строить, а в оплате не обижу и для этого вопроса у меня человек есть, который все точно скажет. Их дело посоветоваться и решить, кто хочет, а главное сможет — мы все остальное сделаем. После чего я ушел, пообещав вернуться за результатом к ужину. Пошел на берег искать сержанта, не нашел и решив до вечера не дергаться направился к своему лагерю. У меня вроде бы отпуск, в очередной раз усмехнулся про себя. И устроил хоздень, пополнил запас воды, проверил припасы, развесил отсыревшее на просушку, переложил гермы и прошелся по острову просто так, для удовольствия. К вечеру сержант нашелся сам, и мы пошли в слободу. История со сходом к сожалению повторилась. Ожидая сбора мастеров мы плодотворно поговорили, наметили людей в Архангельске которые могут помочь в нашем деле. Особенно подробно говорили о рудознатцах, мне уже стало понятно, что готовых решений мне в этом времени не найти. Мое знание химии было весьма средним для моего времени но в этом времени мои знания были уникальны. Проблемы были в том, что терминология этого времени была не понятна мне, а мои названия элементов нечего не говорили тут. Вот и решил трогать все руками, нюхать и даже лизать при необходимости, но сопоставить разные терминологии. Для этого нужны были образцы руд и элементов и опытные люди. Кроме того, обрисовал сержанту обязательность отправки экспедиций рудознатцев на поиски месторождений. Сержант обещал переговорить с государем и просил указать куда. Карта у нас отсутствовала, вот мы и рисовали Россию-матушку на заляпанном куске свитка угольным мелком. О месторождениях я знал не больше чем обычный житель моего времени. То есть ничего не знал точно. Вот знаю что большие залежи всяких вкусностей на Урале, на Алтае а где конкретно, да еще на карте крестиком пометить, это не ко мне. Невероятным напряжением мозга и логическими построениями указал на карте Магнитогорск — где то там должна быть по логике магнитная руда, а мне без разницы какая, лишь бы железо. Продолжением мозгового штурма стала точка на карте в районе Екатеринбурга, там то же вроде железа было полно. Про Алтай так ничего и не вспомнил. Припомнил, что от северного до северо-восточного берега Ладожского озера то же были какие то разработки, но точно ничего сказать не мог. Было что то и в Карелии и на Кольском, но тут уже вообще без конкретики. Свернули свой разговор когда собравшиеся мужички уже начали нервно переминаться. Михайло встал, убирая свитки в тубу, и окидывая собравшихся взором спросил

— Ну что мужики, решили кто государю в деле великом подмогу оказать в силах?

17
{"b":"133492","o":1}