ЛитМир - Электронная Библиотека

Сосредоточиться на работе с проектом мирного договора мешал дамоклов меч, ожидаемой эскадры. Сложно планировать мирные переговоры, постоянно ожидая криков о парусах на горизонте. С мыслью, что османы придут раньше Крюйса, потихоньку свыкался. Даже начал набрасывать, вечерами, планы героического кидания на амбразуры, когда дюжина оставшихся фрегатов пытаемся пробиться через плотный артиллерийский огонь линейных кораблей на дистанцию картечного удара и берем на абордаж корабли османов. Планы получались с такими дикими потерями, даже при удачном маневрировании, что поставил на них жирный крест, и вернулся к первоначальному, короткому, плану — убегать. Немного скорректировав его по срокам. Убегаем не сразу, завидев эскадру, а после переговоров и открытия, с ее стороны, огня. В этот новый план посвятил только командиров, строго-настрого запретив пересказывать его кому бы то ни было. Расписали новую диспозицию, которую велел занять прямо с утра, не все ли равно, стоять в бухте или поперек пролива, бортами к горлу.

Эскадра османов появилась под вечер седьмого дня, после начала штурма Керчи. Состав эскадры объяснял столь возмутительную ее задержку. Среди четырех десятков пришедших судов не было ни одного линейного корабля. Были три десятка галер, два галеона и несколько разнокалиберных шхун. Воспрянул духом. Османы явно не планировали тут морскую баталию, и просто везли войска. На такой флот могу рискнуть и выйти с одной картечью. Да, дырок в нас насверлят изрядно, но зачеркнутые планы превращались из утопических, в просто сложные, хорошо, что не выкинул.

Тем не менее, начал действовать по плану с переговорами, отправив шняву навстречу флоту — пусть задумаются, стоит ли вообще начинать.

Судя по тому, как флот неприятеля бросил якоря в паре километрах от нас — князя приняли, и он первым делом расписал нашу дальнобойность. Плевать. Перевооружим фрегаты позднее на нарезные орудия и посмотрим, насколько удивятся османы, когда соберутся нарушить условия мира.

Пока флоты стояли друг напротив друга, не подавая признаков агрессии. Наша тонкая цепочка многозначительно перечеркивала вход в пролив, а плотная группа осман не пыталась в этот пролив войти.

Лихорадочно прикидывал варианты развития событий. Прямой штурм немедленно — маловероятен, пришедший флот к этому не готов и встретить нас тут явно не ожидал. Но перевесят ли слова мурзы о мирных переговорах — приказ султана о доставке войск в Керчь — вряд ли. Хоть одну попытку прорваться, адмирал сделать обязан, иначе султан его может и не понять. Будет ли он прорываться с боем? Зависит от того, насколько он поверит рассказам мурзы. Судя по тому, что встал далеко — верит. Какие выводы? Пустит ночью на прорыв галеры, под самым берегом, пользуясь отсутствием ветра. План неплохой, противодействовать ему будет непросто. Кроме того, у адмирала может быть и совершенно иной план, вплоть до простой высадки войск на берег. Правда, в этом случае войска будут штурмовать Воспоро до морковкина заговенья, но и такого развития событий лучше избежать.

Созвал очередное совещание капитанов, как обычно сверхсрочное. Скоро наши морячки научаться скоростной гребле на шлюпках и будем устраивать соревнования.

Новый план был, как всегда бурно поддержан, правда на этот раз были и дельные предложения — сразу чувствуется, эти ребята не новички в каперской войне и абордажах.

Утвердили новый план, и разошлись, злобно ухмыляясь, ожидать ночи.

Два флота стояли, в ожидании быстро сгущающихся южных сумерек, делая вид, что они вросли в дно якорями на все оставшееся лето. В сумерках убирали все паруса, что бы они нас не демаскировали, а как стемнело, со стороны всех наших фрегатов можно было расслышать осторожный плеск весел. Все наличные шлюпки буксировали фрегаты на новые места стоянок, охватывающие османское построение растянутым серпом, более плотным со стороны западного берега керченской бухты. Прорыв галер по восточному берегу посчитал маловероятным, но на всякий случай отправил несколько шлюпок и туда, для дежурства и подачи сигнала.

Ночь вновь затихла, укрыв стоянку обычными шумами, плеском волн, шагами по палубе караульных, приглушенные разноязыкие разговоры. Корабль жил ночной жизнью бодрствующей половины экипажа. Канониры правого борта средней башни чем-то тихонечко брякали, похоже, набивают башню зарядами, поднимая их заранее из люков. Хотел пойти поругаться, о нарушении техники безопасности, но плюнул. Эта моя авантюра — сплошное нарушение техники безопасности. Канониры левого борта пытались отсыпаться, перед заступлением на вахту по правому борту, но получалось у них это плохо. Разговоры в кубрике не смолкали. Пришлось пнуть капитана, чтобы тот навел порядок на борту. Разговоры прервались приглушенным разносом, потом продолжились шепотом, сип которого был слышен еще явственнее. Ничего, отстоят свою вахту и заснут как убитые. Прорыва ждал только под утро, пусть пока сбрасывают напряжение. Лишь бы действительно не убили. Под такой фон сам постепенно задремал, уговаривая себя, что адмирал будет действовать именно по моему плану, а не пошлет вперед артиллерию, наплевав, что канонирам ночью целиться несподручно.

Проснулся от взбесившегося будильника. Нет, он у меня в квартире, конечно старожил, еще от родителей, но это не дает ему право рявкать мне в ухо своими колокольчиками на верхней части круглого корпуса, который так не удобно ложиться в руку для броска.

Секунд десять приходил в себя и включался в ситуацию. На палубе часто и азартно били пушки. Били картечью, так как больше просто нечем. Значит османы уже на пистолетном выстреле от фрегатов, что дополнительно подтвердила ружейная стрельба со стороны правого борта и глухие удары в обшивку фрегата, ничуть не напоминающие вежливый стук в дверь. Побежал на палубу, куда устремилось все население фрегата, устроил десяти секундный разнос командиру корабля на ушко, после чего приказал положить всех людей на палубу, оставив только дежурных у башен — пусть выглядывают из-за башни и докладывают обстановку. Но, судя по тому, что на борт еще никто не лезет, абордажа уже не будет. За это время наши пушки, даже промахнувшись в половине случаев, должны были настругать экипажи галер в мелкий фарш. А, судя по тому, что палила, чуть ли не вся береговая линия фрегатов, фарша мы настругали очень много. Рискнул выглянуть из-за фальшборта, после этого мгновенно принял дополнительное решение. Капитан, выполняя новые распоряжения, начал грузить призовую партию, в основном, из моих морпехов, в одну из шлюпок, пришвартованную к левому борту. Вторая шлюпка, уже ушла разносить новый приказ по азартно палящим фрегатам.

К рассвету наш флот разжился семью изрядно побитыми, но уверенно держащимися на плаву галерами, уведенными призовыми командами в бухту, под стены крепости, вне зоны зрения османов. А наши шлюпки тащили фрегаты на их старые места. На войне всегда есть смысл оставить противнику возможность сохранить лицо. Как обычно — ничего не было. Только вот, что делать с целой толпой раненных османов, которых не поднялась рука выбросить в море, за компанию с их ушедшими товарищами. Но с этим пускай пока Тая разбирается, отправленная с нашей призовой партией на галере к крепости. По ее просьбе, между прочим — растет медик, на глазах просто растет. Пора думать о введении клятвы Гиппократа, только, хорошо бы прочесть ее предварительно — а то он жил давно, много воды с тех пор утекло, может, что и подправить придется.

Утром османы делали вид, что ничего не произошло, а мы не замечали десятка отсутствующих галер — значит, три галеры таки затонули. А так же не замечали существенно поредевший состав экипажей остальных галер.

Все утро легкий ветерок доносил до нас мелодичную, но очень уж однообразную, молитву муллы, со стороны флота осман, и всплески погребений — хоть и укрываемые от нас бортами галер, но вполне угадываемые по звукам и действиям команд, наблюдаемым в бинокль. Днем к нам вернулась посольская шнява. Но задушевного разговора, на который явно рассчитывал мурза — не получилось. Пригласил его к себе, и вкратце посвятил его в мысль, которая — вот так совпадение — посетила меня именно этой ночью, под утро. Мурза пытался сопротивляться, что эти поправки испортят нам весь договор, который с таким трудом причесали — на что резонно предложил мурзе, взять с собой адмирала, со всей его флотилией и пусть он поясняет султану эти поправки. Добавив, что если он не уговорит флот османов уйти до вечера, мы будем вынуждены открыть огонь.

170
{"b":"133492","o":1}