ЛитМир - Электронная Библиотека

Второй раз конвой, полный казаков, пошел в рейс за черным, точнее коричневым деревом.

Дойдя до Керчи, задали традиционный вопрос, после чего, забрал один боеспособный фрегат, на который перегрузили по небольшой партии фугасов с остальных кораблей, и присоединил этот корабль к конвою. У меня на него появились планы, надеюсь, Крюйс обойдется оставшимися снарядами, очередную баржу ожидали через недельку другую.

Обобрали эскадру Крюйса и на паруса. Общая картина складывалась довольно печальная. Краса и гордость России, ее новенький флот, спустившийся несколько месяцев назад с верфей — напоминал теперь ободранного попрошайку. Снарядов мало, в судовой описи кораблей катастрофический недобор, общее состояние половины действующих фрегатов не удовлетворительное. Надо с этим что-то делать. Посмотрю, что еще можно найти для флота в Константинополе. Может, даже пару линейных кораблей к Керчи пригоню.

Всю дорогу до Константинополя разрабатывал планы разорения побережий османов — надо было срочно запускать блокаду побережий османов от торговых кораблей и план по разорению прибрежных городов. Иначе султан наших мирных предложений не услышит.

На обратный путь назначил себе замену — ну не приятно мне было везти невольников, у меня другие планы есть. Командир головного фрегата неплохо справился с проводкой конвоя до Константинополя, специально не вмешивался, присматриваясь к нему как к командиру конвоя — вот пусть теперь и водит по кругу этот хоровод. Тем более что по пути, все виденные на горизонте паруса торопились скрыться, а значит, от командира потребуются только знания кораблевождения, без навыков боевого офицера.

Изъял отобранный у Крюйса фрегат из конвоя на адмиральские нужды. Конвою все равно не отбиться от большой эскадры османов будет, а маленькая — к такой толпе — сама не полезет. Приказал обобрать Константинопольскую верфь — все, начиная от крепежа и заканчивая досками и железом. Проверить портовые склады, весь аналогичный товар грузить на конвой и везти в Таганрог, будем пополнять запасы флота. Купцов конечно жалко, но флот мне дороже.

Более, в этом дурдоме, называемом авральной выгрузкой и погрузкой — меня ничего не задерживало.

Собрал атаманов и предложил им ознакомительный рейд по ближайшим морям. Большинство отказалось, ссылаясь, что у них еще и тут остались дела. Но на две галеры авантюристов набрали.

Провел с будущими ушкуями практическое занятие по абордажу кораблей при помощи гранат. Десять минут штурмовали пустую шняву, забрасывая ее гранатами. Потом пол часа тушили. Но казакам новый способ сильно понравился. Надо будет абордажные гранаты без масляных тряпок делать. Еще час, демонстрировал процесс производства гранат, прямо на борту, казаки разбежались собирать камни в бочки, думаю, по дороге наделают много гранат.

Этим же днем каперская группа в составе двух галер казаков и одного фрегата, с собранной на него двойной партией абордажников, с остальных фрегатов, выдвинулась из бухты Золотого Рога в сторону Дарданелл.

За абордажниками заметил тенденцию, подражать моим морпехам. Теоретически, абордажники и были морпехами, только еще совсем не обученными. И форма у них была обычной морской — парусиновые рубахи и широкие штаны, моя недоработка, поправлю, как в училище вернусь. Ну а про опыт и умения — говорить вообще не приходилось. Отправил всех своих морпехов натаскивать зеленых абордажников, пока время есть. Раньше как-то даже не задумывался, что у меня каждый фрегат абордажной командой укомплектован — одеты они с моряками одинаково, а в цейтноте — и без этих мыслей плохо было. Но вот вернусь — займусь этим вопросом обязательно. Записал в блокнотик. А пока на абордаж лучше одних казаков отправлять.

К обеду следующего дня подходили к проливу Мармара, Мраморного моря, так и не встретив по дороге достойной добычи, за исключением массы рыбачьих лодок. Но в проливе нам первый раз подмигнула фортуна. Взяли трехмачтовый галиот с сухофруктами и вяленой рыбой. Причем хранили все это в одном трюме, совершенно никакого понятия о сортировке грузов у этих купцов. Потратили на них восемь снарядов с картечью, и не получили ни одной пробоины. Слабаки.

Добыча была так себе, отправил галиот с призовой командой, точнее с остатками старой команды и надсмотрщиками, присоединяться к конвою, предварительно облегчив его на судовую, весьма скудную, кассу — занялись поисками настоящей добычи. Для меня самое важное была не сама добыча, а то, что она не дойдет до порта назначения. За одно оценивал возможности ушкуев.

Мраморное море несколько вымерло, из-за блокады проливов, решили идти в Эгейское. Пора было намекнуть султану, что и от греческих продуктов он может быть отрезан.

Поздней ночью дошли до крепости Дарданелл, и заночевали напротив бастионов, перекинувшись буквально парой слов с патрульной, малой галерой. А вот утром пришлось наносить визит. Сообщение с Константинополем у Дарданелл было постоянным, так что особых новостей от меня не требовали, хотели просто пообщаться. Русский гарнизон уже стоял и тут, рыцари даже пытались что-то говорить по-русски — порадовали, но хихиканье удалось сдержать. Пообщались с рыцарями — через переводчика, разумеется — теперь ни в один поход без толмача не хожу. Но разговоры были светские, и помочь нам с обстановкой в Эгейском море особо не могли. Только если информацией, что ежедневно рыцари отгоняют от крепости корабли, бывает и по несколько раз в день. Пожалуй, можно настрелять нам уток прямо в проливе, не мучаясь поиском по всему Эгейскому морю.

Знакомил рыцарей с казаками, представлял их как преемников рыцарей в деле разгона пиратов. Запустил в оборот слово ушкуйник, пусть у морских казаков будет свой термин. Если честно — просто слово понравилось. Откланялись после обеда. За оставшееся до сумерек время вполне успевали выскочить из пролива.

Выскочили еще засветло, и нарвались на крупный рейд кораблей всяческих калибров.

Корабли вросли якорями в дно Эгейского моря, и стояли со свернутыми парусами. Казаки не стали разбираться, кто это, а налегли на весла. Мысленно перевязал себе один глаз черной повязкой, дал команду заряжать оба борта картечью и править в центр рейда, проходя через строй. Во всем этом сборище тревожили два галеона, солидно возвышающиеся среди меньших по габаритам шхун. Прижались к галерам, кричал казакам про абордаж галеонов в первую очередь. Сам целил между ними, благо стояли они рядом, в надежде, что стрелять друг в друга галеоны не станут, а развернуться, точно не успеют.

Величественно проходили по рейду, наблюдая суету на палубах. Никуда вы от нас не денетесь, вон, как глубоко сидите. Но стрелять никто не начинал, пытаясь разобраться в ситуации. Так, в торжественной тишине, вру, на самом деле под гортанные выкрики и вопросы со всех судов, наша троица, с фрегатом во главе и чуть отставшими ушкуйниками вошла в тень галеонов, далеко отбрасываемую ими под заходящим солнцем. Галеоны были небольшие, тонн на 300–400, фрегат их проскочит быстро. Надеюсь, они даже выстрелить не успеют.

В момент траверза, протискиваясь между этими бегемотами — фрегат открыл огонь по открытым пушечным портам. Стреляли в упор, когда дым от выстрела бился в борта галеонов вместе с картечью. Старались попасть по портам.

Интересно, чьи же это были суда? Что теперь они наши уже не сомневался, но раньше то, к какому порту приписаны были?

Фрегат стучал всеми своими шестнадцатью стволами, окутываясь облаком белого дыма, в котором совершенно невозможно дышать. Пушкари азартно расстреливали приличные запасы картечи, поднимая стволы от нижних палуб к верхним. Все же галеон, это не линейный корабль, и как их только мог раньше сравнивать. Шкуру галеона в упор — картечь прошивала, выкашивая орудийные палубы и дробно стуча по противоположным бортам. Фрегат закончил это избиение, только выскочив из створа галеонов, которыми уже занялись ушкуйники, судя по частым разрывам гранат на верхней палубе, и развернулся к остальным судам на рейде, баня орудия и перезаряжая их фугасами. Кто у нас тут пытается якоря поднимать? Башни отстрелялись фугасами по самым прытким. Остальных, два пожара, вполне убедили не торопиться.

174
{"b":"133492","o":1}