ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока говорил спокойным размеренным голосом, Петр слегка остыл. По этому конец фразы дошел до его сознания, подернутого пеленой ярости.

— Справедливости восхотел? Добро! Выслушаю! А после уж не взыщи. Пока, поди вон!

Ушел. Все же интересно, что и кто обо мне наговорил.

Заниматься портом и флотом расхотелось совершенно. Вышел на причал, уселся на настил, свесив ноги. Зацепился штаниной за плохо забитый гвоздь, хотел, было пойти разбираться, потом плюнул. Зачем мне все это? Да за каким эээ чертом, надрываю пупок и тяну за уши этих упертых ослов, которые готовы гадить на что угодно, лишь бы их заметили. Геростраты эээ чертовы.

Ведь и не претендовал на медаль во все пузо и место подле царя. Зачем же так охаивать было!

Ушел в лагерь к морпехам. Хорошо, что Тая далеко, хоть ей рикошетом не достанется. В лагере морпехов стояли преображенцы. До разоружения дело еще не дошло, но обстановка была напряженной. Только этого не хватало.

Приказал капралам собрать морпехов. На вяканье молодого офицера преображенцев, которого не знал, жестко ответил, что чина меня никто не лишал, как впрочем, и всего остального. Обвинения мне так же еще не предъявили. И младшим офицерам ко мне лезть не по чину, так что, пошел вон.

Собравшимся морпехам, прояснил ситуацию — что нас оболгали перед царем. Но государь обещал во всем разобраться сам. При любом раскладе — запрещаю какие-либо действия, против воли государя. Тренировки продолжаем по плану.

Хотя, день все одно пошел на смарку. К Петру дергали сначала бояр, что назначил начальниками, потом дьяков, со списками, потом даже капралов морпехов дернули.

А вечером Петр ушел к Керчи, в сопровождении дежурного фрегата. Кстати, дежурные фрегаты то же были моей идеей, но об этом теперь, понятное дело, никто и не вспомнит.

Обидно. Злая, детская обида переполняла всего, и ничего не мог с этим сделать.

Как только Петр ушел, ко мне потянулись за распоряжениями, что делать дальше. Потянулись, как ни в чем не бывало.

Очень хотелось наорать на всех, мол, живите дальше как хотите. Просите распоряжений у тех сволочей, которые только в ухо шептать сильны. И ведь не вступился никто! Тот же тезка промолчал. Серпентарий.

Наверное, только мысль найти этих змей, и упросить Петра, отправить их ко мне на флот, спасла мою сумеречную психику от срыва.

Две недели Петра не было.

За это время собрал сведенья, как все же обстоят дела. Шереметьев выступил на Крым, причем, уже должен быть на подходе к базовому лагерю, а вопросом этим никто не занимается. Что же это за идиотизм то такой! Адмирала, чуть ли не врагом народа назначили, а замены ему не дали, как и информации, о дальнейших планах.

Продолжил заниматься самодеятельностью. Приказал грузить всех утят провизией порохом и материалами для лагеря, и отправлять их на рейд Салинэ, под надзором одного фрегата. Хорошо, что с Петром пришли две баржи со снарядами, теперь был полный комплект на фрегатах, и еще чуть-чуть в резерве.

Философски решил, что если и это вменят в вину, то хуже уже все равно не будет, а Шереметьеву утята жизненно важны.

Начали прибывать грузы от Федора. Пока, в основном зерно. Велел делать под эти грузы новые навесы а пока разгрузить на берег, под тенты. Будем продовольствие сразу грузить на транспорты и везти в Константинополь. Для снабжения Шереметьева ждали еще баржи.

Грузопоток по Дону заметно подрос и продолжал набирать обороты, пришлось даже отправлять вверх по Дону бригады бурлаков, с охраной, разумеется. Одним словом, вновь развил бурную самодеятельность, даже назначив ответственных за речную доставку из стариков казаков, положив им жалованье капралов. Князь Львов самоустранился от всего этого, резонно посчитав, что мне уже терять нечего, и теперь, все непопулярные или спорные решения сваливал на меня.

Вернувшиеся утята, доложили — Шереметьев пришел, начал строить лагерь. Порох оказался очень кстати, татары наскакивают постоянно, и потери у него значительные. Утята привезли тяжелых раненных, и передали просьбу Шереметьева о больших транспортах. Раненных укладывали в лагерь моряков.

Про раненных то раньше и не подумал! Ведь очевидно, что такая большая кампания без тысяч раненных не обойдется. А у нас тут положить некуда и лечить некому, да и нечем. И Тая далеко. Долго колебался, отзывать ее от Цимлянска, или нет. Все же отозвал. Надеюсь, она не попадет под раздачу, хотя бы как единственный, опытный медик на всю округу. Но, до ее прибытия ждать минимум дней десять, так что пока надо справляться самим. Назначил своих морпехов медбратьями, они тут были единственные образованные по части медицины — по крайней мере, Тая часто с ними занималась в пути, скрашивая скучные переходы. К каждому морпеху приставил по три абордажника, пускай и этот опыт перенимают, скоро у нас тут огромный госпиталь образуется. Ну и сам теперь проводил с раненными большую часть времени, так сказать, профессор, со свитой студентов, раздающий указания кому что прописать.

Утят загрузили и отправили обратно к Шереметьеву, обещав, что большие транспорты будут в следующий раз.

Приход Петра не видел, только слышал — пушки на форте палили, приветствуя. Но было некогда, Ставили еще один лагерь для раненных, ожидая скорого возвращения утят.

Петр пришел сам. Думал, устроит мне очередной разнос, что не встретил государя на пирсе, хлебом-солью. Но разнос мне устроили за другое. Почему лагерь и порт не укреплен? Все. Мое терпение не бесконечное. Плевать. Тая еще не вернулась, пошло оно все к черту.

Вежливо, и по пунктам, изложил Петру все, что было сделано за эти месяцы, добавил, что все это делать приходилось самому, потому что больше некому! Потому что люди, которые могли бы сделать это все лучше меня — предпочитают ничего не делать, а только в царские уши наговоры про меня вливать. Не разорваться мне!

Петр в ответ наорал, что разорваться он мне может и помочь. Свита оживилась. Скоты.

Попросил у государя назначить мне преемника, передам дела, а после этого буду весь в его распоряжении. Перечислил десяток должностей, которые вынужден пока занимать одной задницей, и попросил назначить людей прямо сейчас — чтобы не затягивать с передачей дел, и казнью.

Правда, если быть до конца честным — с казнью у Петра получилось бы вряд ли. За две недели подготовил себе пути отступления.

Петр, в запале, прямо тут назначил из свиты претендентов на должности. В долгу не остался. Прилюдно, каждому соискателю, задавал вопросы, как он дела дальше поведет.

Зло задавал. Много врагов нажил. Нельзя таких бездарей на свет вытаскивать, они полумрак предпочитают. Но уж больно обидно было завалить все дело.

Петр опять наорал, чтобы не позорил боярство русское. Хотел ответить, что оно само себя позорит, но сдержался. Может, по этому, градус разговора на спад пошел. Петр успокоился, и велел вечером к нему на доклад, со списком, какие посты и для чего у меня тут заведены.

Остаток дня рисовал блок-схему азовского комплекса. Начиная от порта и рейда, заканчивая бригадами бурлаков. Добавил к этому перевалочные склады, причем с разделением, по трем потокам, добро государства, добро купечества и призы, временно складированные, от тех же казаков и солдат Шереметьева. Сам чуть не запутался.

Госпиталь опять же. С прогнозом, на значительное увеличение раненных. Ну и сам флот. Штаб флота в Москве, и с задачами не справляется. Разработка стратегии целиком повисла на адмирале. Так что преемнику рекомендую создать штаб, завести разведку и заняться планированием — так как удара осман ожидаем не позднее чем через полтора месяца. За одно, и кучу скоростных гонцов при штабе завести, что бы каждое решение могли с государем согласовывать, а то кончат, как их предшественник.

Отдельно вынес проблемы лагерей переселенцев, именно во множественном числе, проблемы их загрузки, снабжения и охраны. Отдельно добавил прогноз, по нехватке хлеба, и необходимости распахивания междуречья Волги и Дона силами смешанных артелей, и, само собой охраны для них. Уточнил, что это земледелие потянет за собой инфраструктуру, то есть амбары, молотилки, мельницы и прочее. Да и дома надо строить — палатки это временное решение.

179
{"b":"133492","o":1}