ЛитМир - Электронная Библиотека

Петр, по своему обыкновению, начал ходить из угла в угол.

— То сам, князь, ведаю. Аль еще что удумал? Больно покладист ты ноне.

— Есть государь, две задумки, что тебе за несколько лет и казну удвоят, а то и утроят, да людишки годящиеся появятся. Только, государь, непросто их запустить будет. Много крика боярского стоять будет.

— Ты мне не о крике сказывай, бабы, как новое дитя рожают, тоже криком кричат, однакож, потом бога благодарят. Дело говори.

Вот так, вечером 16 декабря, и случилось тихая революция. Сидели с Петром почти до утра. Вваливающихся к нам дворян Петр выпроваживал криком. Исключение только для тезки сделал, да еще сам позвал Алексея Васильевича. Вот тут стало понятно, что дела намечаются крупные и серьезные. Обычно, Петр со мной все вопросы сам решал, а раз дело дошло до подключения кабинет-секретаря Макарова, то задумки будут внедрены гарантированно. Макаров был, хоть и несколько излишне благоразумным, зато его пунктуальность и настойчивость ломала любые преграды. На любом крупном деле в стране лежала его тень. Рассказывал задумки еще раз, но теперь подробно.

Для начала, нам нужен табель о рангах. Не стал упоминать, что название это знаю только потому, что его Петр и ввел, в истории моего времени. Главное суть. Суть, правда, несколько расширил, и заточил под свои задачи. Но, надеюсь, хуже от этого не станет.

Нам нужно составить большой список, охватывающий все должности в стране нашей. Да разбить эти должности на два-три десятка классов. Должностей было несколько сотен, сгруппированных по признаку — военные, придворные и мирские. По началу, были еще и церковные должности, но в процессе обсуждения их выкинули, этот вопрос Петр обещал рассмотреть отдельно, и потом. Табель, сгруппированный по классам, давал понять, кто кому подчиняется, и как соотносятся друг другу должности и чины.

Как пример, рассказывал, как мой заслуженный капитан Орла, ломал шапку перед каким то боярином, которого и не знал то никто, не правильно это. Семена упали в благодатную почву, тот же Макаров был из низов, получивший должность не за родовитость, и хорошо понимающий, о чем идет речь. Костяк табеля у меня был. К Петру вообще не принято было ходить просто позубоскалить, он таких болтунов мог и палкой из кабинета гнать. Раз чего удумал, будь любезен, опись составить али чертеж — вот тогда разговор мог получиться.

В моем скелете табеля было несколько десятков чинов, условно разбитых по классам. Начиная с самого первого класса, холопов, продолжая, рабочими, солдатами, подмастерьями, капралами, сержантами, писцами. Далее шли старосты, мастера, дьяки, капитаны, поручики и так далее, вплоть до воевод, управляющих, адмиралов и генералов.

Должностей надо было еще добавлять, и тасовать их по классам. Специалистом по должностям у нас оказался Макаров, вываливая на нас всяческих постельничих, каптенармусов, фискалов, провиантмейстеров, аудиторов, лейбшицев, квартирмейстеров… Ходячая энциклопедия. Хорошо еще, что хоть он понимал, чем люди на этих должностях занимались, и мог соотнести их в табеле. Игра всем понравилась, должностей уже набрали около трех сотен, и продолжали вспоминать упущенное. Главное, что все должности на заводах и в артелях, даже будущих, уже в табель включил.

Сложность с разнесением была еще и в том, что одна должность могла быть в нескольких классах. Например, гвардейский капрал, был на один класс выше простого капрала, а из за этого пришлось добавлять промежуточные классы и вновь перетасовывать должности. Эта игра явно не на один день. Но тут главное начать.

Еще одним нововведением в табеле, были минимальные оклады, которые за эти должности надо платить. Пояснил Петру свою позицию. Мои заводы, да и не только мои, могут много полезного сделать. Те же косы для крестьян. Но купить все это крестьяне не могут, нет денег. А если деньги у них появятся, то купив те же косы, они много больше сена запасут, да смогут больше скотины содержать. Будет больше скотины, будет больше денег — они еще и маслобойки да коптильни прикупят. Так одно за другое цепляться и начнет. Но это только тогда, когда их помещик не будет забирать все, что они сделают. А указать помещикам, может только государь. Вот, коли этот табель, да с окладами, будет указом проведен — тогда совсем иное дело. Будет ограничитель для помещика.

На резонный вопрос Петра, в чем тут выгода, толкнул целую лекцию об экономике, как ее сам представлял, все равно лучше меня, в этом времени, никто не расскажет. А подвел итог налогами. Пора нам от налога с подворья, переходить к налогу с должности. Согласно вот этому самому табелю. Будем брать десятину от оклада. Если положили крестьянину 3 рубля в год, то с него 30 копеек налога, а с подмастерья кузнеца уже 50. А с мастера — рубль двадцать, и так далее. Казну соберем не менее чем вдвое, от теперешней.

Петру идея понравилась, только он сомневался, что помещики всю правду о своих крестьянах расскажут. Правильно сомневался. Тут государь, надо государева фискала в каждую крупную деревню сажать на жительство, да вменить ему «сказки» составлять, да в приказ их посылать. Коль фискал в деревне все время жить будет, а не наездами проверять — никуда от него помещик крестьян не спрячет. Рано или поздно, но всех крестьян фискал перепишет, да в табеле им соответствующие должности подберет, кузнец аль скотовод деревенский — плати по окладу мастера. А коль батрак, так и оклад у него соответствующий. Да опись эту в приказ отошлет, и копию помещику, чтоб тот оставлял людям положенное. А коль оставлять не будет, аль заартачиться налог платить по описи — ссылаясь, что у него мастеров нет, а одни холопы. То фискал вызывает людей с обозом из приказа, да приводит деревню к словам помещика. Коль нет мастеров, то и кузня не нужна, кузню в казну реквизировать. Мастера скотовода то же нет? Зачем тогда такое стадо? И стадо в казну. Рыбаков у помещика так же нет? Значит и сети с лодками лишние. Как помещик про такое прознает, то сразу с описью согласиться. А коль все одно не согласиться — то казне лишние кузни, скот да рыбацкий инвентарь не помешают. Только, крику будет — до небес. Но, про крики уже предупреждал.

Петр задумался основательно, а потом стал задавать неудобные вопросы. А с церковными крестьянами как? А с черносошными? А с мастеровыми как. Да, не все было гладко. Да только если новое налогообложение не примем — не видать нам роста внутреннего рынка. Нет у крестьян денег, и не будет, коль все по старому оставим. А не будет денег у крестьян, коих на Руси большинство — не будет и большой казны. Хоть и много еще темных пятен на этом деле, но начинать его надо уже теперь.

Поговорили о том, как начинать. Выложил, давно вынашиваемую, идею с казенным подворьем. Для начала отправим по деревням по два-три ветерана, в войсках уважение заслуживших. Пусть они закладывают большие подворья в крупных деревнях, да так, что бы и мелкие села и хутора вокруг, под их присмотром были.

А подворья надо большие, мы на этих подворьях еще и лавки казенные откроем, да лекарские дома для крестьян, а бог даст, еще и школы начальные, что смекалистых детей отбирать будут да учить всех грамоте. Коль все пойдет, как задумали, то через пяток лет не узнать Россию будет!

Петра перспективы радовали, но денег на это он давать был не готов. Кто бы сомневался. Ну а раз сомнений не было, надо вытаскивать еще запасенные козыри.

Вытащил следующий сопутствующий проект. Русский банк. Благо, Петр знает, что такое банк, в посольстве с этим дивом сталкивались. Пояснил государю, что фактории будем строить на деньги банка, Петру надо будет только оклады казенным людям платить, ибо, не гоже, чтоб государственный человек от купца деньги получал. Коль служит казне, то и оклад из казны получать должен, и не зависеть не от купца, ни тем более, от помещика.

А содержать факторию будет банк, но и прибыль с нее, коли такая появиться, так же в банк уйдет. Вытащил и проект фактории, с домами, амбарами лавкой и медпунктом. Все уже давно продумано, и десяток раз перерисовано. Даже школьный класс на чердаке медпункта предусмотрен. А у лавки, так вообще передняя стена откидная, на подобие козырька, а внутри все по уму, тоавры на группы поделены будут, и под них отделы нарезаны, за длинным «П» образным прилавком. Есть где жить, работать и лошадей держать. Есть даже приемная фискала, чтоб было, где крестьянина принять, ну или злого помещика. Флагшток, с флагом — и тот был предусмотрен. И смета была, мне ее плотники собрали. Такое подворье мне обойдется в 73 рубля.

209
{"b":"133492","o":1}