ЛитМир - Электронная Библиотека

Петру рисунки понравились гораздо больше, чем вся говорильня. Его, «Так тому и быть», пролилось бальзамом на сердце и опустошением в карман.

Для начала договорились на тысячу факторий, и Петр сел писать указ о создании казенной фискальной службы, и командировании в нее ветеранов из полков. Нам на этой должности молодежь не нужна, надо именно ветераны, желательно грамотные. Хотя, в фактории отправлю приказчиков, уж эти будут грамотные обязательно. Не говоря уже о медиках, которых еще где-то брать надо.

Местом сбора фискалов Петр назначил Москву, лагерь на Лобном поле. Оружие фискалам оставляли, как и оклад. А срок сбора установили начало марта. Так что датой создания казенной фискальной службы можно считать 16 декабря а вовсе не третье марта.

Для меня Петр вновь писал бумаги, хотя, думаю — фактории можно было бы строить и без них. Но пусть будут. Мне их еще размножить надо, и каждой группе фискалов дать.

Макаров обещал подготовить список деревень, с которых и начнем строительство, с сопроводительными записками по каждой из них. Адова работа, а он ее обещал сделать за месяц. Но не здесь, а в Москве. Пока существующий приказ решили не трогать, пусть наши фискалы годик, а то и два поработают вхолостую, а мы оценим, от какой службы будет больше толку. За одно успеем сеть факторий по всей стране раскинуть. А уж потом на этой базе буду большие дела делать.

Да и тысячи факторий явно мало. Изначально рассчитывал на три тысячи с постепенным ростом, и денег на это 250 тысяч отложил. Переговорил тихонечко с секретарем, попросив его подобрать побольше деревень, чтоб фактории густо Россию засеяли. Сказал, что тысяч пять потяну, но можно и меньше, так как ставить факторию на хуторе из пары домов слишком жирно. Надо деревеньку хотя бы с полусотней домов, а лучше, с сотней.

Пока мы тихонечко беседовали, Петр дозрел мыслью. Да, за крестьян — платит помещик, согласно фискальной сказке. За мастеровых — завод, согласно ей же. Причем, с мастеровыми все гораздо проще, они живые деньги за труд получают, и с них просто завод удерживать десятину будет. Так что, государь — заводы тебе больше всего налога принесут, и недоимок с них не будет, коль народ их товар покупать сможет. За артельщиков — платит артель. С ними несколько сложнее, они по большой территории ходить могут, те же углежоги. Да только свободных артелей, что не под рукой помещика али еще кого, а сами по себе — поди, и нет уже. Но для таких свободных ходоков — есть у меня еще одна придумка, государь.

Придумка дорогая — но очень нужная. И барыш она принесет большой, и потом от нее много прока будет. Не меньше, чем от табеля.

Надо нам ввести документ, в котором все о жителе прописано будет. И как звать, и чин его, и сколько налога заплатил. И обязательно фотографию в этот документ вклеивать. Предлагаю такой документ назвать паспорт, и делать его в виде книжицы, о нескольких листах. На первом фотография будет, да как звать, на следующем записи, кем да где работает, чтоб чин удостоверить, и таких записей может быть несколько, по мере того, как человек в чинах растет. Далее записи фискала, об уплате налога — с печатью фактории. На них несколько страниц отведем. Страничку другую отведем на записи об образовании, куда будем вписывать, каким наукам человек обучен, да кто обучил. И потом еще несколько страниц, куда можно вписать особые записи, если наградили человека, али наказали — да мало ли что понадобиться.

Вот с таким паспортом и должен будет по земле русской свободный люд ходить. Да сами они, налоги оговоренные, фискалам в факторию нести будут, чтоб очередную запись получить. А коль не будет записи такой, в течении года — таких считать беглыми и забирать в казну.

Только вот паспорт такой холопам, на помещика работающим — не нужен. Паспорт только для свободного люда. И этот статус для паспорта очень важен.

Паспорт будет дорогим, сюда и бумага нужна особая, гербовая, и фотографии индивидуальные. Да только, без такого документа нам никак налог со свободных не собрать будет.

И еще важно, государь, чтоб указ был — человек с паспортом освобождается от крепости.

Переждал закономерный взрыв негодования всех присутствующих, как мне это все надоело, утро уже скоро, спать хочу зверски, а тут еще и новинки в штыки принимают.

Да, Петр, именно так — коли крестьянин паспорт купит, то он свободным станет. НО цену на паспорт ты можешь поставить большую, одна только эта цена тебе принесет налога с этого человека на много лет вперед, и коль он сбежит сразу — все одно не беда, он уже налог за несколько лет вперед заплатил. А коли не сбежит, то еще и каждый год новый налог платить будет. Да тебе, государь, эти паспорта принесут больше казны, чем все налоги вместе взятые! Но просто так паспорт никому не надобен будет, как не заставляй человека его купить, все одно вывернуться. А коли паспорт, будет символом вольной от крепости — на него крестьяне по копеечке копить будут, о нем мечтать, и лучшей награды для них и не придумать. А то, что крестьяне свободны, станут, то не беда. Убегут лишь некоторые, у большинства тут дома и семьи. То, что они к другому помещику, али на завод перейти смогут — ну так помещик сам виноват, что крестьяне от него к соседу побегут — лучше за хозяйством смотреть надобно. В любом случае, казне от этого убытку нет, а только прибыль.

Много спорили. Точнее, меня закидывали вопросами и приходилось отбиваться. А как будет с рекрутами в армию? А как с работами государственными, на которые тысячи согнать порой потребно? Твердо стоял на своем. Рекруты с паспортом будут служить как все, но только не пожизненно, а пять лет, после которых, их надо отпускать. Пойми, государь, чтоб в казне деньги были, надо много работного люда, солдат, он ведь хлеб не растит, а вот ест его немало. Но и без армии нам никак, не будет у нас армии, так выращенный хлеб — враги будут есть. Вот и надо нам балансировать, чтоб и тут хорошо было и там. Вот и предлагаю — рекрутов с паспортом брать в армию на пять лет, за этот срок обучить его всем премудростям, да и отпустить работать. Это, конечно, если война не идет — если идет, то до конца войны. Посмотри, Петр, как хорошо получается. У тебя будет большая армия, а кроме нее будет еще большой резерв людей, прошедших через армию. Эти солдаты, отправленный из армии через пять лет в резерв — они ведь никуда не деваются, их, если что, и снова призвать можно. И будут они уже не ополчением, а вполне обученными воинами. Имея такой резерв, можно армию за считанные седмицы в несколько раз увеличить! А содержание такого резерва тебе ни копейки стоить не будет, более того, эти резервисты, еще и налоги тебе платить будут. Петру понравилось.

Только срок службы он пытался поднять. Пришлось пояснять, что если служить по десять лет будут, то еще через десять лет резервисты уже станут негодными стариками, и резерв получиться маленький. Самый большой резерв будет, если служить по году будут. Но за год ничему научить нельзя, и это будет просто потерянным временем — вот и берем среднее — пять лет, и научат уже качественно, и резерв будет большой.

Этой идеей Петр загорелся, гораздо больше, чем паспортами, тут же начав планировать новые полки, в которых треть будет служить пожизненно, а две трети будут призывниками. Старые полки он давно собирался распускать, еще тогда, когда мы с ним о новой северной армии говорили, с новыми уставами, которые за время посольства отредактировали и новым оружием. А теперь вот и новая структура набора в эти полки.

Свернуть Петра обратно, к обсуждению паспорта, стало очень сложно. Однако, это оказалось даже хорошо. Пока мы спорили, Алексей Васильевич указы составил, которые начинались как обычно «Мы, волею божьей…….. повелеваем» И подробное изложение про паспорт в одном указе, и про табель в другом. Петр прочитал оба очень внимательно, почеркал, вписал поправки, и кинул обратно Макарову. Все это, не переставая обсуждать со мной скользкие моменты, и задавать неудобные вопросы. Пожалуй, это была самая тяжелая беседа с Петром, если не считать прошлых эпизодов, когда он выражал мне свое неудовольствие.

210
{"b":"133492","o":1}