ЛитМир - Электронная Библиотека

Попадутся наверняка и бездельники, надо будет систему штрафов разрабатывать, с последней инстанцией — передачей таких Петру на рудники. Как верно говорили классики — «Не можешь, научим — не хочешь, заставим».

Продвижением указов, в том числе и указа об образовании новой фискальной службы, подписанный еще позавчера, занялся Макаров. Он мне к весне обещал собрать на лобном месте несколько тысяч ветеранов, что выдает Петр, и место под фискальный приказ в Москве, подыскать, который для начала документы на всех инспекторов выпишет, а потом с них сказки собирать будет. А дальше уже моя забота, отправлять новых фискалов по факториям. Еще приказчиков для факторий собрать надо, не меньшее войско, да снабдить их всем необходимым, но это уже пусть у Федора голова болит. Для начала отправлю ветеранов по деревням, пусть они нанимают мужиков, да строят фактории, по моим чертежам, за лето построят, а к сбору урожая и приказчиков по факториям рассадим, пусть скупают излишки и торгуют вещами первой необходимости — иголками, гвоздями, прочими железяками. Косы туда добавим. А со временем и более дорогие вещи, те же маслобойки да неводы. За зиму надо логистику наладить, в разных местах в факториях будут покупать разное и разное продавать, вот как поймем, где что надо, так и можно будет схемы перераспределения выстраивать.

Банк еще в самом зачатке, пока фактории просто как лавки пусть работают. За год утрясем состав и финансирование банковской структуры, и можно будет выдергивать из факторий персонал, на переобучение. Процесс не быстрый, но года за три должен начаться. А пока паспорта купят самые активные крестьяне, что умудряться сами деньги заработать и скопить. Вопросов впереди еще тьма, но дорогу осилит идущий, и ее длинна, еще не повод не начинать путь. Сдохну, но вытолкну Россию на эту дорогу, и еще платочком вслед помашу. Заниматься этими вопросами в последующем самому мне некогда, будем с Федором управляющих подбирать. А на мне еще флот с артиллерией висит, о чем Петр не преминул напомнить. Не понимает государь, что поднять внутренний рынок и покупательную способность населения для нас важнее, чем пушки делать. А у меня это больной вопрос. Могу производить на заводах много полезного, те же косы. Но никто у меня их не покупает, просто денег нет. Еще несколько лет назад с этой проблемой столкнулся. И только теперь появилась надежда, что и косы, и даже комбайны, в последующем — найдут своего покупателя.

Утром уезжали в Воронеж, спал, закутавшись в меха на санях. Снилось что-то хорошее, так как проснулся с прекрасным настроением, и даже серые низкие тучи, посыпающие снежной крупой наш короткий караван, быстро поглощающий километры степи, не портили впечатления. Полная туба копий указов и распоряжений, грела не хуже печки. Улыбался и смешил Таю. Улыбался злорадно, вспоминая, как Россию называли колосом, на глиняных ногах. Не знали гады, что ноги может и глиняные — но мы внутрь них стальной стержень вставим, порадуем супостата напрасными надеждами. Порадовал Таю, что решил вопрос с ее статусом. Будет она теперь профессором медицины, согласно новому табелю, не ниже генерала армейского должность. Но и спрошу за это сполна. А именно, даю ей год, чтоб она собрала по стране всех баб, которые лекарями служить захотят. Условия службы старые. За лето построим бараки новой лекарской школы, по проекту школы Воронежской, и будет под Москвой, рядом с Академией, женская медицинская школа. Отдаю ее целиком в руки заслуженного профессора Таи, и буду требовать минимум тысячу лекарок через год. Учить их грамоте, чтоб писать могли, и всему, что за эти годы сама Тая усвоила. С нее еще составление первого учебника, для начальной медицинской школы. И составить его надо за лето, осенью напечатаем, и будем вручать каждой студентке. Кроме того, надо составить еще и короткую медицинскую брошюру, которую включим в букварь, что нам типография готовит. Тут надо самое основное написать. Пусть те, кто читать учиться, тренировались в чтении на полезной информации, как лучше выжить в этом мире.

Сказать, что Тая не была рада — нельзя. С одной стороны, ее давно тяготил непонятный статус при мне. Теперь, когда ее новое положение можно было узаконить, многие вопросы отпадут. Но ответственности на себя никто брать не хочет, все считают, что они не готовы, и не справятся. Да куда вы денетесь! Вы у меня еще и Марс осваивать будете, на пороховых ракетах с ядерным двигателем!

Обсуждали брошюру, ее надо было преподнести предельно понятным языком, да еще благословлять бога на каждой странице. Кстати, надо будет отметить в предисловии благословение церкви, а то ведь могут новые факты за ересь посчитать.

Например, как сказать о микробах? Вот и расписывали тягомотину, что создатель, в великой милости своей, создавал тварей бесчисленное множество, и твари те, есть как большие так и мелкие. Вы же не сомневаетесь, что господу под силу сделать любую тварь? Вот он и заполнил ими и земли заселенные, и каплю воды, и самую малую песчинку. А разглядеть этих тварей можно только в специальное устройство, мелкоскоп, и то, что мы их не видим простым глазом, еще не значит, что их нет. И чем мельче твари, тем их больше, вспомним, сколько коров, а сколько комаров. Так вот, тех мелких тварей, которых мы не видим, еще больше и они везде. Среди тварей этих есть и такие, которые человеку вредят. Пчела, тварь божья, но укусить человека может. А если человека сотня пчел укусит? А много сотен? Тут то человек и помрет. И с мелкими тварями так же. Мы не замечаем, как они нас кусают, пока их несметные тысячи не соберутся. Вот тогда, человек может тяжело заболеть и даже помереть. А как же защититься от этих тварей, которых и глазом не видно, и рукой не прихлопнуть? Просто, надо не пускать их к себе тысячами. Мыться с мылом, не раз в месяц, а минимум раз в неделю. Руки, которыми есть собираешься, вымыть с мылом перед едой. Тогда, все мелкие твари с рук смоются, и внутрь не попадут. Воду кипятить, так как в кипятке ни одна живая тварь, какая бы она мелкая не была, не выживет, еду так же на огне готовить. Одним словом, чем меньше в себя мелких тварей впустишь, тем здоровее будешь. А если кто уже заболел, и кашляет. Такой вокруг себя множество тварей мелких разбрасывает. Надо такого больного отдельно от здоровых держать, и тряпочную повязку плотную одевать тем, кто за больным ухаживает, или рядом с ним находиться. Чтоб мелким тварям сложнее было в здоровых проникать через нос и через рот. Ну а больного лечить можно так…

Вот в таком стиле и писали брошюру. Учебник то напишем более научно, а брошюру надо разжевать, да еще церковный базис под нее подвести.

До Воронежа добирались почти месяц, за это время успели написать многое. Плохо было то, что записи Таи сгинули вместе с Орлом. А хорошо, то, что память у нее отличная.

Еше порадовала ее основательность сбора в поход. Зная, с кем связалась она и бумаги со складов набрала, и мелочей в быту полезных. Интересно только, как она все это получила? Оказывается, просто купила. Таааак! Значиться Таганрожские склады добром приторговывают? И почему мне этот вопрос раньше на ум не пришел? Тая меня заверяла, что все по правилам. При складах уже давно лавка работает, и деньги с нее не по карманам расходятся, а в казну порта идут. На счет карманов — усомнился. И кто это у меня, интересно такой шустрый? Оказалось — боцман. Обалдеть! Хотя, теперь про карманы верю больше, боцман мужик надежный. Что-то наверняка разворовывают, за всеми и он не уследит, кто-то и из-под полы торгует наверняка, но хоть большая часть сохраниться. Ладно, поживем — увидим. Все равно уже возвращаться поздно.

Воронеж встретил нас хорошей погодой, подъехали к школе под вечер, и, разместившись в офицерском доме, пошел осматривать свое творение, отложив все торжественные мероприятия и собрание преподавателей на утро, тем более, что большинство из них жило не в школе, а в Воронеже. Директором тут был вице-адмирал Георг Лим, водивший во второй Азовский поход гирлянду галер. Правда, в боях так и не участвовавший, зато хозяйственником он был явно хорошим. Школа выглядела аккуратненькой и ухоженной.

212
{"b":"133492","o":1}