ЛитМир - Электронная Библиотека

Наш торговый флот потерь больше не понес, а вот прибыль принес изрядную. Особенно меня радовали солидные запасы привезенного шведского железа и меньшие, но тоже приличные, запасы меди.

Ганзейцы расширялись, у них не все было гладко, начинались некоторые волнения в руководстве. Но после Константинополя все затихло. Надо будет навестить моих советников — два года без руководства вполне могут навеять дурные мысли.

Заказанную мной ганзейскую факторию, под Москвой, Федор построил. Более того, он добавил от себя в проект дополнительные амбары и расширил гостевой дом. И практика показала — он был прав. Мало того, что теперь эти склады сам же Федор и использует, как перевалочную базу, так еще приходили четыре ганзейских каравана и хвалили факторию, так что она уже начала себя окупать, и такими темпами окупит буквально за пару лет. Возможно, что еще и расширять придется.

С Академией было хуже — ее финансировали, большей частью, дворяне и строительство шло медленно, хотя преподаватели уже приезжают. Некоторых, в том числе и Лейбница, поселили в уже построенных домиках профессорского поселка при академии, остальных распихали по гостевым домам, в том числе в ганзейскую факторию. Так что этот вопрос будет стоять остро. Преподаватели пока еще не ропщут, изучают язык и Москву — но надо им накидать научной подкормки, а то могут начаться и проблемы. Причем, подкормку придется строго фильтровать. Пока никаких двойных технологий, надо серьезно подумать, куда направить их пыл. Ньютону уже давно думаю подкинуть теорию относительности — ему понравиться.

Геометрия Лобачевского — пусть выводят следствия из того, что через точку, можно провести несколько прямых, параллельных прямой, не проходящей через эту точку и все они будут лежать в одной плоскости — глядишь и изобретут мне пространственные кротовины.

Таблицу Менделеева пока не дам, надо собирать с них данные по химии — у меня знания ограничены парой узких областей. Про электричество — надо подумать. А вот для Лейбница есть работа — он у нас любитель арифмометры строить — сформулируем с ним двоичную систему счисления и логические элементы, не привязывая их к способам реализации в металле. Пяток логических элементов ему подброшу, а вот дальше — ему работать. Пусть мне создаст основу под логические машины и блок-схемы. Буду подбрасывать ему периодически идеи, глядишь, и до программирования дойдем, в теории, разумеется. А как только транзисторы родятся — для логики из них уже все будет готово.

Вот такого плана, теоретическими задачами и надо грузить моих профессоров. Чтоб и им было интересно, и передавать за границу бессмысленно для военного дела.

Сложнее было с нанятыми мной, во время посольства, рабочими. По нашему контракту они должны были самостоятельно открывать под Москвой производства. Станки эти специалисты привезли, и даже их собрали в помещениях, подобранных Федором. Даже проживание наладили, благо, с этим в ближнем пригороде полегче. В смысле, купить помещения под производства и жилье — дешевле и проще. А вот работали эти мануфактуры крайне вяло, судя по результатам. Только-только себя окупали. Федор намекал, что он привык, за эти годы, к несколько иной норме прибыли, и просит меня заняться этими производствами, пока они не стали убыточными. Покивал, соглашаясь, найду время — меня не столько норма прибыли интересует, сколько объемы. Производства сюда приглашал только самые необходимые и мне нужны от них объемы. Особенно от стекольщиков — на их стеклодувную мастерскую большие планы — делать лампы далеко и везти их в Москву в телегах может стать накладно из-за боя.

Раз уж заговорили с Федором о производствах, порадовал его новым производством, на которое государем дарованы земли Мещёры у реки Гусь. Там нам художественный стекольный промысел осваивать надлежит. Для начала, туда летом отправим партию людей, искать в округе песок хороший, да место удачное, а за одно, пусть присмотрятся, вдруг, еще, что полезное найдут. Хотя, место на карте примерно покажу. И в эту группу включим мастера стекольщика, которого наняли, и который все одно баклуши бьет.

Федор покивал, мол, новое производство — это хорошо, а то, что на него государь соизволение дал — еще лучше.

Эх, брат Баженин — не знаешь ты, что эти производства уже мелочи, по сравнению с тем, что нам предстоит в ближайшее время. Наверное, пора переходить к своему рассказу.

Мои новости потребовали существенно больше времени. История, рассказываемая по тридцатому разу приобретает некоторую полированность. В ней появляются паузы, для восхищенных вздохов слушателей и многозначительные перерывы, для нагнетания обстановки. Буду считать, рассказ Федору генеральной репетицией перед демонстрацией пьесы двору. Всерьез задумался о печатном издании «Деяний великих государя Петра Алексеича, и верных его подданных, Корнелиуса Крюйса, Бориса Шетеметьева, Алексея Шейна и Ивана Мазепы, а так же иных бояр достойных». Кстати, примерно так, витиевато, тут и называли всяческие документы, в том числе и официальные. Мысль была настолько привлекательна, что решил первым делом посетить в Москве типографию, а пока записать историю на бумаге.

Наконец, генеральная репетиция закончилась, все вопросы нашли свои ответы, и можно заняться делом.

А дело было простым и не особо замысловатым. Надо тысчонку надежных приказчиков, на первых порах, а потом еще столько, и не известно, сколько раз по столько.

Порадовался шоку Федора. Добил его пожеланием, что надо это все к лету, и выслушал об абсолютной невозможности затеи. А то сам не знаю. Уж и помечтать нельзя.

Зато, после шоковой терапии предложение по строительству двух школ — гостевой и медицинской — прошло без лишнего ажиотажа.

Схема работы гостевой школы будет такая же, как и у медицинской школы Таи, учим студентов, отправляем их в фактории, после чего повышаем в звании и даем руководящие должности, в тех же факториях, например. А еще можно купцам уступать обученный персонал, за некоторую компенсацию. Но об этом и позже подумать можно.

Главное теперь — набрать небольшой первый курс, лучших, оставить учителями, остальных распределить по факториям. Школу построим рядом с медицинской школой, и преподаватели общих дисциплин у меня будут между ними циркулировать. Циркулировать, конечно, будут не только преподаватели — но это не так уж плохо — будем в фактории семейные пары отправлять. Вот только преподавателей у меня пока нет. И школы нет. И студентов. Мдя, как все запущено.

Пускать в именье еще и учеников-приказчиков желания не было, договорились для них использовать амбар московского подворья, как временную базу. За одно, ускорим строительство школ, чтоб избавиться от студентов под боком. Набор студентов поручил Федору, у него масса знакомых купцов, имеющих сыновей и не знающих, куда их пристроить. Более того, на первый набор можно собрать уже взрослых и частично обученных средних сыновей, старших никто не отдаст, а дальше уже переходить к младшим и увеличивать сроки обучения. Федор стонал от моих прожектов, но это было только начало.

Мы, уважаемый Федор Андреевич, не просто расширяем наше дело, мы врубаемся на просторы Руси-матушки. Строим тысячи факторий, организовываем по ним грузопотоки, готовим людей, ну и совсем мелочь — получим немножечко прибыли на всем этом деле.

И это первый этап. На втором — организовываем полноценный банк и туда войдут многие.

Во взгляде Федора транспарантным шрифтом проступила надпись — «Где деньги на все взять, прожектер ты наш — ведь свою долю, ты уже истратил…»

А теперь, Федор, о главном.

Вытащил из планшетки сметы и планы факторий. Планы, правда, только общие, подробные у меня в багаж упакованы. Вот эти суммы в общее дело вносит фонд, потом расскажу, что это такое, главное, на строительство хватит. Из ваших, с Осипом денег обеспечиваем наполнение факторий и оплату издержек за первый год. Далее, фактории должны переходить на самоокупаемость.

Порадовался крепкому здоровью Федора. Цифры, все же, были шестизначные. Оставил его в кабинете, разбирать сметы и приобретать естественный цвет, а сам пошел на кухню, раздобыть, что ни будь вкусненькое — разговор предстоял еще долгий.

220
{"b":"133492","o":1}