ЛитМир - Электронная Библиотека

Выстрел получился более жесткий, дыма было очень мало, пуля ушла много глубже. Надо чуть поменьше пороха класть. Гильза при откидывании ствола вышла сама. Пистолетом остался очень доволен. С третьей попытки остановился на четверти веса пули. Проверил дальность, судя по всему очень далеко, а прицельная дальность такого длинноствольного пистолета подучалась даже побольше, чем у гладкоствольных ружей, если вспомнить с каких дистанций стрельцы стреляют. Привел еще двух помощников, показал как взвешивать и набивать. Велел набивать все что успеют выпустить другие цеха. Еще раз рассказал насколько взрывоопасную штуку делаем, никакого курения, никакого железа, все только руками, щипцами палочками и нежно-нежно без ударов.

Пошел к морпехам, собрал и толкнул речь, что настал счастливый час обретения оружия. Скоро все получат свое первое… ну и так далее. Велел усилить тренировки с макетами. Морпехам, сразу как был нарисован пистолет были сделаны столярами деревянные макеты с целиком и мушкой а под деревянный ствол подвешивали кусок стального прута, так что их макеты даже потяжелее пистолета получались. Теперь они целыми днями целились с двух рук, чтоб привыкнуть к весу и победить тремор рук и ствола. Получалось неплохо, пол года тренировок карабканья на стену развили руки.

Отозвав сержанта велел организовать еще два поста рядом с пороховым цехом. Никакого огня и курева, всех кто будет рядом с огнем или курить отгонять подальше, при малейшем пожаре один помогает заливать, второй бежит по цехам и уводит людей. Все очень серьезно.

Пройдя с сержантом и отобранными им морпехами из дежурного экипажа обратно к цеху еще раз объяснил что делать и как это все серьезно. Зашел в цех, повторил лекцию об осторожности и забрал готовые патроны, рассовал их по кармашкам на поясе, сделать успели прилично.

Пошел к плотникам сделали станок для зажима пистолета, сделали монументально, хотя потом сделаю железный.

Взял еще помощника, мастер начал стонать что нет больше людей, обещал больше не брать. С помощником вынесли станок по пристрелке на холодный склад. Объяснял зачем пристреливать пистолет и как это сделать. Слава высшему разуму работники на верфи тупые не задерживаются, остаются обучаемые и сообразительные. Пристреляли первый пистолет с трех выстрелов, подтачивая и подбивая целик с мушкой. Третий выстрел лег вообще идеально, считай в десятку отмеченную на щите из толстых досок. Доски пули пробивали и падали между щитом и железным листом прислоненным к стене. Потом весь свинец собрать и на переплавку, гильзы в повторное использование. Второй пистолет помощник пристреливал сам, я только наблюдал. Пристрелял с четырех патронов, был похвален. Показал как чистить стволы ершиком, после стрельбы. Далее показал как пристреленный и почищенный пистолет заворачивать в промасленную бумагу и куда класть. Ну вроде все. Делаю день отдыха. Башка болит, глаза болят. Не заболел ли часом.

Ушел домой жаловаться на жизнь своим женщинам. Обрадовавшись, что возвращаюсь из очередного цейтнота, они меня залечили и заласкали. И то и другое было замечательно.

Утром валялся в постели почти до обеда. Снова стал чувствовать себя человеком. Болезнь вчерашнюю то ли вылечили, то ли просто так устал, но сегодня был как огурчик, то есть зеленый и пупырчатый. Вспомнил, пока валялся, про конкурс на название кораблю и носовую фигуру. Пошел после обеда на верфь, извинился, что забросил корабль, сослался на срочные дела по государеву поручению и сказал, что готов слушать варианты.

О вариантах спорили до сих пор, по этому меня и не дергали. Назвать кем то из рыб — не передает заложенного величия. Из зверей лесных — морскому кораблю подходит мало. Перебирали птиц. Хотели назвать стрижом, как самой быстрой птицей, но больно уж несолидно для государева заклада в спор. Теперь большинство склонялось к орлу.

Выслушав, этот довольно путано преподнесенный рассказ, утвердил название «Орел». Велел чеканить из латуни название и вешать его с обоих бортов у носа и еще одно на корме. Носовая фигура была очевидной. Но порисовав с мастером орла с раскинутыми крыльями под бушпритом пришли к выводу, что первая же захлестнувшая нос волна поотшибает орлу крылья и получиться нехорошо с символом. Однако вспомнив многочисленные телепередачи про животных остановил в памяти кадр, на котором изображен орел перед тем как схватить жертву. Крылья отброщены назад, лапы выпущены вперед и вниз, когти растопырены, шея выгнута к земле, клюв раскрыт. Очень мощная картина. Набросал как мог, все же художник из меня плохенький. Показал как расположим, крылья вдоль бортов, шея под бушпритом, лапы на уровне середины форштевня. Только вот лапы ковать надо, они будут часто волной захлестываться. Вид получался неплохой, даже на моем низко художественном рисунке. Орел, охотящийся на каждую волну. Верфь была в экстазе, пожалуй это именно то, чего не хватало нашему произведению искусств. А кораблем это уже было сложно назвать, скорее экспонат музея. Надеюсь он все же будет еще и быстрым. Озадачив мужиков обсуждать, как и из чего делать наше носовое чудо, подбросил им мысль, что можно собрать из листов латуни на объемном каркасе, уточнив, что латунь от морской волны почернеет. Мужики предложили позолотить и погрустнели. Думал им золота жалко, а они оказывается, готовились ради большого дела собой пожертвовать. Тут золотили амальгамой золота, то есть растворяли золото в ртути, ртуть растягивали по поверхности метала, металл грели до испарения ртути а золото осаживалось на металле. Ну и понятное дело от паров ртути пара тройка десятков рабочих умирала. По этому все позолоченные купола церквей это несколько десятков принесенных в жертву рабочих. Жуть, человеческие жертвоприношение на алтарь христианского бога. Задумался. Контактные площадки под радиодетали мне золотить приходилось. Но вот раствор брал готовый в магазине, надо вспоминать состав на этикетке. Причем если кто думает что для золочения обязательно нужно электричество, то он ошибается. Гораздо более плотное золотое покрытие получается если просто в гальванический раствор опустить цинковый, или оцинкованный электрод и медную деталь, соединенную с цинковым электродом проводом. Электрохимическая разность потенциалов осаживает на меди и ее сплавах очень тонкое и прочное покрытие. Все что надо у меня есть, вот только раствора нет. Хлорное золото получить могу из золота, потравив его царской водкой а полученный раствор выпарить. Соляной кислоты у меня нет, но имея серную могу перегнать из поваренной соли. Только вот летуча она, холодильник придется делать. Кроме хлорного золота в растворе точно было много гидрокарбоната калия, его могу гнать из поташа, пропуская через раствор дым от костра и собирая выпадающий осадок, потом растворяя его в воде и фильтруя. Вроде способен выполнить все операции, надо будет попробовать пару корпусов часов позолотить. Заметил, что мужики вокруг замерли и ждут, когда их самый большой мастер всплывет в этот мир из глубин мысли. Они уже привыкли к моим периодическим клинам. Обещав мужикам обойтись при золочении без человеческих жертв, чем сильно их обрадовал, пошел на дальнейший обход цехов.

Мастера молодцы, хорошо научились новые работы делать, за весь обход ни одной не решенной проблемы не встретил. Кое что стоило решать по другому, но результата добились и нечего тогда лезть с указаниями. Похоже завод выходит на рабочий режим, и ему теперь главное сырье подвозить да новые идеи подбрасывать. Зашел к химикам, огорчил их новой кислотой, нарисовал оборудование, которое надо сделать и подготовить для кислоты и гидрокарбоната, и сразу же оборудование для золочения латуни. В нем ничего сложного, только что нужен внутренний стакан для ванны чтоб не смешивались растворы соли и гальванический, за счет этого стакана разность потенциалов и образуется. Дома для этих целей был пористый керамический стакан, ну а тут можно попробовать обойтись карманом сшитым из нескольких слоев парусины. Дав химикам два дня на подготовку пошел к плотникам, попросил сделать несколько ящиков с ручками, под патроны. Обсудили размеры, и как проложить промасленной бумагой. Пару ящиков они мне сразу сделали, остальные велел относить к пороховому цеху. Пришел в пороховой цех, сгреб все имеющиеся патроны в ящик и наказал работникам, как принесут ящики, чтоб грузили в них патроны и сразу уносили из цеха. Ящик с патронами получился тяжеленький. Вынеся его и пустой ящик из цеха подумал, а чего это я все сам таскаю! Руководитель я или кто? Пошел к морпехам, сержанта не было, дал команду капралу дежурного экипажа послать людей за патронами и за парой пристрелянных пистолетов. А сам с капралом пошел выбирать место для стрельбища. Берега Двины около Вавчуги высокие, рассеченные множеством оврагов и найти подходящее место поблизости от казарм труда не составило. Разметили место, решили делать навес и настил для пяти огневых рубежей. Нарисовали эскиз. Нарисовал эскиз переносной стойки мишени с пуле улавливателем за ней, а то свинца не напасемся. Поставил на эскизах подписи, дописал что стоек под мишени надо десяток и поручил капралу самому решать вопросы с плотниками и кузнецами. Вернулись в казармы, застали там посланных за оружием и патронами морпехов. Пока капрал раздавал поручения меня стукнула мысль, что надо охраняемую оружейную комнату, нечего морпехам с оружием и патронами по заводу ходить, пусть с дубинками так и ходят. Пошли с капралом решать где и какой закуток под оружейную отведем. Нарисовал еще один эскиз закутка с двумя входами, рядами крючков под кобуры с оружием по стенам и шкафом под патроны. Пусть пока так будет. Между дверьми помост под постоянный пост и сюда же решил поставить знамя, сразу напротив входа будет. Отправил капрала решать все вопросы, морпехов поставил на пост перед будущей оружейной, пусть пока охраняют коробку патронов и пару пистолетов.

39
{"b":"133492","o":1}