ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец отобедали, поток восхвалений иссяк, народ подустал. Самое время для танцев и музыки. С танцами это не ко мне, а музыку послушаю, так как уходить мне с праздника в честь меня же не положено.

Петр взял слово, начав толкать заключительную, как я надеялся, речь. Сказал, что ему понравилось столь единодушное одобрение моих столь многогранных талантов, и что он не может оставить такой, наделенный господом всяческими талантами, самородок без надлежащей огранки и оправы. Мне даже зябко стало, сейчас как начнут гранить и оправлять, потом ведь не сбежать будет.

— А посему — продолжил Петр — имея ранее беседу со своим царственным братом, императором Священной Римской империи, и решая о достойной награде верным и зело полезным подданным. Ныне, по ходатайству моему, вручаю мастеру Александру титул князя Римской империи. Виват князь Александр!

Бурная радость окружающих меня просто оглушила, нельзя же так радоваться, мне вот не очень радостно. Теперь с меня спрашивать начнут по полной программе, отрабатывай титул. Интересно, а налоги мне то же в Рим отправлять?

Петр, переждав шквал виватов и просто криков, поднял руку, и продолжил в затихающим зале.

— С лета взращивая новых воинов, князь Александр заложил основу новому полку, новому во всем, от формы до вооружения. И в деле этом достиг успехов столь значительных, что нашим указом присвоено полку звание гвардейского. А вот командует этим полком человек без звания, что для гвардейского полка неможно. Выслушав отзывы верных офицеров моих о талантах военных графа Александра, утверждаю его в должности командира Двинского морской пехоты лейб-гвардии полка, с присвоением ему звания полковника.

Новый шквал оваций, хоть и не такой бурный, похоже некоторые уже точили зуб на командование морпехами. Фигу им, загубят на корню специфические войска, не для атаки на полях задумываемые. Но общий настрой все еще оставался положительным.

И Петр наконец то подвел итог

— Сий князь у нас получился титулярный, жалую ему земли подмосковной с деревнями и жителями, дабы князь поместьем озаботился и земли те возвысил. А так же жалую ему привилегию бессрочную на недра гор уральских, о коих он так просил, да на земли с жителями, кои ему для рудников да заводов потребны будут. И жду от привилегии той прироста великого славы русской как в товаре так и в оружии. Что скажешь на это князь Александр?

А что тут сказать? Обложили как волка красными флажками.

Нет, ну Урал то меня интересует, по всем историям получается, из той кладовой можно очень много зачерпнуть. Но вот в таком контексте, мне уже не нравиться, тихонько работать ведь не дадут. Тем не менее, ответную речь толкнул, закачаешься. Самое главное, не запутался в своем же словоблудии. А если отбросить девяносто девять процентов накрученной мишуры, то получиться — да, спасибо, берусь за эту работу, но быстрых результатов не ждите, все с нуля делать надо, а вот как сделаю, о славе русской не то что заговорят, кричать на каждом углу будут. Ответной речью все остались довольны и началось повальное тисканье и целование именинника. Масса молодых дам внезапно воспылала страстными чувствами а некоторые обсуждали со мной деловые аспекты, что их земли пришлись бы мне кстати для рывка на Урал и они могут мне помочь, правда опять все сводили к замужеству. О моих знакомых даже не говорю, радость их была такая, как будто наградили лично их. Все это происходило на фоне проходящих танцев, в которые меня старались затащить. Одна нервотрепка. Таю так вообще старательно от меня оттерли, видимо тут знали, что она мне не жена, и мне пришлось разыскивать ее по всему залу. С ней под ручку было меньше шансов услышать весьма откровенные предложения от прекрасной половины зала, да и желающих потискать меня и выпить стало поменьше. Как выяснилось пережить награду порой сложнее чем ее заслужить. К огромному моему облегчению, Петр пригласил меня в кабинет, но увидев умоляющий взгляд Таи, попросил разрешения у Петра, чтоб она нас сопровождала, иначе ее тут сожрут. Петр разрешения не дал, приказал управляющему позвать Анну Монс, и передал ей Таю с наказом обеспечить несъедобность моей подруги. А мы имели долгий разговор в кабинете Петра. Разговор очень плодотворный. Петр сказав «А» больше уже не останавливался. Бумаги он писал прямо в кабинете, гоняя слуг то за одним то за другим чиновником. Теперь мне можно было пинком распахивать любые двери и ставить в интересные позы всех сопротивляющихся. Только теперь зримо до меня дошло, что такое карт-бланш. Поговорили и о делах текущих. Тульцам уже направили указание делать только штуцера, пули для них переливают и активно снабжают самые боеспособные полки, во главе с преображенцами и семеновцами. Государю требовались пушки и оружие. Обещал заняться этим сразу по возвращению на заводы, но пояснил, что быстро не будет, просто нет для этого не сырья не цехов. Большим потоком оружие пойдет только после старта уральских заводов а это не менее трех лет, хотя рудознатцев на Урал я отправил еще летом, пока они руду да уголь найдут, пока заводы поднимем — это не менее трех лет, и то если государь много людей для этого выделит. Государь несколько расстроился, три года в нашем возрасте это целая вечность, и Азов придется воевать старыми способами. Людей обещал, но и спросить обещал строго. Обсудили развитие торговли. Затронул тему развития представительств за границей, что нам жизненно необходимы не только торговые корабли но и торговые представительства за рубежом, куда эти корабли могли бы везти товар. А без этого нас будут вынуждать продавать товары по дешевке. Нудно большое турне государя по заграничным государствам, где он мог бы заложить наши торговые фактории и оставить там верных людей. На возражения Петра, что представительств и так полно, пояснил разницу, между занятиями политикой и торговыми делами, не надо это смешивать, хоть и дружить между собой эти представительства обязаны плотно. Закономерно всплыл вопрос о кораблях, как военных так и торговых. Рассказывал, почему поморы не строят большие корабли. Да просто денег у них нет на большой корабль и его содержание. Надо организовывать кумпанства, которые могли бы потянуть корабль в складчину. Но тут важен интерес государства, например льготы какие то этим кумпанствам на торговлю, коль они на кумпанство три и более корабля построят, способных море пройти, и не менее определенного веса груза взять. А для строительства военных кораблей, можно те же кумпанства привлекать. Только вот следить за этим надо строго, а то построят они корабли из чего попало, лишь бы перед царем отчитаться. Петр обещал подумать.

Говорили и о мелочах, Петр даже упомянул во сколько его кузнецы оценили мои походные кухни, и на такие деньги он лучше новых пушек и штуцеров закупит. Кузнецы тут зажрались. Уговорил Петра не отказываться от затеи и обещал прислать ему столько кухонь, сколько смогу сделать. Окончательно впав в маразм, обещал сделать их за свой счет, пусть это будет налогом с производства. Петр согласился, сказав, что освобождает меня от остальных налогов, коль я буду десять кухонь в месяц ему поставлять. А с уральских он будет требовать по десять пушек, а остальное покупать. На чем и договорились, и бумагу Петр написал, и опять бегали чиновники. Очень плодотворный вечер, обсудили и решили тьму проблем, которые могли возникнуть в будущем. От Петра вышел с толстенной папкой бумаг и сильно навеселе, так как решение вопросов Петр сопровождал стопками. А угля под рукой не было. В зале продолжалось веселье, вся эта суета мне уже казалась милой, и приходилось постоянно себя контролировать, в том числе и походку. По пути отбивался от искренне желающих со мной выпить и пообщаться, ссылаясь на дела данные государем, предлагал поговорить завтра, послезавтра. Удовлетворил только церемониймейстера, требующего от меня герб. Выдал ему кокарду с картуза, и велел придумать самому нечто величественное на этой основе. Чиновник искренне обрадовался такому доверию и обещал приложить все силы. Таю нашел с трудом, ее плотно окружали дамы и активно пытали, но выглядела Тая прекрасно, даже раскраснелась. Забрал ее и поведал разочарованным дамам, что государь дал поручения, требующих немедленного выполнения. Кстати не соврал, государь говорил, что мне отдыхать надо хоть иногда и бабу — вот это иногда и наступило. Добирались до шатров уже как в тумане. Буркнув ожидающим нас в полном составе морпехам, что все хорошо, государь был очень щедр, наградил меня титулом и званием полковника, а так же напоил до состояния не стояния, завалился спать в кунге у Таи.

54
{"b":"133492","o":1}