ЛитМир - Электронная Библиотека

— Всем спать! Миха, куда полез, сиди и смотри! Глеба, останься тож. На носовые иди, да смотри за ними. Как натянуться, сверх меры, аль затрепещут — покрикивай, я курс подправлять буду, да и сам платками поиграй, чтоб на курсе стояли. А за останими летучками сам посмотрю.

— Эй внизу! Пока не разлеглись, Поднимите там Проха, пущай на гафель идет.

* * *

Хорошо идем, нож журчит, волне кивает. Всего и делов то, на ручку вправо да на ручку влево поворачивать. Благодать. Услышал господь наши молитвы. Морем, как любыми руками обнимает. Что-то Глеба не слышно давненько, одного Прохора с его байками токмо и слышно

— Глеба! Не спишь там? А чо молчишь? Ну не спи смотри.

— Миха! Чего распрыгался? Коль рога, кричи где. Купцыыыы?! Далече? Ну так бог им в помощь. Чего разорался то! Пока они до монастыря спустятся, а опосля до мысу поднимутся мы ужо в Двине будем. За морем смотри!.. Да показывай им што хош, все одно не увидят, а увидят так не дострельнут.

— Прох, ну хватит ужо, ты про то не раз обсказывал. Постой у кормила пока. Спущусь братов поднимать, поснедаем, да к дому вертать будем.

* * *

— Ну что мужики! К дому вертаем! Домой стежка завсегда короче! Готовы?

— Поворооооот!!! Вытягиваеееееем! Отпускай, отпускай… Вытягивай! Крепи!

— По снастям! Реи повернуть, да больше поверни, ее как платком потянет, так и вывернет!

— Выпускаем! Миха! Помогай на гроте! Прох! За гафелем смотри, куда он у тебя вывалился! Глеба! Что там на носу! Повело нас на берег! Ну так отпустите забытые платки!!! Чем…!..! И потом… чтоб ляса не точили! Мужики! Да только что ж снедали! Что вы как с голодухи, сильнее вытягивайте! Еще сильнее, чтоб гудели.

Прости господи, грешного меня. Сил на этих олухов нет. Но какие мы молодцы! Лихо то как, даже быстрее чем с мастером идем. Даст бог удачи еще на десяток часов, и в Двине будем. Прям на вздох и войдем, глядишь к заутреней пред мастером встанем.

* * *

— Миха! Миха, слазь, ничего ты оттуда в реке не высмотришь. На нос иди, тут ужо мели поопаснее будут. И не засни там гляди! Видел я, как ты из гнезда свешивался! Опосля о сне твоем богатырском поговорим.

— Мужики! Чуток еще. Как придем, платы скатаем, и о новой заутренней спать будем, А пока не спать! Гляньте как платки слабиной заиграли. Выбирай слабину! Не спать!

Мало нас все же для такого корабля. Край как мало. Мнеб еще одну такуж артель на смену — да мы бы с прибаутками к рейду подходили. Но слава богу и мы дошли, вон за островком и рейд откроется. Как тама купцы делают, палят на подходе? Так мыж тоже могем. Как там стрелки делали, оттянуть да бабахнуть? Вот щас разом с обойх пистолей и поприветствую. Ну здрав будь Архангел город!

* * *

Архангельск

Из за островов выплывали розовые паруса.

Сел на землю, откинулся на столб арки входа в гостиный двор и просто смотрел на наплывающее розовое облако. По телу разливалось тепло, и весь выпитый алкоголь одновременно взялся за дело. Летит наш орел, улыбаюсь про себя. Все. Оформляем, и попробую не сдохнуть до конца первой десятки. Потом передам полномочия. Красив все же получился мерзавец. Теперь на него толпы экскурсантов рванут, надо подальше от берега поставить. Корабль плавно подходил к причалам, продавливая течение Двины. Команда убирала паруса. Народ неистовал, никто не сомневался — это победитель. Скажи им, это то же обманщик, порвут. Корпус Орла вздрогнул, притираясь к обмотанным пенькой сваям, на пристань полетели веревки. Боцману надо потренировать подход, не учитывает, что судно более тяжелое, к чему он привык. Но это я уже брюзжу, особенно если вспомнить, как сам в берег впилился. Ждем боцмана, народ нам его уже подносит. Устал боцман, улыбается, как-то вяло. По одному этому признаку можно будет самозванцев отсеивать. Ну не мог капитан из двухсуточной непрерывной гонки таким бодрым и веселым придти.

Соблюдаем все формальности, медаль, запись в листе судна, капитана и времени, вручение ответной золотой медали, Поздравления от всех нас. Отпустил боцмана на корабль, просил перегнать его на рейд, и сутки могут отсыпаться, только на вахте хоть одного оставьте, а то растащат корабль на сувениры. Стукнул себя по лбу, идиот, можно было макетов Орла наделать, попроще чем царю, но то же в дорогом, подарочном исполнении, тут половина знати захочет такой, на этом не меньше чем на часах можно было сделать. Стукнул себя по лбу еще раз, какой все же идиотизм в голову лезет. Но пустить слух, что мы принимаем заказы на макеты надо обязательно. Орла все равно срисуют, а по макету поймут не больше, чем по рисунку. И обводы в нос у макета сделаю полнее, и руль еще меньше, пусть мучаются. Вот такой я мерзавец. Шел нервный откат. В голову чего только не лезло. Орел отвалил на одних верхних парусах, народ продолжал выкрикивать на берегу. Пошел обратно в управу, сел за стол. Первую главу можно считать закрытой. Дальше финтифлющки. Осип все эти дни занимался подготовкой к аукциону и разговорами с потенциальными клиентами. Федора сюда было бы лучше, но тут у нас разовая акция, а Москва это надолго, туда врастать надо. Так что Осип оставался единственным вариантом. Тем более, купец он был неплохой, все знал и умел, просто на фоне брата несколько терялся. Об аукционе мы говорили с ним долго и тщательно, не думаю, что будет срыв. Назначить аукцион собирался на следующий день после бала, в честь победителя регаты. Купцы придут обязательно, в крайнем случае, подождем самые ключевые фигуры. А вот прижимистости у купцов после возлияний, должно поуменьшиться. Осипа отошлю сразу после торжественной части, да он сам уйдет, об этом то же говорили. Вот он со свежей головой пусть и думает. А мне даже идти на аукцион не хочется, но придется, для подстраховки. Мысли в голове ползали вялые и все больше ни о чем. Усугубил состояние, потом просто посидел, ни о чем не думая, налил еще и снова усугубил. Подобно пузырю в киселе медленно всплыла и лопнула мысль, что до конца первой десятки не досижу. Надо срочно назначать крайнего и идти отсыпаться. Вышел к продолжавшему ликовать народу, начал назначать себе смену из группы поддержки. Отдал коробку с медалями, просил все точно записывать, потом проверю и серебряные медали сличу с остатками золотых. Дошел до лежака и упав на него мысленно выключил свет.

Проснулся под вечер от разговоров и выкриков. Поздоровался с бодуном, выпили с ним за мое здоровье, после чего пошел проверять, что поменялось в большом мире. На рейде стояло четыре разномастных фрегата. Толпа рассосалась, остались небольшие кучки самых любопытных. Погода была замечательная для посиделок, чистое небо не холодно, замечательные виды. Только ветра не было. Представляю, как матерятся капитаны, а вся команда почесывает и наглаживает мачты. Хотя в море ветер наверняка есть, а вот как им подняться против течения Двины, вопрос сложный. Надо отпускать моих дежурных. Забрал все регалии, всех отпустил по домам, договорились встретиться после заутренней.

Бродил по берегу. Вода тихо плескала, успокаивала. На душе постепенно оседала муть, прошел год, заклад Петра отыграл, добился кой чего. Да что там кой чего, мне в моем времени до таких высот ни с какой головой не дойти, так что тут среди пяти миллионов меня приметили, а там, среди ста сорока миллионов уже никого не замечают. Родители вспомнились. Но ностальгия так и не пришла. А кто сказал, что мне тут плохо? Сортира фаянсового нету? Так кто мешает! Мужиков тут до смерти запарывают, как видел недавно? А у нас баб гранатами рвут! Злоба людская она от века не зависит. Нет, не надо мне ностальгии. Надо заканчивать с регатой да торгами и делом наконец заняться. Петр уже небось Азов штурмует, коль с весны туда собирался. Вот отобьет он порт у Турок, и надо будет туда ехать. А у меня вся полка прожектами завалена, мне бы хоть часть разобрать. С купцами о кораблях решать, а коль решим, то где же столько железа взять. Мне на пару килей да балок со шпангоутами на два корабля железа надо будет не меньше, чем за этот год истратил. Кое-что на кораблях привезли, но это все мелочи, Да и не отлить мне такую громадину. Значит, отливать секциями и клепать. Только вот заклепки по диаметру на вскидку с мой кулак получаться, кувалдой такую уже не расклепаешь. Надо у кузнецов узнавать, как они это сейчас делают. Вот как о деле задумался, так вся хандра и сползла. И правильно, дел еще много, улыбнулся умиротворяющему шипению волн, благодарю, но на покой мне рано.

65
{"b":"133492","o":1}