ЛитМир - Электронная Библиотека

Что в итоге. Отливать ствол, мастера у меня этот процесс стали называть «из верченного железа», Отливать станину, притирать ее, делать ролики, поворотный механизм, подъемный механизм, делать пружину, делать оптику. Это все разбивается на множество подразделов. Расписал все с тихим ужасом, объем работ не меньше чем с Орлом возились.

Настроение испортилось, всю ночь ворочался, представлял, а как будем то или другое делать. Заснул под утро, спасибо Тае — пожалела, не стала к завтраку будить. А к обеду были уже в Вавчуге.

* * *

Пока причаливали у верфи и парковали судно, сбежалась половина Вавчуга, с приветственными криками. Настроение, после позднего подъема, было приподнятое — толкнул речь. То, что сюда дойдут слухи, ничуть не сомневался, слухи тут даже быстрее царевой почты работали, но народ ждал от меня слова, и получил его. Потом началась разгрузка Орла, а ко мне, как обычно, пришли проблемы. Точнее пришли мастера, но с полными пригоршнями этих самых проблем. И первой из них меня как обухом по голове стукнули. Подорвался один ящик с патронами, в оружейке морпехов. К счастью он там и был один, и серьезно никто не пострадал. Но до моего высочайшего разбирательства ящики со складов вынесли и держат под навесами на стрельбище, стрельб соответственно не проводят. Собралось существенно меньше рабочих на строительство, чем рассчитывал, по этому строительство идет слишком медленно. С этим было проще, велел переходить на одну смену, а всех освободившихся направить на стройплощадку. Вернулись рудознатцы с верховий Мезени, руду они нашли, но мало, образцы привезли, которые мне ничего не говорили. По их заверениям обыскали весь район, который им указывал. Холостой выстрел. Обговорил с ними кратко новую экспедицию, но уже вместе и на Урал, сказал, что к следующему лету соберусь. Сам в этом еще не был уверен, но надо же людей на какие то сроки ориентировать, просил весной в гости, и пусть опытных добытчиков пригласят, мне много народа надо, пойдем большой толпой.

Вырвавшись от мастеров, пошел по цехам сам. Ощутил, что соскучился по этой деловой суете. Первым делом остановил постройку брата Орла, поговорили с мастерами, обсудили эскизы. Обсудили, кому ехать на соломбальскую верфь, порадовал мастеров большим заказом на модели и закончил чертежами переоборудования Орла. Вот с этим копались долго. Теперь была борьба не за эффектность, а за эффективность. Прямое вооружение снималось, оставляли только на гроте, мачты укорачивали на один ярус, ставили латинские паруса. Минимум на месяц работы всей верфи, а то и на два. Мастера восприняли переделку красивого корабля в штыки, пришлось продавливать решение авторитетом, боевому кораблю некогда в парусах путаться, и резаться против ветра ему желательно круче, чем он мог это делать сейчас. И на винджаммерах планировалось латинское вооружение, пусть уж будет единообразно.

Пошел разбираться к морпехам, у них и поужинал. Что именно с патронами не так, пока не понял, может брак какой, а может, чего-то не знаю, хранить нитроцеллюлозу раньше не приходилось, все сразу использовали. Для ящиков приказал выкопать несколько складов-землянок прямо у стрельбища, разложить по ним ящики и начинать стрельбы с самых старых партий. Надо будет тщательнее очищать новые партии при производстве, и попробовать консервировать. Вот чем, это вопрос. Что тут из консервантов использовали? Был доступен мед, спирт и соль еще копчение в дыму, но моим бумажкам это вряд ли поможет. Так что пробуем промывать и вымачивать спиртом перед сушкой.

Утром началась серьезная работа. Озадачил практически все цеха эскизами, кратко их обсудили, велел разобраться, как и что будут делать, после чего поговорим еще раз.

Задержался у стекольщиков, обсудили новый состав шихты, делаем пробную плавку, где вместо песка используем толченый кварц, подумав, вписал им в рецепт свинца, в хрусталь его добавляли, знаю точно, а хрусталь очень прозрачный. Обсудили, что выдерживать в печи будем дольше, и хорошенько размешивать, надо пузырьки воздуха выдавливать. Потом так же раскатываем в лист на олове, только остужаем медленнее, чтоб никаких внутренних трещинок. Из листа нарежем кружочков и полосок, и для кого-то начнется самое веселое, шлифовать линзы и оптические клинья. Причем мои расчеты формы были очень приблизительные, значит надо еще стенд, на котором постоянно проверять, что получилось, по фокусному пятну. Еще минимум десяток женщин на эту работу пристрою. С женщинами вообще была беда, многие, посмотрев на неполный рабочий день ткачих, изъявляли настойчивое желание по 4–5 часов в день работать, за небольшую зарплату. Они даже готовы были договариваться о сменах, что бы весь день перекрывать. Но столько ткачих и швей было не надо, а других работ для них на заводе не много. Теперь вот появилась. Будут линзы шлифовать, а под это дело и бинокль сделаю. Значит для оптического цеха надо помещение и оснастку. Точки фокуса, потребные для приборов у меня есть — делаю лоток для линз с разметкой фокусов, экран и светильник с круглым фильтром вот и весь стенд проверки, а оснастку позаимствую из памяти, рядом с моим кружком был кружок юных астрономов, они там и линзы делали, и рефлекторы из стекла. Как не зайдешь, сидят и возят своими стеклами круговыми движениями, кто по мискам, кто по мискам кверху дном, но руки все время при деле, думаю эта работа женщинам понравиться. Пожалуй, можно идти к столярам. А вот с местом надо думать. Хотя — вывозим химиков-оружейников в их будущие цеха и сажаем в освободившийся цех оптиков. Надо еще старосту деревни озадачить поисками поставок кварца, пока Осип не вернулся — все сырьевые задачи висли на старосте. Теперь к литейщикам, потом к оружейникам, потом, м-дя, какой смысл перечислять? Карусель началась! Жить снова стало интересно!

* * *

К концу недели были сделаны два новых крутильных станка для формы отливки ствола, сделаны проходные матрицы под ствол и все было готово к первой пробной отливке. Два станка понадобились из тех соображений, что отлить ствол сразу — не хватало железа из домны, и, кроме того, скрепленные стволы, то есть когда несколько труб одна на другую одевается в горячем виде — существенно прочнее обычного, цельнолитого. А прочность была самым слабым местом. Вот и попробуем отлить две трубы и одеть раскаленную внешнюю трубу на, уже обработанную и закаленную, внутреннюю. По торцу внутренней трубе отливаем воротник для затвора, он же крепеж под откатник в нижней своей части. На внешней трубе — отливы под полозья рамы, по которым и будет ходить ствол.

Процесс плавки подходил к концу, когда прибежал мужичок с деревни, просил придти в дом Бажениных, Осип вернулся со срочными новостями. Оставил мастеров продолжать плавку и начинать отливку, а сам побежал, именно побежал, в дом к братьям. Такой срочный вызов от Осипа первый раз на моей памяти, вряд ли он просто спешит поздороваться.

Осип и не спешил здороваться, точнее он вообще позабыл это сделать.

— Князь Александр, беда у нас, купцы наши упредили, их швед, что с голландцами на торговом фрегате пришел на регату смотреть, очень подробно о кораблях кумпанства выспрашивал, и рисунки у него ваши были, а к тем рисункам и еще целая пачка, которую он купцам не показывал. Коль уйдет швед, не будет у нас спросу на наши товары!

Эх, Осип, Осип. Да черт с ними, с товарами. А вот как представлю шведскую армию с унитарным патроном, сразу вздрагиваю. Где же мог так проколоться то? Ведь никаких черновиков в мусор не выбрасывал, сюда никто не приплывал, или мне не рассказывали?

— А что же не задержали то шведа этого? Что же не выспросили что да откуда?

— Князь, да кто же нас, купцов, у воеводы слушать станет? Да воеводе нашему те шведы да голландцы как браты родные, он с ними вечерами только и празднует.

— Так Осип, сядь, выпей вина хлебного, подожди меня часок, после договорим.

71
{"b":"133492","o":1}