ЛитМир - Электронная Библиотека

Пулей лечу на верфь. Благодарю высшие силы, что мастера тянут с разборкой Орла, не нравиться им моя затея. Они вместо этого начали силовые схемы под платформы заводить и собирать. Три платформы уже были готовы и зашиты, на них оставалось закрепить железо рамы с поворотным кругом и можно одевать башню. Четвертая платформа представляла дыру в корпусе, из которой торчали балки силовой пирамиды.

Дал мастерам один час на подготовку корабля к старту, и возможно — гонке. Пускай затыкают времянками щели. Башни существенно выше ватерлинии, так что попадать в дыры будут только брызги. Побежал к морпехам и поднял роту по тревоге. Велел брать пять самых свежих ящиков патронов со стрельбища, всю амуницию и грузиться на Орла. Команде Орла велел проверить, все ли есть, что надо на борту и если мастера что-то уже утащили на верфь вернуть все на борт. Идем минимум на неделю.

Капралам велел обобрать наши продовольственные склады, минимум на 10 дней на всю роту, чтобы продуктов в Орла загрузили. И бочки под воду. Мысленно сделал пометку изменить конструкцию кухни на Орле, такую толпу она не прокормит.

Что еще? Крикнул капралам, чтоб забирали все тренировочные кошки и веревки со складов казармы. Где бы мне пушечек взять то. Поздно, ох поздно за артиллерию взялся. Поймал Семена, попросил ехать с нами. Медсестре велел собирать все необходимое и грузиться на корабль. Без поварихи обойдемся. Побежал обратно к Осипу. Велел и ему идти на Орла, придем в Архангельск, зададим пару вопросов шведу. Прибежал на Орла, застал там Таю деловито разбирающую баулы вместе с медсестрой. Махнул рукой, все одно не уйдет, к чему же тогда время тратить. Отпустил медсестру на берег, одного медика нам хватит. Еще раз удивился скорости распространения слухов.

На Орле царило сумасшествие. Вещи велел кидать, как попало, главное все взять, а пока спускаемся к Архангельску — разложим и рассортируем. Беспорядочная беготня по четырем сходням напоминала колонну муравьев, только в ускоренном просмотре. Менее чем за час все были на борту и смотрели на меня выжидающе. Велел затаскивать сходни на борт. Повернулся к боцману.

— Отходим! Покажите нам мужики, что не даром стали победителями регаты. К вечеру надо быть в Архангельске.

Всю дорогу до Архангельска бегал по кораблю не находя себе места. Да где же я прокололся то! Мастера чертежи не передавали, тут, после такого, никто бы из них в глаза мне смотреть не мог. Век не тот. Либо перерисовал кто-то, либо нет у шведа никаких чертежей. Хотя купцы могли чертежи винджаммера продать. Но у них только общие виды, даже обводов нет. В любом случае шведа надо подробно выспросить. А дальше с ним что делать? Вернется домой и устроит истерику на весь мир!

Искоса посмотрел на свою совесть, которая уже встала в гордую позу, сплетя на груди руки и неодобрительно меня рассматривая. Да дорогая, именно то, что ты подумала. И не надо ко мне с проповедью, сам знаю, что так нельзя.

Исходя из этих мыслей всех морпехов на подходе к Архангельску в трюм. Ни одного лишнего человека на палубе. Орел просто идет на тренировку в море. Остановлюсь на пристани гостиного двора, и пока Осип бегает и разузнает где швед, буду всем рассказывать о планах тренировок в море и что нам спешить надо, а Осип нас задерживает своими купеческими делами, и вот он вернется и мы сразу в море. А сами отойдем вниз и высадим десант на берег. Умыкнем шведа, вернемся на Орла и дальше в море, на тренировку. До Соловков дойдем обязательно, что бы и там нас видели.

Собственно, так и произошло. Осип бегал, я развлекал стрельцов. Вернувшийся Осип прошел мимо по пристани на корабль. Попрощался со стрельцами и степенно двинулся догонять.

— Ну, где наш шустрый швед Осип?

— Ушел на голландском галеоте, еще вчера к вечеру отплыли.

— А фрегат как же?

— Да вон он стоит — Осип указал рукой на рейд.

— Осип, швед точно на галеоте ушел? Подумай, это важно.

— Да хтож его знает князь Александр, спрашивал у купцов как мне шведа найти, мол, разговор к нему есть, они и сказали, что ушел на галеоте с самозванцем вашим, с регаты. А подробно спрашивать вы сами не велели.

Поймал взгляд боцмана, который, как и вся команда, стоял поблизости, махнул ему рукой, отчаливаем.

— Осип, ты узнал, куда галеот пошел?

— К Стекольному и пошел, куды же еще то?

— Куда пошел?

— Свеи его Стохольмом кличут.

— Понятно. Боцман! Как из Двины выйдем, на горло правь, и поспешай!

Пошел к морпехам в трюм. Трюм перестал быть просторным. Через все пространство под разными углами проходили балки распоров орудийных башен, так что короткий митинг перед морпехами напоминал выступление в лесу, где за стволами прятался электорат. Поставил задачу, будем брать на абордаж галеот. Команда у него небольшая, но есть пушки, сколько именно не считал, подойдем поближе — посчитаю. Никаких потерь с нашей стороны не одобрю, подавлять все огнестрелами, две сотни пуль каждые 10 секунд из этого галеота дуршлаг сделают. Потом помялся и добавил, живой мне никто не нужен. И галеот будем топить. Как мне объяснять морпехам какого именно шведа в толпе мне бы хотелось допросить. Замешкаются на секунду, фильтруя тот или не тот, и начнутся потери. Мне мои люди дороже. Получиться у шведа выжить, допрошу с пристрастием, не получиться, значит, ему повезло.

Надеялся, что мы отыграем у галеота сутки отставания еще до горла. В горле, на сулое брать на абордаж будет означать многих, вывалившихся за борт. Поднялся на палубу, и начал гонять поморов. Лишний раз убедился, что принял правильное решение, поменять оснастку на латинскую. Но это решение так же опоздало, как и пушки.

Резались против ветра и разгулявшейся волны мы очень тяжело. Регате с погодой сказочно повезло. Зато теперь погода отыгрывалась, резкий порывистый ветер с пенной зыбью на море и мелкий дождь с неба. Обычная беломорская погода. Проглядеть в этой пелене галеот, становилось очень вероятным. Пошли размашистыми галсами, что не добавляло нам скорости сближения с намеченной жертвой. Оставалось надеяться, что галеоту еще тяжелее.

До сулоя самозванца так и не достали, проходили сулой под зимним берегом. Это место, в горле Белого моря не может оставить никого равнодушным. Два встречных течения ведут тут тысячелетнюю битву, которая то затихает, то разгорается вновь. На всем поле боя вырастают из моря величественные волны-бойцы и с шипением обрушиваются друг на друга, под килем неожиданно раскрываться многометровая яма, а потом схлопывается, забирая все, что туда попадет. Из глубин поднимаются шапки фонтанов, и расплываются шляпкой гриба по поверхности, а рядом, неожиданно, начинает вращаться водоворот. Тысячи лет ведется эта война, и тысячи мелких кораблей лежат тут на дне, просто попавшись под горячую руку двух сражающихся великанов. Орлу этот сулой с толчеей не страшен, а вот на маленьком катамаранчике тут проходить было очень свежо для нервов.

Нагнали галеот мы только у Святого носа.

Едва заметив в дымке мороси паруса галеота, если это был, конечно, он, приказал подниматься на ветер. Будем зажимать галеот между ветром и берегом. Еще бы не ошибиться судном. Двух, поглощенных морским штормом судов моя совесть может и не пережить. По крайней мере, сразу.

Погоня на море, против ветра довольно долгое занятие. Хоть мы и шли заметно быстрее. Команде не торопясь, были разъяснены все маневры, которые будем выполнять при абордаже. Никто не задал вопроса, а как же предупредительный выстрел. Нравятся мне эти люди, надо — значит надо, и навалились всем миром. Показывал морпехам как прислонить к вантам сходни и привязать их к нижним выбленкам. Двум экипажам морпехов велел занимать позиции на вантах, усаживаясь на выбленки, друг над другом, и прикрываясь спереди сходнями, стоящими вертикально. Их задача — отстрелять все, что будет шевелиться на палубе галеота. Не высовываясь из-под прикрытия, стоящих вертикально, сходен. Они хоть как-то экипажи от картечи уберегут. Два экипажа положил на мокрую палубу, между мачт, задача — ворваться по сброшенным сходням на борт галеота, отстреливая все, что не достреляли первые два экипажа. Навалили под левый фальшборт всяческое судовое имущество, обозвал себя идиотом, не додумался загрузить обратно мешки с песком, выгруженные после регаты. Попросил Семена стрелять по портам, как только они откроются, не попадет, так хоть пушкарей попугает. Подозвал капралов, велел назначить из своих экипажей лучших кошатников. Кошек был десяток, пара не вызывала доверия, но нам по ним и не лезть. Объяснил задачу — лежать до команды, потом, метать кошки и тянуть веревки, не вставая. Ногами пусть в завалы у фальшборта упираются, и вытягивают веревку, выжимаясь ногами. Пришлось показывать. Как сходни упадут — заматывать веревки вокруг ближайшей мачты. Только бы ядрами издалека не потопили, от картечи будет все же легче укрыться. Подозвал боцмана, указал направить в трюм всех, без кого смогут обойтись, знаю, что таких нет, но хоть пару человек. Пусть развернут в трюме парадный комплект парусов и при появлении течи, а тем более дырок, конопатят их парусами. Спустился в трюм, показал выделенным боцманом поморам, что от них хочу, и обещал, если Орел затонет, найду их и на том свете. Присмотрел наиболее защищенное место у носа, тут сходились откосы силовых пирамид первых двух башен. Велел и сюда натаскать все, что оставалось из имущества. Посадил за эту баррикаду Таю и обоих поморов. Мне на борту явно не хватает собаки или кошки, во всех фильмах они есть по сценарию, а мне, по сюжету, надо будет бегать за ними и спасать от напастей. Что-то рано у меня мандраж начинается, еще даже жертву не догнали.

72
{"b":"133492","o":1}