ЛитМир - Электронная Библиотека

Отсоединили механизм начали настройку дальномера, тщательно записывая, на сколько оборотов провернули червяк. Морпехи, зажгли фонари и начали подсвечивать мишень, как договаривались, а то в опускающейся темноте было уже плохо видно мишени.

Отъюстировали дальномер на новую дистанцию, соединили механизмы. Помигали фонарем морпехам, светлячки рванули с пляжа в лес. Покрутили башней, что бы сбить наводку и прицелились, скорее угадывая, где мишень. Не попали. Отложил продолжение стрельб до утра.

Следующим утром расстреляли еще пятнадцать снарядов для дистанций в 500 метров километр, два километра и три километра. Получил несколько точек для дальномера, на основании которых теперь надо переделать управление дальномером. От линейного червяка придется отказаться, будет фигурный клин. Несколько громоздко, но место под потолком башни есть, так что мешать никому не будет. Выявились и еще мелкие недостатки, которые надо будет переделывать. И что-то надо делать с сигналами, в грохоте башни общаться можно только жестами, а как туда с мостика сигнал подавать, вообще не понятно.

К вечеру Орел вернулся на верфь, и отдал команду готовить корабль к зимовке. Это то же была операция не из легких, варианта было два, идти к Холмогорам и встать на зимовку там, в протоках между островков, там ледохода нет. Либо вытаскивать Орла по слипу, который уже лихорадочно делали. Так как надо было еще много достраивать, решили вытаскивать. И два дня только этим и занимались. После того, как Орел утвердился на берегу, занялись его консервацией на зиму. Времени опять не хватало, а мне еще чертежи строящегося корабля перерабатывать, верфь то стоит! Правда, там развернули огромный кружок судомоделизма, однако надо и второй корабль сопровождения строить. А еще ждал лекал для винджаммеров, от посланных на Соломбальские верфи мастеров. Хотя лить был еще не готов. С новой силой закрутил цейтнот, чертежи, мастера, морпехи, все слилось в один поток, из которого удавалось только изредка вынырнуть, что бы увидеть, как на улице замерзают лужи и земля покрывается снегом. Никаких новых идей не внедрял, надо было переварить артиллерию и винджаммеры, на них все цеха только и работали, листы обшивки, подготовка и выварка досок, дельные вещи, крепеж.

К ноябрю месяцу, до нас дошла информация, что Азов Петр не взял, и теперь лихорадочно готовиться к дублю, следующей весной. В столицу вызвали Апраксина, и он, проезжая через Вавчуг, задержался на денек, для осмотра достопримечательностей, которые ему старательно не показывал, и для приватных разговоров. Нервничает человек, его можно понять. Приехал воевода не один, а привез мне еще сотню проблем. Точнее сотню рекрутов в полк. Спихнул их на капралов, велел разбить на экипажи и из своих экипажей назначить по пять человек в каждый новый экипаж, а пятерых из новых брать к себе. Гонять, гонять и еще раз гонять, пока без стрельбы, пускай силу и ловкость нарабатывают. Забрал из очередной партии кухонь для Петра, парочку для новых экипажей. И поварих еще просил найти.

Написал для Петра длинное и развернутое письмо, о делах своих гигантских, упомянул всемерную поддержку моим делам от Апраксина, собственно для этого он и просил от меня письмо. Упомянул и проблему с утечкой информации, а так же, что архиепископ Афанасий приложил все силы для решения этой проблемы. Одним словом, мы тут большая сплоченная семья, великие дела творящая, на благо… и так далее.

Отдал переписывать опус отцу Ермолаю. Компания этих отцов выросла уже до четырех человек, и теперь казалось, что они везде. Как и что они будут делать, меня не особо волновало, церковь действительно не конкурент, у нее другая направленность, а вот общее настроение и климат на заводах улучшился заметно, так что спасибо этим средневековым психоаналитикам. Единственным недостатком стал сам отец Ермолай, он доставал меня просьбами сесть и записать, что знаю и как делаю. На что обычно удовлетворялся предложением ходить следом и записывать. Ну, некогда мне заниматься составлением учебников! Вот будет зима, там и попробуем. Но кроме этого, Ермолай обладал неплохим умом, и умел широко смотреть на вещи. С его подачи появилась должность полкового священника, отнесенного к тем же вспомогательным подразделениям, что и медики с поварихами. Они же начали приводить в порядок документацию по цехам, а то действительно мы с мастерами несколько увлеклись. Сопроводительных писем, да и чистовых чертежей практически ни на что не было. Теперь в цехах появились места для бумаг, сами бумаги переписывались и перечерчивались, каллиграфы эти отцы были неплохие, ксерокс с ними был не нужен. То, что они наверняка сняли для себя копии, то даже хорошо, будут запасные, случись что.

В одной из бесед, Ермолай натолкнул на перспективную, но попахивающую идею. День ее обдумывал, вечером решил посоветоваться. Собрал Осипа, Ермолая, боцмана, капралов, сели на чердаке. Начал объяснять.

— Собрал вас, обсудить, как торговать на море далее будем. Не дадут нам жить спокойно. Наши новые корабли купцам иноземным как кость в горле встанут. А коли, сделаем купцов до лета, так на них и товар везти надо будет, хоть и с сопровождением, но все же не великим. Что думаете о том?

— Дык князь Александр, ходили же и ране за море, ничо, доходили. А на столь купцах быстрых и в другой раз дойдем. — боцман был полон энтузиазма.

— Князь Александр, ну не томи, раз собрал, значит дело говорить будешь — Осип не дает мне соблюсти все правила беседы по нарастающей.

— А ты что скажешь, отец Ермолай? — обращаюсь к священнику.

— Скажу, что тяжелое для души задумал, коль на совет нас собрал, ну да ты сам сказывай, что удумал.

— Хорошо, тогда слушайте.

Стал рассказывать, что уверен, наши корабли захотят утопить. Но вот охотиться на них могут большой компанией, и мы просто не успеем со всеми справиться. Надо перессорить капитанов корсаров, что бы они не кучей напали, а небольшими группами или вообще по одному судну. А для этого надо пустить слух, что оба новых корабля купца пойдут полные наших самых дорогих товаров и оба судна будут без пушек. Про корабли сопровождения ни слова. А то, что корабли будут без пушек, сможет убедиться любой желающий, расспросив рабочих на Соломбальской верфи. В итоге, каждый корсар будет считать, что справиться сам, и делить навар будет излишне. Если они и не передерутся между собой, то вместе нападать, точно не будут. Но слух надо пустить очень серьезно, и про товары дорогие, и про отсутствие пушек на борту. Пускай за зиму слухами все зарубежье пропитается. А зимой еще к Петру поеду, там этот слух запущу.

— Князь! Дык, на нас же со всех морей разбойнички сбегутся, и даж коли передерутся меж собой, их куда как много останется! — энтузиазм боцмана заметно спал.

— Да сбегутся! Да много! Но не сразу! А сопровождение пустим из пары наших орлов, если они со всеми и не справятся, то укорот такой дадут, век можно будет спокойно ходить! И от сопровождающих кораблей наших все пираты шарахаться будут!

— Ты другое сказывай, сын мой, вижу уже, от задумки не откажешься. Что народу да государю о том говорить будешь, ведь опосля, тебя все те купцы на весь свет ославят, скажут о тебе, что по морям разбойничаешь.

— А вот о том, и хочу сперва вас послушать!

Говорили еще долго, выработали по пунктам план операции, явно никто не сказал, но общая мысль витала над столом — желательно, чтобы из корсаров обратно никто не вернулся. Операцию по дезинформации Ермолай взял на себя, как я и рассчитывал.

Придется задержаться с экспедицией на Урал до середины лета. Поздней весной намечается очень интересное плаванье. А зимой надо заняться экипажами винджаммеров и пушкарями на орлов. Тренажер что ли сделать? А почему бы и нет, на том же стрельбище, вместо пятой позиции. Сделаем макет башни, поставим пистоли и дальномер, юстированный на дистанции пятьдесят — триста метров, вот пусть и палят целыми днями, да еще через снег. Хорошая мысль, надо рисовать.

После совещания, отпустил поморов на месяц в отпуск, просил привезти еще минимум три артели, для трех кораблей, с Афанасием этот вопрос обещал решить, главное, что бы люди были. Отпустил Степана, набрать мне два десятка снайперов из стрельцов, и пару десятков заряжающих для них, заряжающих помоложе, пушкарей постарше, заряжающих подбирать из потенциальных снайперов, их то же пушкарями потом сделаем. Семен идеей был вдохновлен, обещал все сделать. Карусель закрутилась с новой силой.

77
{"b":"133492","o":1}