ЛитМир - Электронная Библиотека

Проводил приемные экзамены у морпехов. Они прониклись глубиной момента и показали отличные результаты. Распределил по кораблям. По три экипажа на апостолы, один старый и два новых, и по одному старому экипажу на орлов. Вспомнил про наш первый абордаж, велел заготавливать мешки с песком, и грузить на ладью, положим вдоль бортов, от картечи. Вторая ладья стояла под погрузкой боеприпасов для орлов и морпехов. Выгребалось все, даже еще теплые, после заливки снаряды. Нарушений техники безопасности было море, а на меня продолжало нисходить спокойствие.

Про товары с завода купцам слегка приврал, мешки и снаряды посчитал важнее, а если вернемся, то успеем и еще разик сходить, уже спокойно, и без меня.

Отчалили тихо, после заутреней. Не надо нас провожать, мы еще вернемся.

Спустились к Архангельску даже раньше срока, Отправил ладью со снарядами, двумя экипажами морпехов и частью мешков в устье, на встречу с орлами. Нечего тут особым грузом светить. Остальных можно и тут оставить, никто не сомневался, что на апостолов посадим своих стрельцов. Начал подготовку к гульбищу. Надоела эта работа на публику! Но орлы, да и апостолы, мне как родные, ради них буду улыбаться и даже врать, как собственно уже и сделал, но добьюсь для них чистой дороги и уважительного отношения.

Все было готово, чуть ли не штофы на столе стояли, а апостолов не было. Тень свою оставил в Вавчуге, он упорно хотел идти с нами, но все же поддался убеждениям, и был назначен хранителем бумаг и идей, теперь писать и рисовать было не с кем. Порисовал просто так, для себя, корабли, разумеется. Хищные силуэты крейсеров приземистые и без мачт, широкие броненосцы, обтекаемые подводные лодки. Вы тоже, по-своему, красивы, жаль только, что убили в людях парус.

Ожидание затянулось еще на один день, и апостолы вернулись. Целые. А то уже начал опасаться. Встали под погрузку. Грузили их почти сутки, и завершили погрузку приемом на борт экипажей морпехов с их имуществом и мешками. Указал мешки пока складывать в трюме, успеем сложить баррикады попозже, не на глазах Архангельска. К обеду пригласил бомонд и купечество на отвальную. Пили и кричали здравицы. Вполне искренне мне желали доброго пути. Хорошо бы. А может действительно, мне все эти страсти только кажутся? И никто не ждет нас за горлом Белого моря? Сходим и вернемся, так и не встретив ни одного паруса. Пусть так и будет, выпьем и за это. Только почему до сих пор ни один купец не пришел, совершенно пустой рейд, если не считать трех наших посудин.

Вечеринка удалась. Апостолы снялись с якорей только поздним вечером, я объявил себя недвижимостью, велел идти на встречу с орлами и безвольно повис в гамаке.

Поднялся только поздним утром, апостолы стояли рядом с орлами и, судя по всему, уже давно, просто меня не стали будить. Развил бурную деятельность, строили баррикады под фальшбортами и увязывали их от качки. Группировал на трех наиболее опасных участках абордажа. Указывал, какой экипаж, за какой баррикадой будет сидеть, и стрелять не высовываясь. Когда все обсудили, попрощался с Таей и перешел на второго апостола, потом на Ястреба и только ближе к ужину попал на Орла. Велел выдвигаться. Подняли на обеих мачтах вымпелы, «делай как я» и начали выбирать якоря. Экипажу морпехов велел строить и крепить баррикады.

Четыре парусника уходили в белую ночь по Белому морю, которое казалось черным.

Решил пройти еще один круг, потренировать себя как флотоводца. Тренировали перестроение по вымпелам. То приказывал апостолам продолжать движение а Ястребу перестраиваться к Орлу в кильватер и обходить наших подопечных кругом, то наоборот давал команду апостолам на поворот, и они заваливались в пологую циркуляцию а мы уходили вперед. Днем устроил стрельбы с применением шимозы. Разительный эффект. Надо что бы пушкари к нему привыкли, расстреляли по 4 фугаса на башню, больше жаба задушила, все же это наше основное оружие, нельзя его просто так тратить.

Обогнули Соловки по большой дуге, и пошли галсами в сторону горла. Нет сил тянуть, да и у людей нервы на взводе.

* * *

Самых нетерпеливых встретили, не доходя до горла, видимо, не дождавшись нас, пара фрегатов, решила проверить, где мы отстаиваемся. Сближались быстро, приказал апостолам закладывать циркуляцию влево, а мы пошли на сближение. Только апостолы интересовали фрегаты значительно больше, один пошел на перерез торговцам, второй решил шугануть мелочь, вроде нас. Не стал мешать. Скомандовал Ястребу левый поворот, на пересекающийся курс с первым фрегатом. Со вторым сближался сам, предположил, что фрегат для стрельбы повернет левым боком, что бы потом ему было удобнее догонять торговцев, приказал готовиться к правому повороту, и стукнуть башнеров левого борта, пускай держат в прицелах. Эти еще не пуганы, будем бить в упор. Игра на нервах, жду маневра своего фрегата и смотрю, как сближаются первый с Ястребом. Чуть не проглядел начало поворота второго, он начал слишком рано, либо не опытный, либо просто попугать решил издали. Ну-ну, менее 300 метров это действительно издали.

— Повороооот!

— Огонь!!! Стукните их там еще раз, чего они ждут!!!

Все. Три попадания шимозой, два в корпус и одно в паруса. Фрегат даже выстрелить не успел. Жуткое зрелище. Мачты, рушащиеся внутрь разваливающегося корпуса, летящие во все стороны ошметки, огонь и дым. То, что осталось на плаву уже не жилец. Страшная смерть. Но извиняться не буду.

— Приготовиться к левому повороту!

— Поворооот!

Первый фрегат лихорадочно приводился. Дурачок, куда же ты теперь денешься, я же выше тебя по ветру. Тебе надо было апостолами прикрываться и по ветру уходить.

Медленно вырезающийся против ветра фрегат быстро приближался. Сзади его подпирал Ястреб, на дистанции менее пятисот метров. Поднял вымпел Ястребу открыть огонь, Пусть потренирует канониров правого борта.

Четыре выстрела с Ястреба фонтаны по бортам фрегата. По большому счету накрытие, только надо еще. Еще два выстрела. Одно попадание, явно порохом. Фрегат резко уваливается и пытается уйти, но подставляет бок Ястребу. От бортов фрегата вдоль воды рванули струи белого дыма, растекающиеся в облака. Через секунду, которая стоила больших нервов, между фрегатом и Ястребом заплясали столбы всплесков. Через пару секунд долетел грохот залпа фрегата и ответный грохот залпа Ястреба, четыре выстрела, попадание порохом, и шимозой. Сближаемся с гибнущим фрегатом, ведь еще даже в горло не зашли, а, больше сотни людей уже положили, а если там еще и абордажники, то больше двух сотен. Сколько же судов в горле и за ним нас поджидают? Фрегат глубоко осел на корму, вся корма горит, языки пламени рвутся вдоль поверхности воды, их захлестывает волной, но они снова и снова вырываются. Одиночный выстрел с Ястреба, шимозой в среднюю часть. Вечная память. Приказал опустить вымпел на открытие огня. Но это была уже формальность. Апостолы самостоятельно заложили циркуляцию, выходя на курс в горло. Пускай своевольничают, все же они купцы, а не военные.

Покричал наблюдателю, доложить обстановку. Парусов не видно. Значит, идем в горло.

Подозвал боцмана, стали обсуждать, где в горле могут прятаться корабли ловцов. Согласился, что самое перспективное это мурманский берег, там почти каждая речка, впадающая в море, бухточку образовывает. А вот насколько эти бухточки глубокие, моя карта уже не скажет, много чего за триста лет поменялось. Подняли вымпел апостолам не торопиться, сами, как пара гончих перед охотниками, ходим галсами, изучаем берег.

Ближе к вечеру закричал наблюдатель, весь экипаж, со мной вместе, синхронно задрали головы. Наблюдатель тыкал назад, к отставшим от нас апостолам. Присмотрелся к горизонту, ничего не заметил, но Миха так орать зря не будет. Опять моя ошибка. Далеко отпустил от себя охраняемых, посчитал, что берег проверен и идущим следом ничего не грозит. Развернулись до бакштага правого галса, и на всех парусах рванули назад, целясь между берегом и апостолами.

88
{"b":"133492","o":1}