ЛитМир - Электронная Библиотека

Надо все же дополнять сигналы, Ястреб, в порыве энтузиазма весь наряд с апостола снимает, молодняк еще стреляет плохо, куда он их тащит то. Ладно, пойдут второй линией. Так, не опуская вымпел «делай как я» для Ястреба, пошел к подветренной стороне острова, где встали на якорь. Приказал сделать десяток выстрелов по берегу шрапнелью, заодно и оценим, как работают подносчики. Плохо работают, два срабатывания из четырех, остальные — сработали, при попадании. Остановил стрельбу. Сбегал в трюм, вразумил добрым русским словом подносчиков, те пеняли на заряжающих, как обычно виноватых нет. Вразумил всех оптом. Обещал, при следующих ляпах вразумлять каждого отдельно. А если бы на нас судно шло на абордаж, а тут такие промахи! Поднялся наверх. Ястреб вставал на якоря под боком у Орла. Приказал дать еще серию из носовых шрапнелью глубже по берегу. Сделал вид, что одного не сработавшего, как надо, заряда не заметил. Отправил морпехов прочесывать этот километровый булыжник с подветренной стороны на наветренную. Отдал обе ракетницы, пожалел, что не взял больше. Приказал не лезть под выстрелы, при массированном огне лежать за камнями и отстреливаться. Сразу стрелять ракетой туда, откуда их обстреляли, а самим прятаться в любые щели и камни — будем стрелять по подсвеченным местам из пушек по четыре снаряда. Настаивал, что бы капралы запомнили, по четыре, после четвертого разрыва морпехи должны перебежать в то место, куда мы стреляли. Вроде разобрались. Дал указания пушкарям, велел стрелять только из одной носовой левой башни на сигнал морпехов, по четыре снаряда порохом, повторил еще раз, добавил, что если случайно, вылетит пятый, то мы положим своих. Что я потом сделаю, с нерадивым пушкарем, изобразил жестами. Впечатлились. Остальным приказал вообще покинуть башни от греха. Боцману приказал медленно идти вдоль правого берега островка, параллельно с морпехами. Сниматься с якоря, как только всех высадит Ястреб. Пока морпехи высаживались и накапливались на берегу, перешел на Ястреб, повторил все предыдущие распоряжения, только стрелять будет одна правая носовая башня, и идти будем вдоль левого берега. Остался на Ястребе, так как операция уже началась. Морпехи лезли по камням довольно густой цепью, центр которой терялся в деревьях. Было несколько одиночных, безответных, выстрелов, наверное, у молодых нервы подводят. Надеюсь, они не перестреляют друг друга в лесу, про прочесывание цепью им было говорено и переговорено. На том берегу вспыхнула ружейная перестрелка, короткое ответное хлопанье наших пистолетов, сильно отличающееся по звуку. А потом ударили четыре выстрела из орудий, сливаясь с грохотом разрывов. Считал очень внимательно. Сразу после четвертого разрыва опять захлопали наши пистолеты, на этот раз безответно.

Прошли больше двух третей острова, когда и на нашей стороне началась перестрелка, и среди деревьев загорелся огонек ракеты. Немедленно ожила наша башня. По огоньку с четырех снарядов они не попали, но думаю, мало там не казалось. Главное, не зацепили бы осколками своих, деревья сильно мешали. Перестрелка возобновилась, но больше огня не просили. Еще одна перестрелка была на самой оконечности острова, но и тут морпехи справились сами. Развернулись, скатились обратно на прежнюю стоянку, велел принимать морпехов, отвезти на апостолов и вставать на рейд обычным порядком. Сам перешел на Орла. Операция принесла двух раненных с нашей стороны и три десятка покойников с противоположной. Видимо, большая часть абордажников была на каракке.

Завершили операцию и встали на рейд. На берег сходить уже не стал, хотел выспаться.

На утро, наконец-то, раздуло, и мы начали бодро выбираться к Святому носу. Следующим местом, где, по моим прикидкам, должны ждать крупные силы, это устье Поноя. Там шикарное место для тяжелых судов, и именно по этому меня заинтересовал Моржовый остров, до него от Поноя меньше шестидесяти километров драпать. Были у Поноя еще до обеда, очень хорошо, весь день на стрельбы будет.

Бухта Паноя была пуста. Велел останавливаться, и обедать. Прошли на Орле неторопливо по бухте, заглянули в реку. А где же ловцы? Зря портил нервы что ли? А форты на Моржовом? Отдайте немедленно пару тройку галеонов и пяток фрегатов гончих, на меньшее, я не рассчитывал! Зачем я для этого боя снаряды экономил, спрашивается?

Если честно, разочаровался, поднял вымпелы и встал во главе конвоя, как обычно. Пошли двумя большими галсами на Орловскую Салму. Ветер был отличный дошли за три часа с хвостиком. Проскочили толстого и тонкого, в смысле мысы Орлов-Терский Толстый и соответственно Тонкий, и за ними то, нас и взяли.

* * *

Началось все с крика Миха. Меня извиняет только то, что в губе Орловка прятаться кораблям просто негде, открытая бухта, мелкая и со сплошными рогами. Прорабатывая места засад до Святого носа, дальше у меня просто подробных карт не было, а карты, купленные в Архангельске, для похода в Гётеборг, детализацией не отличались, я эти места даже не рассматривал как плацдармы ловцов. По этому, спокойно висел в трюме и портил чистые листочки блокнота всякими рисунками. Мое умиротворяющее покачивание прервал скатившийся с грохотом по трапу помор, ворвавшись ко мне, он коротко бросил

— Паруса, князь Александр, много!

Рассматривая в бинокль с кормы Орла, насчитал четыре гончих, и пару галеонов для перегрузки. Почти как ожидал. Зло ухмыльнулся.

— Князь, еще пара к лету пошла.

Там мне не видно, апостолы закрывают. Пусть будет шесть гончих и пара грузовиков. Грузовики то же больно кусаются, но им нас точно не догнать. Значит, играем по их правилам, пугаемся и разворачиваемся к Мезени, или в горло, думаю им безразлично. Пара ушедшая к югу нас оттирает в море. Поехали.

Дал команду на плавную циркуляцию вправо, задача номер раз — увести апостолов от галеонов. Гончие попались какие-то не инициативные. Выбрали прекрасную позицию, подрезали нас на курсе, надо было форсированно идти на сближение и сбивать нам мачты. А они чем занимаються? А, понятно. Думают перехватить нас, когда закончим циркуляцию. Фигушки. Заложил чуть круче, ветер теперь позволял, и апостолы уверенно разгонялись. Гончие сообразили, что добыча шустрее, чем им хотелось. Стали так же уваливаться и сбиваться в плотный строй, что бы взять нас на сходящихся курсах. Что же, диспозицию создал именно такую, как хотелось. Теперь эта четверка начнет плавно сходиться с нами. Поднял апостолам сигнал идти, как идут, и сигнал быстрее. Сам вывалился из строя вправо, вставая между гончими и добычей, поднял вымпел Ястребу, делать как я. Теперь ожидание. Осматриваю горизонт, пара грузовиков неторопливо идет за нами, пара гончих, ушедших к югу, начинают забирать к востоку. Поднял для апостолов вымпел левого поворота, взяли немного к востоку. Теперь никто до берега не доберется. Аминь. Но и нам к фортам без боя не пройти. А на гончих то явно военные команды, вон как они кильватерный строй держат, и галеоны вдалеке так же построились.

Набил трубку, не торопясь, прикурил. Знал, этот бой обязательно будет, слишком много политических интересов затронет наш прецедент. Ждал. Дистанция сокращалась медленно. Может нам притормозить? Да нет, апостолы мешаться будут. А на такой скорости им сначала нам паруса снести надо, и только потом абордаж. Надеюсь, будут кидаться книппелями, у них дальность меньше чем у ядер. Смотрел в бинокль за бегающими командами гончих. По мере сближения они еже больше сходились, видимо повышали будущую плотность залпа. Не мешал им, ждал пятисот метров. И дождался.

— По головному шимозой. Огонь!!!

— Поднять вымпел огня для Ястреба.

Ждал первого попадания. Накрытие, как обычно у пушкарей получалось хорошо. А вот с попаданиями как-то не везло. Первое попадание организовал Ястреб, в третьего от начала гончего. Хорошее попадание. Шимозой. Гончие привелись и пошли на резкое сокращение дистанции. Тут то мы и достали первого. Аж двумя попаданиями. Перенесли огонь на второго, второй разворачивался для залпа. Уверенно так. Ведь не мог ни понимать, что этот залп будет для него последним. Но он его успел сделать. Молодец. Ядра, или что там у него было, с воем прошли за кормой, только краем зацепив парус на бизани. Мало довернули. А вот мои башни воткнули два снаряда из четырех в середину корпуса. Пробитый парус на бизани расползся, и нас ощутимо повело под ветер. Приказал ослабить передние, и срочно менять парус на бизани. Последний гончий, уходил под прикрытие галеонов. Три костра остались за кормой. Двое оставшихся поднимались к нам. Они там фанатики все что ли? Ну, ведь все должно быть понятно, почему же они не уходят! Уйти бы я им не дал, но бой на встречных курсах это не то, что хотелось.

91
{"b":"133492","o":1}