ЛитМир - Электронная Библиотека

Встал рядом со штурвалом, посмотрел на идущую шлюпку, на обоих моих дежурных при башнях, поедающих меня взглядами, просто им кивнул, и когда они стукнули по спинам заряжающих, крикнул морпехам «Огонь!» одновременно вытаскивая пистолет и стреляя дернувшемуся ко мне солдату снизу вверх под железную кирасу. Выстрелы морпехов потонули в громком перестуке заработавших пушек. Заряжающие превзошли сами себя, похоже, держали несколько снарядов на коленях или в ногах, иначе ничем не объяснить бешеный темп на первых секундах. Пушкари то же молодцы, ни одного снаряда мимо. Хотя на дистанции, когда мы в вояку практически стволами упираемся это не удивительно. Если и не попали по портам, как их просил, то это уже было не принципиально. Выстрелить англичанин так и не успел. Единственным их залпом в бою стал ружейный со шлюпки. И все целили по мне, и чего они на меня взъелись. Так как ждал залпа пушек, на шлюпку не смотрел, очередной мой прокол. Спасибо боцману, вовремя сбил с ног.

Следующим днем конвой миновал множество рассыпанных по ботническому заливу островов и приблизился к устью «реки Готов», то есть Гота-элв, в глубине которой и прятался Гетеборг, или «крепость готов». Одной только крепостью эти самые готы не ограничились, перед устьем реки на маленьком островке стояла еще одна каменная крепость Эльвсборг, название которой перевел самостоятельно, компонуя два предыдущих перевода — получилось «речная крепость». Глядишь, и язык так выучу, норвежский почти выучил, слов десять в памяти осело, и датский так же — полиглот, однако. От речной крепости к нам направилась яхта, полез в рундук за пачкой заготовленных документов, переход почти закончился, начинается административная, и не любимая мной работа.

Медленно поднимались по реке. Апостолам тут было тесновато, да и выданный лоцман доверия не внушал. Семь километров до крепости готов шли почти три часа, и потом еще час проходили ее предместья, пока не подошли к причалам фактории.

Подставил меня швед основательно.

Фактория была, и даже склады на ней были с причалами. Но, во-первых, причалы были от силы для рыбацких лодок, а, во-вторых, на них наступать было страшно, в ветхости они уступали только складам. И все это на глазах у пришедших со мной купцов. Боюсь, моя фактория не произвела на них должного впечатления.

Объявил аврал по судам. Поставил задачу разгружать лес, привезенный на продажу, как смогут, и потом строить основательные причалы. После чего разгружать лес уже на причалы и обновлять склады, сам поймал управляющего, которому были представлены все документы и полномочия. Мы с ним составили акт приемки фактории, как эту бумагу мысленно окрестил, в нем расписали то безобразие, которое тут творилось. Управляющий упирался, как мог, пытался меня убедить — все не так плохо, как расписано. Все действительно было не так плохо, но мне надо было составить убийственную, для шведа, бумагу и она была составлена. И даже подписана. И про то, что пришел к фактории с ганзейскими купцами, которые были шокированы, вписал — надо добавлять гвоздей в крышку. У купцов, правда, не интересовался, были они шокированы или нет, какая, в сущности, разница. Факторию швед мне подсунул действительно не качественную.

Пока мне тут делать нечего, надо проводить купцов. И самому подготовиться к визитам в другие города. Велел двум приказчикам перегружать на Орла образцы товаров, материалы для оформления выставки и подарки, без этого с аристократией разговаривать тут не принято. Остающимся приказчикам — выразил свою настойчивую просьбу, искать поставки меди и железа. Покупать все для металлургии, до чего дотянемся, и что успеют привезти. Товары наших купцов, можно распродавать как обычно. Товары с завода продавать только в розницу и по розничным ценам. Оптовики пускай дожидаются моего возвращения. Оптовик, привезший нам большую партию железа, или меди, будет иметь преимущество. Вроде ничего важного не забыл, со всеми попрощался, можно отправляться.

Оставил закипающую стройку на Ястреба, сам на Орле собрался провожать купцов, как договаривались. Разговор с ними перед отплытием получился скомканным, делал вид, что закрутили дела. На самом деле опасался вопросов о том чуде, которое мы тут застали. Вопросы еще будут, но позже. Мне надо время — продумать для них ответы.

Скатившись по течению обратно в залив, наш, поредевший, конвой двинулся на Копенгаген, лавируя в россыпях островов.

Путь занял меньше двух суток, в одиночку шли бы значительно быстрее, тормозили торговцы. Места стали оживленные, паруса появлялись на горизонте постоянно. Разок шли параллельно со шхуной, но на наши кошельки и жизни попутчик не покушался, близко не подходил, просто рассматривал Орла в подзорную трубу. Башни пока приказал не расчехлять, если пойдет на сближение, скинуть парусину со стволов и прицела успеем. А зачехленные — башни чем то на шлюпки похожи, вот аборигены и не интересуются.

Заметил любопытную особенность судовождения на этой акватории. Наш лоцман, мы их меняли в каждом порту, вел нас просто, как он выразился «туда», а «там» посмотрим, куда суда идут, вот и придем в Копенгаген. Мысленно восстановил современную мне карту, положил на нее наш курс, промахнуться, точно не промахнемся, мимо Дании, а там вдоль берега пройти можно. Не стал вмешиваться, местному все же виднее должно быть.

Пришли в гавань после обеда. Гавань была небольшая, в Норвегии побольше будут, зато город никуда не прятался. Стоял на виду и выпячивал свою торговую сущность сплошными складами и причалами. Пожалуй, в гавани для торговцев созданы все условия. Дух города явно соответствует имени — «торговая гавань». Раз уж дорожка завела меня в этот порт, надо тут устроить выставку товаров, именно выставку, а не продажу, пусть не удовлетворенный спрос подогреет интерес деловых местных.

Купцы поставили к одному из причалов два корабля под разгрузку, один остался на рейде вместе с Орлом. Буквально через час, после начала разгрузки кораблей, ганзейцы были на Орле для разговора, настолько их распирали вопросы. Времени продумать на них ответы, у меня было достаточно.

Про бой особо не рассказывал, только пояснил, почему так получилось, и показал бумагу англичанина. Про факторию рассказал, что это мое самое последнее приобретение, которое только зимой получил, и для меня такой же шок, как и для них, увидеть, что мне подсунули. Однако, сил для приведения фактории в порядок у меня достаточно, и в течение буквально нескольких дней она будет ничуть не хуже других. Каких других не уточнял, пусть сами интерпретируют. Столкнул разговор в русло обсуждения — с кем надо общаться в этой торговой гавани. Начали перемывать кости интересным, для нас, людям. Мысленно сравнивал обсуждаемые кандидатуры со списком коменданта. Расхождения были значительные. Пытался понять почему. Догадался со второго раза. Они мне большинство кандидатур подсовывают из своих знакомых. Ай-яй-яй. Стал предлагать своих кандидатов, из списка коменданта, и выслушивать не самые добрые характеристики для них. Пожалуй, вот и еще одна неприятная особенность ганзейцев — лоббируют интересы купцов своего союза, а остальные для них — конкуренты, которых надо обойти, не взирая на деловые, или любые другие, качества оппонентов. Значит и тут придется вникать самому, а не опираться на знания окружающих. Очень плохо. Перевел разговоры на организацию выставки товаров и в Копенгагене. Купцы обещали решить вопрос с арендой помещения на рынке к вечеру. Посмотрю, что они могут, кроме разговоров.

Проводил купцов и собрался знакомиться с городом.

Знакомить нас с укладом города местные предприниматели начали еще на рейде. С завидной регулярностью подходили к борту Орла лодки и предлагали товары на продажу. Причем начать такой деятель мог с предложений копченой рыбы, продолжить предложением комнат в аренду для команды, а закончить вопросами о нашем грузе. Самым веселым было, когда два таких деятеля стояли по разным бортам и перекрикивались через корабль, каждый утверждал, что бы слушали только его, а не оппонента. Мол, он нам добра желает, а тот, взмах рукой к противоположному борту… ну, в общем, бяка. Такой сервис говорил про многое, о городе и его жителях. Особенно меня удивил темперамент аборигенов. Такой стиль больше для итальянцев или испанцев подходит, в моем представлении, но никак не для северян. Пришлось принять как данность, датчане так же размахивают руками и помогают проталкивать слова в уши собеседнику жестами, как представители жгучих южан.

96
{"b":"133492","o":1}