ЛитМир - Электронная Библиотека

4. ЗА КРОСНАМИ

Как водится, ленок белесый ткать она
Затеяла в один из дней;
Хватилась — кросен нету… И старательно
Я взялся кросна ладить ей.
Березовые станы сделал новые,
Кленовые набилки раздобыл,
Топтальца тоже вытесал кленовые,
Навой, как надо, зарубил.
Купил на рынке бердо густо-частое,
Сама уж нитчонку сплела,
А на челнок отменный коренастая
Мне яблоня-дичок пошла.
Садится ненаглядная за кросенки,
Стучат набилки в тишине,
Кладутся густо по утку полосыньки,
Сучу я цевки в стороне.
Так дружно с нею принялись за дело мы,
Она все ткет, а я сучу,
Ее руками быстрыми, умелыми
Тайком любуюсь и молчу.
Тки, милая! Стучится сердце звонкое,
Мелькает молнией челнок.
О только не порвись, основа тонкая,
И спор, и прочен будь, уток!
Пускай о бердо твой уток колотится,
Пусть вечно на моих глазах
Текут, как речка, светлые полотнища,
Широкие, как торный шлях.
Беги, беги, дорожка полотняная,
В тот край, где всходит девясил,
В неведомую, в жданную-желанную
Сторонку отческих могил.

5. ВЫГОН В ПОЛЕ СКОТИНЫ

Сбежали с пастбищ зимние снега
И в море потекли рекой-водицей,
Запели жаворонки, черные луга
Заулыбались первою травицей.
Пора приспела в поле гнать стада,
Есть и у нас подлеточек-корова —
Любой хозяйки радость и беда,
Богатство для хозяина любого.
Жена буренку нашу со двора
На пажить выгонять не поспешила,
Пока над нею с самого утра,
Все, что велит обычай, не свершила.
Свяченым хлебом, солью и водой
Вкруг обнесла она ее три раза,
Потом, поставив к солнцу головой,
Произнесла заклятье от заразы.
Трикрат в родник осколочек стекла
Макнув, и пред глазами у коровы,—
Держа его, шептала, как могла,
Свой заговор таинственно-суровый.
«Ты, солнце красное, ты, месяц ясен-свет,
Ночные звезды, утренние зори,
Вы, что росой крапите всякий цвет
И сушу озаряете и море, —
Согрейте землю, вызвольте траву,
Всему живому пропитанье дайте,
Шелковую стелите мураву,
Стеной от всех напастей ограждайте.
Храните, стерегите от царя
Лесного, полевого, водяного,
От царенят его, от упыря
И от людского глаза нелюдского».

6. ОСМОТР ПОЛЯ

Широкий свет! Простор несуетливый,
От прадедов доставшийся навек,—
То лес, то лозы, то луга, то нивы,
Что хлеб тебе даруют, человек.
Идем, моя любимая, с тобою —
Мне руку на плечо положишь ты,
Я стан твой тонкий обойму рукою
И выйдем в поле, выйдем под кресты.
Как дети, позабытые тем светом,
Мы станем свой надел обозревать,
И на обмежке, солнышком пригретом,
Об урожае будущем гадать.
Двоим не много надобно простору,
Делянки нашей доброй хватит с нас —
Отсеяться бы в срок, убраться в пору
Да и заполнить ригу в добрый час.
Так я иду, ее любуясь станом,
Вдоль по меже, обдумывая с ней,
Где мы пахать начнем, где сеять станем
С надеждою дожить до лучших дней.
Обнявшись, под крестами мы присели,
О темные надгробья опершись,
И в небо зачарованно глядели,
И наши души уносились ввысь.
Небес благословляли облик синий,
Что нас высоко поднял над землей,
И в наших мыслях кланялись године,
Что нас связала общею судьбой;
Благословляли полевые дали,
Присадистые груши и кусты,
И лишь одну разлуку проклинали
Последнюю и вечные кресты.

7. РАДУНИЦА

На радуницу мы на кладбище пошли,
Свяченого с собой остатки взявши,—
Мы с ней обычай бережно блюли,
Что прадеды нам завещали наши.
Сойдясь сюда почтить покойников своих,
В печальном и глухом многоголосье
Склонялись люди меж крестов немых,
Как на ветру склоняются колосья.
Мхом темным поросли надгробья и травой,
Березки пригорюнились над ними,
Часовня, как тюрьма, на мир живой
Глядела жутко окнами слепыми.
У холмика мы с ней присели в стороне —
Здесь матери ее была могила,
И милая моя, склонясь, шепнула мне:
«Один ты у меня, мой братец милый!»
2
{"b":"133499","o":1}