ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы сказали, что он встречался с Руби. И что у них должно было быть свидание на озере… Это правда?

Девица призадумывается всерьез. Нет, скорее, на полную катушку включает свои инстинкты, которые заменяют ей мышление. Она чувствует, к чему я клоню. Не-ет! Так просто она не дастся, не такая дурочка, не на ту напали, она еще всем покажет…

— Я в ту ночь на озере не была. Ясно? Ну вот. И что с такой делать?! И вдруг из темноты всплывает Малдер. Видимо, ему надоело ждать, ему нужен результат, а не подробности. Значит, надо прийти и взять этот результат. Он надвигается на сидящую Тэссу, нависает над ней, взгляд угрожающий. Вот оно, воплощение жаргонного термина «наезжать»…

— Нет, были, Тэсса! Вы знали о встрече и поджидали их там! Вы были вне себя от ревности!

— Неправда!

Малдер все ближе, все огромнее, все убедительнее. Его слова звучат все быстрее и громче, они уже не звучат, они режут.

— Вы затаились и ждали! А когда они появились, вы первым убили Грэга! Так все было?

— Нет!

Уже и шериф заинтересованно смотрит на Малдера. Он начинает понимать, что вчерашний якобы скандал в его кабинете — легкий бриз но сравнению с истинными возможностями гостя.

А Малдер уже обходит стол сбоку, приближаясь к жертве, заносит руку для удара. Не нора ли его остановить?

— Вы подкрались к нему сзади — и выстрелили в спину, — и резкий громкий хлопок по столу — вздрагивают все трое присутствующих. — А затем убили Руби, — еще хлопок, громче предыдущего. Тэсса уже чуть не плачет. Даже мне страшно. Малдер подходит к Тэссе сзади. — Как она вела себя за миг до смерти? — и ни секундной паузы для ответа. Он засыпает девушку вопросами, душит ими: — Умоляла о пощаде? — что, что еще он скажет?! — Пыталась убежать?

Теперь Тэсса способна лишь в истерике прокричать:

— Я не убивала ее!!!

— Где вы ее закопали, Тэсса? — и рука вновь поднимается над столом. Сейчас последует выстрел…

— Я ее не убивала!!!

— Значит, вы не помните, где вы ее закопали, Тэсса?

Кажется, ходом допроса теперь обеспокоился даже шериф.

— Я ее не убивала!!!

— Неужели?!

— Она не пришла в ту ночь!

«Я что, сказала что-то такое, что заставило его уняться, отступить? Что же я такого сказала? Вот, даже присаживается на корточки рядом, ласково заглядывает в глаза. Во взгляде понимание И сострадание. Я ведь сказала всего лишь… Что я сказала?!!»

— Откуда вам это известно — если вас там не было?

«Все. Я пропала. Он знает все. Знал с самого начала. А я теперь подтвердила. Теперь — все равно…»

Скалли, не сдержавшись, шумно выдохнула. Вот это да!

А шериф вышел в центр комнаты, уважительно глядя на Малдера, и начал допрос теперь это очевидно — убийцы: придвинул магнитофон…

Правильно, дальнейшее — дело техники. Вражеский рыцарь повержен, подобрать оружие и позаботиться о теле могут и эсквайры.

А Малдер отправился пить кофе.

Управление службы шерифа

Сну-Сити, штат Айова

6 октября 1992 года 22:15

Ну вот, теперь, вроде бы, все дела здесь закончены. Одно тело найдено, убийца сознался, завтра, скорее всего, будет найдено и второе тело. Все запротоколировано, подтверждено вещественными доказательствами Завтра поедут на следственный эксперимент, там шериф дожмет Тэссу насчет второго убийства, благо подход к ней уже найден. Все довольны… если можно употреблять это слово применительно к расследованию убийства… Даже Малдер как будто удовлетворен, вышагивает по коридору управления, радостно помахивая хвостом, то есть полами пиджака. Но его радость другого рода. Он вовсе не уверен, что дело закончено. Да, убийство раскрыто и виновная будет наказана — но при чем тут Руби? Мало ли преступлений приходилось ему раскрывать «по ходу дела», случайно, на пути к достижению главной цели? Нынешнее удовлетворение Малдера — это чувство человека, хорошо сделавшего работу, которой он обучен. Но не более. И сейчас, судя по энергичным жестам, Призрак направляется вовсе не в теплую гостиничную постельку. Куда? Сам-то он знает? Куда еще не совал свой нос Братец Фокс? А спрашивать бесполезно…

— Малдер. Ты никак не можешь понять главного. Руби, скорее всего, мертва.

— Это твое личное мнение или мнение шерифа Сну-Сити?

Сколько иронии… Ну, конечно, и шерифа, и мое… а какие тут еще могут быть мнения?

— Полиция прочесывает заповедник, из Омахи едут водолазы, чтобы исследовать озеро…

— Они попусту тратят время.

Такое впечатление, что я снова допрашиваю Тэссу — та же непробиваемая стена непонимания. Может быть, к нему для убеждения и методы применять надо те же? И вся эта иррациональная уверенность основана лишь на словах Тэссы о том. что Руби она не убивала?!

— Неужели ты думаешь, что Тэсса говорит правду?

— А почему бы и нет? Ты не допускаешь, что Руби там И вправду не было?

Но ведь это так очевидно! Солгавший единожды…

— Она солгала нам в библиотеке, солгала о своей беременности. Может солгать и о Руби… если это она ее убила.

Странно, что приходится объяснять ему такие простые вещи, странно, что вообще ему приходится что-то объяснять. Неужели он не видит?!

— В том лесу явно что-то было! Ах вот в чем дело! Как же я сразу не сообразила? Он просто еще не во все лесные норы сунул нос… Кстати, надо бы сбавить обороты, на нас уже оглядываются служащие — мол, стали посреди коридора, разорались…

— У нас есть подозреваемая. У нас есть ее признание в совершении одного убийств!.

У нас есть ее заявление, в котором она не отрицает своего желания расправиться с Руби. Пора возвращаться домой! Просто, как дважды два.

— Я никуда не поеду!

Почему мне иногда так хочется заехать ему по уху?

Проговорил медленно, по буквам, свою реплику, обошел меня, как тумбочку, п направился к двери.

Делать нечего, приходится идти за ним. Какие тяжелые у них здесь двери! А он все идет и идет, прочь от здания, в сторону стоянки.

— Малдер, ты куда?

Безнадежный крик в спину. Не могу же я бегать за ним, как собачонка!

Снизошел до ответа, правда, не остановился и не обернулся.

— Хочу поговорить с мальчиком. С мальчиком? С каким мальчиком? Он имеет в виду Кевина? После утренней беседы с Дарлен? Что он о себе думает?

— Моррис тебя даже на порог не пустит! — приходится кричать громче — он уже довольно далеко отошел.

— Мне надо поговорить с ним! — все так же, не сбавляя темпа.

— Они не желают больше с нами общаться — это он и так знает. Надо убеждать его по-Малдеровски, говоря о главном. Но нельзя же говорить о главном удаляющейся спине. — Малдер, стой! — ага! Подействовало! — Перестань повсюду искать свою сестру! — спина вздрогнула и напряглась. Вот это — и в самом деле о главном, а то — «не хотят видеть», «найдено тело»… — Это не вернет ее!

Резко оборачивается, смотрит исподлобья в упор… разделяющие нас двадцать шагов, вдруг перестают существовать… Таким я его еще не видела. Точнее, может быть, и видела, но тогда это было направлено не на меня. Сколько можно сказать одним взглядом' «Да, ты угадала. Ты назвала главную причину моих поисков. Может быть, ты и нрава во всем. Но пока остается хоть маленький краешек надежды, хоть слабый намек на надежду — я буду искать. Буду искать, пока мне помогают обстоятельства и работа. Буду искать, когда мне станут мешать. Буду искать, когда про меня забудут и оставят в покое. Этот поиск для меня — неразрывный сплав эмоционального, интеллектуального, инстинктивного. Он для меня — сама жизнь. И люди — все люди — делятся поэтому па три группы: те, кто помогает, те, кто мешает, и жертвы. Ты покамест — не жертва. Из двух оставшихся категории — можешь выбирать. А я уж отнесусь к тебе соответственно выбору». Ох, как много можно сказать взглядом. Вслух это выглядит далеко не так доходчиво, тем более что голос Призрака внезапно сел:

— Либо ты идешь, либо нет. Но пока не нашли труп, я буду продолжать поиски Руби.

10
{"b":"13350","o":1}