ЛитМир - Электронная Библиотека

Что тут решать? Если вопрос ставится именно гак… Я свой выбор сделала уже давно. Жаль, что пришлось заставить Малдера усомниться.

И по дороге, в машине, остается лишь с ухмылкой вспоминать о своих планах. Спать? В гостинице? Завтра на самолет? С ума сойти — семнадцать часов на ногах, без душа!..

Одна надежда — что Дарлен Моррис в такое время нас действительно и на порог не пустит.

Приехали…

Дом Дарлен Моррис

Сиу-Сити, штат Айова

6 октября 1992 года 22:30

Как ни странно, попасть на порог дома Моррис им ничто не помешало.

Более того, ничто не помешало расшибить костяшки пальцев, колотя в дверь, ничто не помешало войти в коридор, толкнув эту самую дверь посильнее. Никто не встретил, не прибежал на шум в гостиную. Никто не отозвался на зов.

— Мисс Moppиc? — Скалли звала хозяйку дома.

— Кевин? — Малдер звал мальчика — самого нужного ему сейчас члена семьи.

Никого. Тишина. Пустота. Кое-где горел свет. Вещи были кое-как расставлены но своим местам, чтобы создать видимость обычного порядка. Осколки и обрывки прибраны. Телевизор включен на том же канале, передающем одни лишь помехи… И никаких при знаков жизни.

Вдруг мертвую тишину дома нарушил странный шипяще-свистящий звук. Откуда? А, из кухни. Скалли, с легкостью ориентируясь в уже знакомой квартире, выбежала ни кухню, чтобы отыскать источник звука. Оказалось, это всего лишь закипающий чайник Дэйна взяла с крючка войлочную перчатку и сняла чайник с плиты. Закипел… Значит, уехали совсем недавно. И собирались в спешке. Можно поздравить себя с первыми умозаключениями… Надо поделиться с Малдером.

Но где он, куда подевался? В коридоре его уже нет, в гостиной тоже… Где же он? Нахожу я его в большом центральном зале. Призрак сидит в задумчивой позе на краю кушетки. С него можно сейчас лепить роденовского «Мыслителя». И направлен его взгляд на листы бумаги, разложенные на полу. Это те самые листки из блокнота, расписанные единичками и нулями детским почерком, — или другие, точно такие же. Они плотно покрывают почти весь пол, аккуратно выложены, состыкованы краями и образуют огромный прямоугольник — явно подчиненный неизвестной закономерности. Какой? Зачем? Что это значит? Может, Фокс пояснит?

— Малдер, что это значит?

— Я не знаю…

Даже Малдер не знает. Да, это повод задуматься. Ну ладно, он пусть думает, это у него получается лучше, а я пока завершу осмотр дома.

— Я посмотрю наверху…

Скалли поднялась по деревянной лестнице на второй этаж к спальням. На небольшом балкончике, образованном поворотом лестницы, приостановилась и оглянулась — не присоединится ли Малдер к ней? Все-таки немного неуютно было бродить одной, мало ли что там… И вдруг замерла, не веря своим глазам. Белый квадрат на полу, если смотреть сверху, издалека, превратился… Нет, единички и нули превратились… Нет, узор из единичек и нулей стал…

— О Господи!

Малдер моментально вывалился из размышлений, вскинулся, готовый бежать на помощь, и наткнулся на ошарашенный взгляд Скалли.

— Что случилось?

— Поднимись ко мне… Малдер взлетел по лестнице, встал рядом.

— Смотри.

Разумеется, Малдер раньше видел подобные рисунки. Когда-то, на заре компьютеризации, когда о лазерных принтерах не писали даже в «Занимательных историях», а матричные только изобретались, к компьютерам присоединяли простейшие печатающие устройства, по сути — электрические печатные машинки, которые со страшной скоростью и грохотом колошматили по бумаге обычными молоточками с буквами и цифрами. А картинки печатать программистам хотелось уже тогда. Вот и был найден этот остроумный способ передавать изображения обычными символами — за счет различной плотности изображения разных знаков. Много букв «Т», к примеру, — серый фон. Много «Ж» — темный… Даже соревновались, чья программа лучше оцифрует и передаст плотность изображения. Но здесь!.. Но сейчас!. Мальчишка ухитрился так расписать на сотне листов бессмысленную для него информацию, так разложить эти листы, что при взгляде издалека все это складывалось в портрет. И не банальный среднестатистический детский рисунок, а вполне конкретную фотографию, стоявшую ранее на каминной полке.

— Это она! Это Руби!

Непостижимо. Это ж какую груду информации надо было обработать ребенку… Впрочем, он, наверное, и не обрабатывал никакой информации. Он шел своим, известным только одному ему, путем. Для него вся эта тарабарщина имела вполне конкретный, определенный смысл. Он искал сестру. Всеми доступными ему способами. И теперь, кажется, продвинулся в своих поисках…

Пока Скалли стояла, завороженная своим открытием, Малдер вновь развил бурную активность. Быстро завершил осмотр дома, убедился в его необитаемости. Выглянул в окно — да, походный домик действительно отсутствует, догадка была правильной. Пронумеровал листы портрета и упаковал их в найденную тут же папку. Вывел Скалли из глубокой задумчивости, усадил в машину. Тут же рванул с места, вырулил на шоссе…

— Где нам их искать? Где они могут быть? Когда я научусь вовремя прикусывать себе язычок и не задавать лишних вопросов? Ясно ведь! Тем более что вопрос свой я задала в тот самый момент, когда мы проезжали приметный, освещенный но случаю ночного времени указатель Национального парка Окабоджи…

Но Малдер, чувствуя, видимо (он, кажется, вообще всегда меня чувствует), что со мной происходит нечто важное — какая-то перестройка взглядов, убеждении и заблуждении, переоценка, переосмысление, — решил вдруг что-то объяснить, помочь, довериться… Точно таким же тоном он рассказывал о похищении своей сестры — тогда, в кемпинге в Орегоне, во время самого первого нашего совместного расследования.

— Знаешь, в детстве у меня был особый ритуал. Я закрывал глаза и входил в комнату. Я надеялся, что в один прекрасный день, стоит только мне открыть их и я снова увижу сестру. В ее кроватке, как будто ничего не случилось… Я до сих нор надеюсь увидеть ее в комнате… Каждый день своей жизни…

Понятно, к чему это он. Кевин с матерью примерно но этой же причине сорвались и уехали ночью обратно на озеро. Но у них было и нечто еще. У них был портрет Руби, сделанный Кевином под диктовку из телевизора. И завершенный сегодня вечером, именно сегодня… Малдер сказал, что похищение каким-то образом коснулось мальчика, сделало его каналом связи с похитителями. И вот по этому каналу что-то передали, какое-то сообщение. Если похищения способны таким о6разом влиять на их свидетелей… то. Может быть, и Малдер… каким-то образом… Незаурядные способности, нечеловеческая интуиция, необъяснимая везучесть… Чутье может быть. В обществе Малдера можно поверить во что угодно. И нафантазировагь себе Бог знает что. Только Малдеровскпе фантазии, в отличие от фантазии эпигонов, имеют странное свойство сбываться и подтверждаться. Хотя бы косвенно… Вот и сейчас — едем получать подтверждение очередной его безумной идеи. Все. Хватит витать в облаках. Надо собраться.

Въезжаем в лес.

Машину качает на грунтовой дороге. И вдруг фары выхватывают из тьмы леса нс привычную желтизну сосновых стволов, а яркое белое пятно.

— Смотри, Скалли!

Походный домик Моррис. На тон же стоянке.

Нашли!

Национальный парк «Озеро Окабоджи»

Штат Айова

6-7 октября 1992 года

Полночь.

Малдер, вновь нарушая все правила, въехал прямо на пляж к домику. Но на этот раз Скалли его не останавливала — не до того. Они выскочили из машины, Малдер выхватил фонарик, посветил под ноги, потом в сторону приоткрытой двери домика. Подбежали ближе.

— Дарлен!

Никого. Тишина. Темнота, сомнительно рассеиваемая призрачным светом полной луны.

Вдруг откуда-то из лесу донесся невнятный крик. Скалли н Малдер мгновенно развернулись.

Трона. И на ветках ближайшего куста оброненная кем-то косынка.

11
{"b":"13350","o":1}