ЛитМир - Электронная Библиотека

Анкетные данные внесли в дело некоторую ясность:

«Полное имя: Саманта Энн Малдер. Адрес: 2790, Винная ул., Чилмарк, Массачусетс. Место рождения: Чилмарк, Массачусетс. Дата рождения: 22 января 1964 г. Подданство: США».

А немного ниже — примечание:

«Фокс Уильям Малдер (брат), сотрудник ФБР, Вашингтонское бюро».

Так вот в чем дело! Это материалы на его пропавшую сестру! Но какое они имеют отношение к новому расследованию? В недоумении Скалли присела наконец на стул для посетителей, уставившись на фото Саманты.

Блевинс вывел Дэйну из задумчивости и направил ее мысли совсем по другому руслу:

— Bы что-то знаете об этом? Малдер вам рассказывал? — и, увидев замешательство спецагента, поспешил смягчить некорректность вопроса. — Не боитесь выдать его, он сам инициировал создание этого дела.

Hу, раз сам инициировал… Прилежно, как школьница, отвечающая урок, Скалли доложила:

— Саманта — его сестра. По его словам, исчезла двадцать одни год назад, когда ему было двенадцать, а ей — восемь… Он утверждает, что был в комнате, когда это случилось. Он помнит… яркий свет за окном и… — тяжело было описывать словами чужие воспоминания, — …и чей-то силуэт в комнате.

— Как по-вашему, не могли личные переживания Малдера сказаться на его профессиональных суждениях?

Так вот к чему он клонит! Не-ет, тут надо отвечать четко и однозначно:

— Уверена, что нет!

Ответ как будто озадачил Блевинса. Шеф вернулся к столу и сел. И понес какую то невнятную чепуху, тщательно отрабатывая руками красноречивые и располагающие жесты. Уже все разложившая по полочкам Скалли ждала, на что решится начальства рассматривая канцелярские принадлежности и письменный прибор па столе, школьный глобус-сувенир, бронзового орла, распростершего крылья над чернильницами… На столе шефа отделения было на что посмотреть.

—Но вам надеюсь, понятно, что влияние переживаний агента Малдера на его профессиональные суждения вполне допустимо? — пальцы обеих рук сведены вместе, подчеркивая серьезность высказанной мысли. — И вам хорошо известно, что увлеченность агента Малдера столь спорными проблемами раздражает многих в нашем Бюро, — руки разведены, приглашая разделить искренние переживания но этому поводу. — А это дело подольет масла в огонь, — красноречивый жест в сторону газетной вырезки. — Я собираюсь запретить расследование, — «паркер» в правой руке зависает над бланком. Пора!

— Позвольте мне сначала переговорить с ним… — необходимо срочно объяснить мотив. Так, чтобы он поверил, именно он! Черта с два он поверит. Ну, пусть не верит. Лишь бы остановить его. Есть! — И дать вам свое заключение по этому делу — по результатам беседы…

Либо он сочтет меня стукачкой, либо законченной дурой. Результат один.

— Хорошо… Отложим решение. Сработало!

Штаб-квартира ФБР

Вашингтон, округ Колумбия

4 октября 1992 года Через полчаса

Если бы еще так же просто можно было бы и с Малдером обойтись!..

Уже через пять минут разговора Скалли чувствовала: еще одно слово, и она набросится на партнера с кулаками. Будет бить, драть ногтями, кусать — лишь бы стереть эту многозначительную ухмылку с его лица. Разумеется, он был бы последним, кому она рассказала бы об этом своем желании. Или хотя бы дала понять, что оно возникло.

— …всего этого недостаточно, чтобы начать расследование! — странно, что приходится объяснять это специальному агенту Фоксу Малдеру! А он сидит и — такое ощущение, что с интересом наблюдает за ходом психологического опыта, скотина. Пиджак на спинке стула, рукава рубашки закатаны, рука небрежно играет карандашом… Ему не надо изображать спокойную уверенность — она у него в крови. И проклятая увлеченность делом, погруженность в проблему по уши. И, вообще, прекрати делать из меня дуру!

— Замечательно, Скалли. Мы с тобой разошлись во мнениях. Не в первый раз и, уверен, не в последний.

Он явно удовлетворен ходом опыта.

— Если бы у нас были доказательства, мы бы…

— Что такое научный подход? Вот, теперь он проанализирует результаты психоэкзерсисов — и все равно останется при своем мнении!

— Стоит тебе задаться нелепым вопросом — и ты уже на полпути к научному открытию…

И в этом весь он — никакой связи с темой разговора. Как же мне убедить его?! Кстати — на столе журнал с очередной «желтой» сенсацией.

— Чем отличается это похищение от дешевой сенсации про… — как там в журнале? — …про столетнюю женщину, родившую ящерицу?

Получил?

— Тем, что ящерица появилась на свет далеко от озера Окабоджи.

— Ока… Как там?

— …боджи. 0-ка-бо-джи.

— И как я должна реагировать на это название?

— Положительно — если любишь ловить форель. И щелкать НЛО.

Есть ли в этом мире хоть что-нибудь, о чем не хранились бы в гигантской свалке под названном «память Малдера» хотя бы обрывочные сведения? А этот невозможный тип уже встает, гасит верхний свет, включает диапроектор… Удивительно, как много можно, при желании, разместить в конуре неотапливаемого подвала ФБР.

— Что значит — «щелкать»? — спросила, не очень-то ожидая ответа.

Так и есть — на стене уже привычное размытое изображение чего-то дисковидно-зуб-чатого, зависшего над деревьями. А он, тоном массачусетского профессора, дает комментарии:

— Четыре визита в августе шестьдесят седьмого года. Один зафиксирован пилотом метеорологической службы. Снимок увеличен с помощью современной свето— и цифровой технологии.

Пилот? Это уж больше похоже на свидетельские показания, заслуживающие внимания.

— Этот снимок сделан пилотом?

— Представь себе — девочкой-скаутом с камерой «Инстаматик». Четверо скаутов из девяти уверяют, что видели нечто странное. Если добавить нилота, то выходит — пятеро свидетелей.

Ну да, именно так он и собирает «объективные наблюдения». Четверо детей и один нилот, явно перебравший в тот день лишку. Какие еще подробности припасены у Призрака в жилетном кармане

— ВВС заявили, что это метеозонд. Но в тот день никто, нигде — в радиусе семисот миль — не запускал ни одного метеозонда. Прочти имена девочек-скаутов.

И подсовывает архивную распечатку. Почитать? Пожалуйста.

— Лайза Терелл, Бонни Винстоун, Дорин Макалистер, Дарлен Моррис.

И к чему это?

А Малдер уже стоит у импровизированного экрана, на который спроецирована та самая злополучная вырезка — «Подросток похищен…» — и подчеркивает ручкой двухдюймовые буквы в центре статьи. Имя матери похищенного ребенка. Дарлен Моррис.

— Та самая Дарлен Моррис! Что ж. Пока он победил. Придется лететь в Сиу-Сити.

Дом Дарлен Морррис

Сиу-Сити, Штат Айова

5 октября 1992 года 11:10

Последние сутки сильно измотали меня — перелеты, пересадки, региональное отделение ФБР, местная служебная машина, поиски дома Моррис. Почему никому не пришло в голову сделать прямой рейс — ну, пусть чартерный «Вашингтон — Дом Дарлен Моррис»?

А Малдеру — хоть бы хны. Нет, все же интересно было бы хоть раз взглянуть на мир его глазами. Может, его занимает большая спутниковая «тарелка», угнездившаяся на газоне? Или он присматривается к давно ждущим краски деревянным стенам особнячка семейства Моррис? Или, может быть… Нет все равно не угадать.

Да и работать нора. Пришли. Малдер уже стучит в дверь.

Открывает не очень молодая и не очень красивая женщина, явно — хозяйка дома Удивленно-вопросительно смотрит на пришельцев.

— Мисс Дарлен Моррис? Агент Дэйна Скалли. А это — агент Фокс Малдер. Мы вчера звонили вам…

Лицо хозяйки проясняется, расцветает смущенной улыбкой — и сразу становится гораздо симпатичнее.

— Пожалуйста, проходите.

Прикрывает дверь, суетится, не знает, куда деть руки. Левая перебинтована — видимо, ожог все не сойдет. И говорит, говорит — как напроказившая школьница, а впрочем, может, она таковой себя и ощущает.

2
{"b":"13350","o":1}