ЛитМир - Электронная Библиотека

Малдер доплывает до стойки и голосом Братца Кролика интересуется, нет, просит:

— Извините, мы ищем Грэга Рэндалла…

— А кто спрашивает? — нормальная автоматическая реакция бармена-на-работе.

Малдер тянется к внутреннему карману пиджака — бармен пугается — и раскрывает удостоверение прямо у него под носом. В самообладании и глубоко укоренившемся чувстве независимости старому рокеру отказать нельзя. Он, кажется, даже прочитывает весь текст удостоверения, на что в его положении способен был бы далеко не каждый. Потом восстанавливает в голове вопрос, с которого все началось.

— В какое дерьмо он на этот раз вляпался?

Малдер не меняет тона. Незачем постоянно тыкать бармена носом в его маленькие слабости. Но и иллюзии тоже не стоит развеивать.

— Может, вы нам расскажете? На лице у бармена отражаются мучительная борьба морально-этического свойства — говорить что-то чужакам или просто послать — и не менее мучительная попытка что-то вспомнить и о чем-то связно подумать. Наконец решение принято:

— Грэг последний раз приходил сюда три недели назад, весь больной. Больше я его не видел.

— А куда он мог пропасть?

— Не знаю. Но если найдете его, передайте, что я его уволил.

Как изящно — и демонстрация независимости, и отмежевание от всех потенциальных преступлений Грэга одновременно.

После этой маленькой победы у бармена складывается впечатление, что он в достаточной мере овладел ситуацией. Успокаивается, оглядывается по сторонам, замечает меня. Сейчас поинтересуется, что здесь делает женщина. Мало ли кто и зачем ходит следом за агентом ФБР. Надо не ударить в грязь лицом, не подвести Малдера в его психологическом этюде и не дать перехватить инициативу.

Достаю визитку — жаль, у меня нет внутреннего кармана — и протягиваю бармену.

— Мы остановились в этом отеле. Позвоните, если что узнаете.

Именно так — Мы! Остановились! Позвоните! Я все правильно сказала? Можно уходить?

Бармен берет визитку, чуть не обнюхивает ее, прячет в карман — наверное, он так и не решил для себя, как относиться к нашему приходу. Позвонит он, как же…

Малдер спокоен. Все идет как надо. Уже поворачивается, чтобы идти… И вдруг… Замечает на руке у бармена, прямо поверх прививки оспы, татуировку. Собственно, туша собеседника сплошь покрыта татуировками, а Малдер выделяет из них одну, конкретную — стилизованное изображение летающей тарелки.

Он с преувеличенным вниманием вглядывается, тычет пальцем в длань бармена и интересуется:

— Отличная татуировка… Что это?

— А на что похоже?

Бармен уже снова на коне, легко отделался, остался при своих — и расположен поболтать с чужаками на равных на темы, интересные ему — посудачить, посплетничать, похвастать — заняться своим обычным делом. А вопросом «На что похоже?» он просто заманивает, приглашает к разговору. Ну, сейчас начнется! Малдера хлебом не корми, дай только о летающих тарелках…

— На летающее блюдце. Неужели вы верите во всю эту чепуху?!

Что?!! Кто это сказал! Таким пренебрежительным и снисходительным тоном? Малдер? Об НЛО?!! Мне не подменили напарника? Малдер смеется над увлечением инопланетянами? Почему? Зачем? Что происходит?

Бармен к насмешкам устойчив. И не с таким сталкивался. И потом — он уверен в своей правоте, как и все они… И потом — он не знает Малдера.

— А вы, значит, нет?

— Нет. Я считаю, что кое-кто спятил и сдуру воет на луну в компании себе подобных.

Наверное, я галлюцинирую. Кислородное голодание мозга в условиях пивного бара приводит к кратковременному коллапсу, а в дальнейшем, если больной пренебрегает лечением и выходом на свежий воздух… О чем это я?

— Значит, вы не были на озере Окабоджи!

— Нет, не был, а что там?

Сейчас он искренен. На озере он и вправду не был. Правда, подозреваю, знает о нем больше, чем все рокеры и прочие аборигены, вместе взятые. Но осведомлена-то об этом из присутствующих только я… А вдруг я сейчас вслух, невпопад… Он настолько мне доверяет?.. Не предупредив, не попросив… Хотя откуда он мог знать заранее? Не станешь же заранее предупреждать насчет всех теоретически возможных случаев и ситуаций… Видимо, в его глазах мы на одной стороне. Постараюсь не подвести.

Бармен, разумеется, все принимает за чистую монету.

— Приглашаю прокатиться туда с нами. Вы увидите такое, что сразу измените свою точку зрения. — на секунду задумывается… «А, чего там, не впервой». — Видели когда-нибудь такой ожог? — и задирает прядь немытых нечесаных волос прямо над правым ухом. — Получил посреди ночи…

Ожог, точнее, зарубцевавшийся шрам от ожога и в самом деле довольно странный. Такой можно было бы получить от непрерывного получасового воздействия электроразрядником. Или, к примеру, заснув на глушителе заведенного «Харлея». Трудновато себе представить эту груду мяса, позволяющую проводить над собой подобные эксперименты. «Трудно, но можно…» — Светлый Рыцарь во мне не хочет успокаиваться и заставляет искать рациональные объяснения до самого конца.

Малдер изображает вежливое недоумение и абстрактное желание прокатиться когда-нибудь, в туманном будущем, на озеро. Бармен условно удовлетворен. Малдер условно заинтересован. Можно уходить. Уже уходим…

И это все? Жалкие крохи информации… Еще одна маленькая чешуйка в мозаике будущей истины? Откуда тогда у меня это ощущение крупного достижения, какой-то победы, прозрения? Грэг Рэндалл не найден, нет ни зацепок, ни направления поисков. Про озеро Окабоджи и местные легенды про НЛО я не узнала ничего нового. Откуда чувство открытия? Может быть, я искала вовсе не то? И не тех? Тогда — кого?!

Ладно, едем в гостиницу. Завтра — трудный день.

Отель «Стоп-н-рест»

Сну-Сити, штат Айова

б октября 1992 года 5:30

Скалли снился кошмар. К ней домой ворвался любитель человеческой печени Тумс, хищно оскалившись окровавленным ртом, и выволок Дэйну во двор, где ровно гудела турбинами озаренная призрачным светом летающая тарелка. Из проема люка выглядывал Малдер, махал Тумсу рукой, торопил. Скалли кричала, упиралась… И вдруг из мрака выступил другой Малдер, улыбающийся и спокойный. Он схватил Тумса за ворот, встряхнул… Но тот, первый Малдер поднял пистолет, прицелился… Выстрел, другой! Скалли закричала — и проснулась.

Где я? А, это номер в гостинице, как ее… Часы в изголовье… Глубокая ночь. Час Тигра… Что же меня разбудило?

А на шторах — человеческие тени от уличных фонарей. Они движутся, все ближе, ближе к двери. Сколько их? Пять, десять? И все идут за мной. Приглушенные голоса… Скрип половиц… Поворачивается дверная ручка…

Это — сон? Или уже нет? Если нет, то чего ж я лежу?! Где пистолет? Вон, на журнальном столике… Так далеко! Надо успеть дотянуться. Тихо, незаметно выползаем из-под одеяла… Хорошо, что на мне пижама… Расстегнуть кобуру… Заряжен ли?

Дверь внезапно влетает в номер, с грохотом, щепками и выбитым замком. Отскакиваю прочь. В комнату вваливаются люди, много людей. Их не разглядеть в темноте. В лицо слепят фонарики — как прожектора. Кто это? Зачем? Что им надо?

И вдруг — как пистолетный выстрел — вопрос:

— Где Малдер?!

Так вот в чем дело! Зачем им Малдер? Кто это такие?!! Так можно и оскорбиться — они что, полагают, что Фокс ночует в моем номере? Но это — потом. Сейчас главное — выяснить, что им надо… Переодеться…

— Кто вы такие?

Удостоверение с бляхой — под нос:

— Служба безопасности! Где Малдер? СБ? Это немного меняет дело… Но манеры у них — как у гангстеров!

— Малдер? В соседнем номере, разумеется.

Всей толпой вываливают обратно на веранду. Нет, не всей. Остается один, присмотреть, дать официальные разъяснения. Я бы тоже так сделала… Отвернись хоть, чурбан!

И пока переодеваюсь и пропускаю мимо ушей его невнятные официальные пассажи можно прислушаться к тому, что происходит в соседнем номере. И дорисовать в воображении всю картину.

5
{"b":"13350","o":1}