ЛитМир - Электронная Библиотека

И вдруг Малдер, издав какой-то звериный рык, принимается руками разрывать холм. Отдирает куски дерна, ломая ногти, ковыряет ссохшиеся глыбы земли, пачкается, не обращает на это внимания, роет, переползает с места на место. Он сейчас страшнее, чем стая волков. Остановить, остановить его!

— Малдер, что ты делаешь?! Малдер, ты же уничтожаешь улики! Перестань!

Услышал.

Приостановился. Во взгляде смешаны мольба и раздражение.

— А если она там? Я хочу знать наверняка!

И снова набрасывается на могилу. Приходится схватить его за руки, оттолкнуть — лишь бы привести в чувство, остановить, заставить опомниться.

Телефон ведь совсем рядом, в машине. Полиции ехать сюда — пятнадцать минут. Подожди совсем немного.

Может быть, связать его до приезда бригады?

Для него находка могилы Руби Моррис — не просто очередное расстройство. Это — невозможное, немыслимое нарушение его теории, тщательно выстроенных выкладок. Крушение идеи. Гораздо больше, чем труп неизвестной девушки из далекого городка. И какое ему дело до каких-то протокольных правил и тонкостей!

На приезд шерифа и его сотрудников Малдер не реагирует никак. Стоит все так же, как замороженный, в пяти метрах от могилы. Смотрит невидящим взглядом прямо перед собой. Он хоронит — в этой могиле — свою мечту. Или, может быть, я все это напридумывала? А он просто энергетически экономно тратит время ожидания — на подзарядку батарей?

Лес наполнился шумом, машинами, людьми. Сирены, мигалки, полицейское ограждение, желтые ленты с грозным приказом «не пересекать», эксперты, криминалисты, фотографы, постовые, коронеры… В Сну-Сити нечасто находят трупы. Наверно, начальство решило заодно провести учения для всего персонала.

Разрывают могилу, выкапывают разлагающееся тело.

А он — стоит…

— Все в порядке, Малдер? Скупой кивок.

—Да…

Он уже начинает привлекать внимание. Шериф — точно заинтересовался. Еще бы, после той бури страстей в его кабинете!

Подает голос криминалист — первые выводы после осмотра тела.

— Мужчина, белый…

Надо ожидать от Малдера вздоха облегчения? Что нам до трупов каких-то приблудных белых мужчин? Нет. Стоит неподвижно. Как назывался в старину процесс подзарядки батарей? Закручивание пружины?

Криминалист распрямляется, трясет затекшей ногой. Подходит к шерифу.

— Сэр…

И протягивает бумажник жертвы. Прямо подарок судьбы' Шериф, не снимая белых перчаток, раскрывает бумажник. Достает водительское удостоверение. Обычная рутинная работа. И не такое видывали.

— Жертву звали Грэг Рэндалл. Как? Это же!..

— Дружок Руби!

Вот и можно передать новость об увольнении из «Пенсильвании»…

Шериф удивленно вскидывает брови. Тоже мне, Америку открыла! Весь свет клином сошелся на вашей Руби!

— У Руби было полно дружков… Тут вдруг подает голос Малдер:

— Извините, можно взглянуть? — и протянутой рукой указывает на бумажник.

Шериф, кажется, слегка озадачен. Зачем? И так все ясно, а что не ясно — без труда уточнят эксперты. В ближайшее время. Однако он ни на секунду не забывает, что тело нашли мы, точнее, Малдер. Нашли совершенно непонятным, загадочным образом, никак не связанным с криминальной, да и просто с человеческой логикой. Кажется, он тоже начинает подпадать под странное обаяние Малдера. Кто знает, что имеет в виду этот непонятный щеголь-интеллектуал из ФБР?

Передает улику Малдеру. Но тот берет бумажник не сразу. Сначала резко наклоняется к стоящему рядом кейсу криминалиста, достает оттуда резиновые перчатки, натягивает привычным движением. И лишь после этого приступает к осмотру.

Шериф следит скептически: знаем мы эти столичные замашки! Что он надеется там найти?

Малдер двумя пальцами достает из бумажника клочок бумаги, выдранный из школьной тетради. Записка.

— Пожалуйста, — читает сам и протягивает листок шерифу.

«Доктор Джек Фаулер. 7 августа, 2:30».

Это уже что-то! Нет, это уже много. Малдер вдруг приходит в движение, и как-то так получается, что мы вместе с шерифом устремляемся вслед за ним в город, в контору шерифа, к людям, технике и средствам связи.

Туго сжатая пружина начала распрямляться?..

Управление службы шерифа

Сиу-Сити, штат Айова

б октября 1992 года 20:00

В кабинете шерифа Малдер первым делом, не спросясь, включает ксерокс, скармливает ему записку из бумажника Рэндалла, нетерпеливо хватает копию, кладет на стол, включает настольную лампу, направляет ее свет прямо на лист бумаги. Есть, есть у него это пристрастие к приборам, приборчикам и приспособлениям. Как он однажды сказал… если устройство имеется, его надо использовать. Странно, что шериф ничуть не возражает против такого самоуправства па его территории. Такое впечатление, что он пытается постичь Малдеровские методы, наблюдая за его деятельностью. Редко встретишь человека настолько умного, что он готов учиться после сорока. Интересно, что он сможет почерпнуть у Малдера? Кажется, у того только один метод — совать нос во все дыры.

А Призрак извлекает откуда-то жестом фокусника вчерашнюю записку девушки, найденную на ветровом стекле. Кладет рядом с ксерокопией. Сличает почерк.

В самом деле — и наклон, и размер, и связки букв идентичны… «Р» в «через» абсолютно похоже на «р» в «Доктор»… Да и другие буквы…

— Смотри, Малдер, — это она. Та девушка из библиотеки.

— Кто?

Шериф — весь внимание. И еще — уважение. Шаманство принесло своп плоды. Придется его слегка разочаровать.

— Она себя не назвала. Но она уверяла, что Грэг и Руби сбежали вместе.

Но шерифа теперь разочаровать трудно. Он настроен по-боевому. И абсолютно готов к сотрудничеству.

— Доктор Фаулер — мой друг. Моя жена у него дважды рожала. Я узнаю, кто у пего был в это время.

В самом деле, в этом городке все должны знать друг друга. И враг — врага…

Все остальное — дело техники.

Прибывает бригада из леса, отпечатывают предварительное заключение экспертизы, успевают сварить две порции кофе и начинают обсуждать виды на поклев форели этой осенью и новую модель спиннинга… За это время подручные шерифа добывают и доставляют в комнату для допросов давешнюю девицу, которая выглядит уже не столь уверенно, как вчера. И не столь загадочно. Даже как-то поглупела. Это, наверное, оттого, что она никогда не умывается, лишь наносит новый грим поверх стершегося. И не переодевается.

Шериф с Малдером усаживаются на большую скамью вдоль стены, в полумрак слабоосвещенного помещения — и самоустраняются от ведения допроса, предоставляя это дело мне. Что ж, придется. Магнитофон на столе включен, подозреваемая доставлена. Начнем.

— Присаживайтесь, Тэсса. Мы знаем, что вы нам солгали. Мы знаем, что это вы ходили к доктору Фаулеру седьмого августа. И что это вы забеременели, а не Руби.

— Ничего вы не знаете.

Наглый взгляд, наглый тон… Крепкий орешек? Что-то слишком рано они стали узнавать о своих правах…

— Мы можем это доказать, Тэсса. Например, что отцом ребенка был Грэг…

Это должно ее пронять. Тем более что мы и вправду можем это доказать.

— Ну и что с того?

Нет, не понимает. Как бы ее убедить?

— Дело очень серьезное. Вы хоть сами понимаете, насколько оно серьезно? — ничего-то она не понимает. Для нее все это — очередная игра, очередной эпизод детективного сериала. Все это происходит не с ней. Чем ее взволновать? Расшевелить? — Вы отказались от адвоката, и теперь, если вы станете нам лгать, то вас могут обвинить в даче ложных показаний.

Задумалась. Причем, кажется, не под воздействием смысла сказанного, смысл до нее, похоже, вообще не доходит, а встревоженная тоном, серьезностью интонаций. С ней не играют, говорят по-взрослому. Теперь решает, что стоит поведать, а что — нет.

— Он обещал, что к Рождеству увезет меня в Лос-Анджелес. У него там друг. А я никогда не видела океана.

Шериф встрепенулся — надо же! Заговорила! А Малдер, кажется, задремал у себя в углу. Правильно, тоже мне — сведения…

9
{"b":"13350","o":1}