ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты мне здесь что, допросы будешь устраивать?

— Да что ты! Мы же с тобой… — Маг, недосказав, соединил два указательных пальца, что должно было символизировать всю тесноту и неразрывность их отношений. — Я тебе просто помочь хочу.

Ох, знаем мы эту помощь!

— А без загадок можно?

Горнин небрежным жестом поднял руку и потрогал золотую заколку на лацкане пиджака. Ты, блоха, держи бока, как большие облака. Гром, дожди, пожар и ветер ты держи. За все в ответе. Все ты можешь отшвырнуть. Ты прыжком спрямляешь путь. Ты пирата истреби и злодея погуби. Укуси его за горло, чтоб все племя перемерло. Ты пучин и злой неволи — отпугни такие доли. Принеси ты мне удачу, а увидишь, что я плачу, слезы выпей ты мои, продлевая жизни дни. Дай обмана избежать, обойти любую рать. Не оставь меня в пути и удачу в дом неси.

В последние годы компьютерные технологии вошли даже в такую закрытую область знаний, как практическая магия. Если раньше, тридцать, даже двадцать лет назад, не говоря уж о столетиях, хорошее, действенное заклинание разрабатывалось годами, многократно проверялось, из-за чего случались страшные катаклизмы, вспомнить хоть те же Помпеи, когда один полуграмотный деятель вздумал переводить древнегреческие хоровые молитвы на латынь, то теперь такое же можно было разработать за пару-тройку недель, в крайнем случае — месяцев. Современные компьютерные программы делают возможным провести полный теоретический обсчет, так что для практических испытаний их можно допускать почти без опаски. Паша в этом деле мастак. Или был?

Горнин вздохнул. Этот важный вопрос он для себя еще не решил. Считал, что для этого еще не пришло время. Так, может, он ошибается?

Сам он больше доверял старым, проверенным методам, хотя вслух не стеснялся говорить иное. Это как так называемые намоленные иконы. Ясно, что из тысяч и тысяч молитв, просьб, пожеланий и проклятий до образа достигают немногие, как ясно и то, что немногие иконы действительно помогают, если не считать очевидного эффекта, достигаемого простым аутотренингом. Но то, что все же оседает на образе, в конечном итоге дает отдачу. А вот что именно достигло и впиталось — это еще вопрос.

Христианская церковь два тысячелетия создает то, что рядовой прихожанин склонен бы называть чудом.

Но при этом неустанно рушит все то, что было до нее. В процессе христианизации античные, а больше того — языческие божества, боги и иные высшие существа превратились в свою противоположность. Иранские дэвы превратились в дьяволов. Святой Мартин, живший в четвертом веке, видел демонов в образе Юпитера, Меркурия, Венеры и Миневры. Епископ Райнальдо из Ночеры беседовал с демоном, явившимся к нему в лице Юпитера. Христианство, как, впрочем, и любое общественно-политическое движение, вставшее на революционные рельсы, отвергало старое и насаждало новое. Такое же было и с большевиками, захватившими власть в начале двадцатого века, нещадно ломавшими все то, что было до них. Все революционно-идеологические движения рано или поздно приходили к одному — к тотальному праву господства некой единоличной силы над человеком. Все отметали предшественников как еретиков — как бы это ни называлось. Римляне отказали греческим богам в праве на существование, заменив их своими, по сути — такими же. Потом в том же Риме утвердилась новая религия, зачеркнувшая прежних богов. Насильственно отторгалось все то, что зачастую было наработано даже не столетиями — тысячами лет. Создавался образ, представление, что не человек — венец природы и ее повелитель, а Некто. Бог. Царь. Генералиссимус. Генеральный секретарь. Президент. Папа. Саваоф. Аллах. И часто сокровенные знания умирали вместе со своими хранителями. Но не всегда пропадали бесследно.

Горнин, как и его гость, это знали и понимали. Иначе они не были бы теми, кто они есть. И, опираясь на современные знания, отнюдь не брезговали тем, что было создано до их рождения. Золотая блоха, уже изрядно потертая за века своего существования, была одним из действенных, правда тайных, оберегов, который, если им правильно пользоваться, работал не хуже современного навороченного чипа с тысячами искусственно вложенных в него, отобранных и проверенных заклинаний. Не всегда сильнее — это факт, который надо признать, — но и не хуже. А в некоторых ситуациях и получше. Тем более что даже современная аппаратура не могла не то чтобы обнаружить, но идентифицировать назначение крошечного, где-то кустарного золотого изделия, выставленного напоказ. Мало ли какие прибамбасы носят сейчас всякие нувориши или недалекие люди. Однажды Горнин собственными глазами видел, как один уважаемый и, казалось бы, неглупый человек держал в своей домашней коллекции древнегерманский знак, обозначающий проклятие того места, где он находится. Такой подкидывали в дома, а то и в крепости врагов, и избавиться от него бывало очень нелегко, доходило до того, что люди покидали насиженные места. Самым ярким примером таких проклятий места пребывания служат древнеиндейские города в Южной Америке, где руками неведомых недоброжелателей среди прочей символики на камнях были вырублены такого рода знаки. Горнину стоило немалых трудов уговорить своего знакомого расстаться с забавной вещицей. А уж сколько молодежь таскает на себе всякой дребедени — не сосчитать. Различить же истинную суть того или иного знака, в особенности же его силу в тех или иных ситуациях, могли немногие. Вот Паша — тот может. Перегуда тоже может, но не всегда и не все. Во всяком случае — на свою блоху Горнин надеялся.

Он смотрел, как «друг Рома» вытягивает из внутреннего кармана пиджака четки из черного оникса, и старался сохранить спокойствие, хотя в умелых руках такие четки — серьезная сила, даже если не подкреплять их наступательной магией.

— Никаких загадок, милейший Александр Петрович. Да и какие между нами могут быть загадки? — сладко пропел гость, мерно защелкав костяшками.

— Не мог бы ты обойтись без этого? — спросил Горнин, с брезгливым выражением на лице ткнув пальцем в четки.

— А что такое? Тебя это раздражает?

— Не надо делать из меня дурачка деревенского! Или ты думаешь, я их не узнал? Постыдился бы заходить ко мне с шанхайским глазником.

Далеко не каждый даже из практикующих магов знает, что не все странствующие монахи Древнего Китая учились приемам самозащиты в Шаолинских монастырях и им подобных. Некоторым, избранным, в таком искусстве нужды не было, в качестве куда более совершенного оружия у них имелись с собой вот такие четки, в европейской традиции именуемые «шанхайский глазник», с ударением на «а», охранявшие их, кстати, даже во сне. В случае необходимости они же могли служить средством нападения, и весьма действенным средством.

— А чего ты тогда этих козлов сюда выставил? — сварливо поинтересовался Перегуда, метнув взгляд на скифский оберег.

— Что же мне, с твоим приходом все в утиль сдавать? — не менее сварливо спросил хозяин — Или в камеру хранения? Может, ты уже и иконы не переносишь?

— Ты бы полегче все-таки, — не на шутку обиделся Роман Георгиевич, но четки с глаз долой убрал. Как-то уж очень легко он поддался. — Так ты мной скоро будешь детей пугать.

— Это как ты себя вести будешь.

— Я-то себя нормально веду. В рамках. А вот твой Мамонтов… ты знаешь, что он вчера в Москве учинил? Он половину города разогнал только для того, чтобы к своей даме сердца поспеть, к колдунье этой липовой.

— А ты откуда знаешь? Неужто следишь? — недобро прищурился Горнин.

И чего это «друг Рома» к Мамонтову привязался?

— Следишь! — хмыкнул Перегуда. — Да тут и следить не надо, когда об этом весь город гудит. Крупный чиновник опоздал на важное совещание правительственного уровня, милиция в панике, один деятель чуть ли не депутатское расследование по этому поводу затеял. И затеял бы, если б не я. Так что присматривать надо за своими людьми. Или они уже выходят у тебя из-под контроля?

Горнин поморщился. Сначала тому, что коллега в очередной раз решил похвастаться своими высокопоставленными знакомыми и одновременно своим влиянием на них. Позер! Хотя это так и есть на самом деле, в смысле знакомых. А затем намеку на потерю управляемости командой. Особенно чувствительному оттого, что это было недалеко от действительности. Еще как недалеко! До того, что ставилось под вопрос само существование команды. По крайней мере, в том виде, в каком она была до сегодняшнего дня.

19
{"b":"133508","o":1}