ЛитМир - Электронная Библиотека

— На них смотри!

— Смотрю.

— Господи… Ты на них смотри!

И он посмотрел. И увидел. Игрушки… Самые настоящие. Нет, они живые, конечно, пахнут зверьем, слюна и все такое, но — игрушки. И как, как он этого сразу не заметил! И надо-то было для этого всего ничего. Испугался. Стыдно.

Петрович, похоже, угадал его состояние. Подвинув, даже не подвинув, а придержав за локоть, обошел и двинулся туда. К игрушкам. Ограду рушить не стал, только пригнул так, чтобы перешагнуть можно было. Хилое сооружение при его приближении нагнулось само, как трава от ветра. Но при этом из его левой ладони начала расти мелкая сетка. Директор, тараща глаза, проводил его диким взглядом, а потом, громко икнув, рывком встал на четвереньки и рванул к Паше, суетливым крабом шмыгнул мимо, вскрикнул — нарвался на «заплатку» — и, если верить ушам, кубарем, самым натуральным образом, скатился по лестнице, а уже оттуда, снизу, взвыл. Ударился, поди, бедолага.

Ударишься тут. Во все что угодно.

Петрович, стоя около льва, гладил его по голове и гриве, а тот жался к его ногам. Тигр — здоровенный, в клетке он казался меньше — обходил директора справа, явно рассчитывая на свою долю ласки. Львица же, словно напоказ создавая скульптурную композицию, передними лапами встала на спину своего гривастого родича и, вытянув шею, длинным розовым языком прошлась по щеке Петровича, отчего тот дернулся всем телом.

Паше даже показалось, будто он услышал слабый звук наждака. По щетине пришлось — сообразил он. Петрович был небрит. Впрочем, как и он сам.

Откуда-то появился еще один лев, но Павла все это больше не интересовало. Он шагнул к стене и сполз по ней, чувствуя, что ноги отказываются держать его тело. Он устал. Он очень устал. Нет, эта работа не для него. Что это за работа, если с самого утра уматываешься так, будто сутки уголь кидал. Это наказание какое-то. За грехи, наверное. Спать хочется. Загородку тут наплел. Против игрушек. Смешно. И еще плакать хочется. В детстве он хотел вот такую же игрушку. Большую. Живую. Настоящую. И ласковую. Смотрел, не отрываясь, телевизионную передачу «В мире животных». Гржимека читал, журнал детский про животных. Как же он назывался? Забыл. А потом, уже позже, как отрезало. Это после того, как он увидел на экране охоту львов. Как те рвут зубами недавно еще живую плоть, пачкая морды кровью. Как грызутся за теплое мясо, отгоняя друг друга, а главное — детенышей, львят. После такого никаких таких игрушек он не хотел. Да и вырос уже к тому времени.

А журнал назывался «Юный натуралист». Вспомнил.

Он очнулся, увидев перед собой тупоносые ботинки, на которых лежали ровные складки штанин.

— Жив, курилка?

— Ничего.

Он попытался подняться на ноги, хотя это стоило ему немалых усилий, но Петрович остановил его, положив руку на макушку:

— Сиди, отдыхай. Сейчас Маринка подъедет. Без тебя справимся.

— Штрафы выставят, — пробормотал Павел, имея в виду руководство ТТТС.

— Перебьются. Надо было замки нормальные вешать. А вот делать под себя не стоило бы.

Паша, не понимая, о чем идет речь, поднял лицо от коленей и увидел ухмылку Петровича. Игрушки… А потом, посмотрев туда, куда тот показал взглядом, увидел мокроту на ковровом покрытии на том месте, где недавно сидел, скукожившись, директор терминала. Аргумент. Петрович умеет использовать аргументы. И не использовать тоже.

— Я в норме, — проговорил он, отводя взгляд от пятна. — Сейчас…

И снова уронил голову. Игрушки… Как сладко было бы сейчас оказаться в кровати. Давно он у матери не был, в последнее время отделывался телефонными звонками. Весной, когда у нее был день рожденья, она такие классные отбивные сделала. Он так объелся, что остался у нее ночевать и, кажется, впервые за несколько месяцев выспался по полной программе. Часов одиннадцать продрых, а потом еще полдня кайфовал, попивая кофе, поданное ему в люльку, пялился в телевизор, листал потрепанный том «Графа Монте-Кристо». А на завтрак была манная каша на молоке. И никто ему не звонил. Кажется, она до сих пор хранит его школьные тетрадки и дневники с тройками. Но и с пятерками тоже! С пятерками обязательно… Первая тройка, на выход. Пошел! Шевелись, кому говорят! Быстро, быстро! Вторая тройка пошла. А теперь перед главной трибуной пятерка наших лучших игроков! Обратите внимание, как они горячи. Им просто не стоится на месте, они рвутся в бой. Вот такие они, настоящие победители. Великолепная пятерка и вратарь.

Очнулся он от прикосновения к лицу теплого и шершавого. Открыл глаза и увидел прямо перед собой здоровенную морду с зелеными глазами, от которой густо пахло зверинцем и тухлятиной. Прямо на него — глаза в глаза — смотрел тигр. В глубине зрачков, узких, как разрез скальпелем, сидела смерть.

— Пошли, милый, пошли, — ласково проговорил женский голос- Скоро кушать будем, ням-ням. За маму, за папу. Не упрямься, дурашка.

Это кто его зовет? Неужели вот так и бывает, перед тем, как шагнуть в никуда? Сладкоголосые сирены.

С усилием оторвавшись от прорезей зрачков, перевел взгляд в сторону. Пустой коридор с мокрым пятном на полу. Потом посмотрел выше, старательно обойдя взглядом тигриный круп. Над ним стояла Маринка, держа зверя за ухо двумя пальцами. На указательном ноготь был обломан. Это она вчера, в санатории «Голубое» с жены этого… как там его… ну, магната заклятие снимала. А та и взбрыкнула, в драку полезла. Или это позавчера было? Все смешалось в доме Облонских. Игрушка… Почему он сразу этого не понял?

Палец с обломанным ногтем потянул за ухо, и тигр пошел по направлению к лестнице, но на повороте повернул голову и быстро, словно запоминая напоследок, посмотрел на Павла. Через секунду хвост его с загнутым кверху кончиком скрылся за углом.

Надо бы помочь ребятам.

Встал, чувствуя в ножных мышцах боль. Такую, будто он с отвычки перекатался на лыжах. Здорово его скрутило. Как на ходулях прошел в холл. Здесь все еще стоял тяжелый звериный запах, но самих зверей уже не было. Зачем-то подошел к одному из диванов. На его серой обивке были отчетливо заметны короткие рыжие волосы, слишком жесткие и толстые для того, чтобы быть человеческими.

Сколько же он провел в отключке? Спать надо нормально, вот что. Правильно ему мать говорит, что себя надо беречь. Если сам не побережешься, то кто это за тебя сделает? Вот вчера во сколько лег? А встал когда?

Павел подумал, что говорит с собой интонациями матери. С ума-то не сходи, одернул он себя. Развернулся и пошел прочь. Заставил себя пойти, потому что смотреть в глаза Петровича ему очень не хотелось. Так облажаться! Стыдно. Боже, стыдно-то как! Повел себя словно пацан зеленый, который темноты боится и писается в постельку. Ну да хоть в этом-то не он грешен.

По лестнице спускался, крепко цепляясь за перила, настолько ноги не хотели держать тело. Они устали. И он устал. Тело, мозг — все устало. Но при этом Паша силился что-то вспомнить, что он, кажется, упустил. Еще такие картинки бывают, называются «Найди десять отличий». Смотришь на них впервые — одинаковые. Но стоит напрячься, всмотреться, и — опа! — вот они, все десять. Даже одиннадцать, просто одно художник допустил по собственной невнимательности. Напрячься!

На каждом повороте лестницы было окошко, через которое можно было увидеть, что происходит непосредственно в таможенной зоне, наверняка и клетки с хищниками возможно было рассмотреть, но он не стал. Просто не мог. Или не хотел. В сущности, ему было наплевать на них. Если Маринка взялась за это дело, то пусть и заканчивает сама. Все, он умывает руки. Устал. И наплевать, что официально рабочий день даже еще не начался. В конце концов, он не подписывался тигров всяких со львами ловить. Не его это дело — сафари устраивать. А если Петрович не отпустит его по-хорошему, то и черт с ним. Уйдет как есть, хоть по-плохому, хоть как. В конце концов, он не железный. И у него есть куда уйти и чем заняться. Они с Любкой не пропадут. Будут, как и прежде, богатых теток потихоньку охмурять. Дело это денежное, пусть и не такое, как у хитрована Петровича, но все едино без куска хлеба не останутся. А Петрович пускай с Маринкой с ее сломанными ногтями работает. Вот так!

4
{"b":"133508","o":1}