ЛитМир - Электронная Библиотека

    Нет, сидеть тут глупо. Рано или поздно меня или найдут,   или выкурят. Если мое предположение по поводу армейских складов правильно, то даже страшно представить, что там может быть. Ну положим, закидывать меня боевыми гранатами они вряд ли станут. Поджигать, полагаю, тоже. А вот какую-нибудь дрянь вроде моих гранаток кинуть вполне могут. Интересно, в течение какого времени сохраняются боевые свойства отравляющих газов? А ведь когда-то знал. Например, иприт. Период полураспада в естественных условиях три месяца. Гляди-ка, помню кое-что. Гарантийный срок хранения… Забыл. Почему-то крутится цифра в двадцать пять лет. Что-то не соответствует одно другому. Так, сейчас. Иприт следует хранить в герметических емкостях, исключающих попадание… Именно что!

    Россия ратифицировала Конвенцию в тысяча девятьсот девяносто седьмом, это я точно помню. Промышленное производство иприта в Советском Союзе было прекращено в девятьсот сорок пятом. Ну тут есть разночтения, но не суть. Уничтожение проходило в две тысячи втором. Получается, что без малого шестьдесят лет. А ведь как боевое ОВ его не применяли. При этом производство собственно иприта началось еще до Великой Отечественной. Кстати, в Москве, в Кузьминках. Получается, в загерметизированном виде он может храниться жуть сколько времени. Но то иприт. А остальные? В этих краях какую только гадость не разрабатывали. Институтские и заводские архивы, понятное дело, не сохранились, так что исчерпывающего перечня нет. Я вспомнил лабораторию надо мной. Колбочки, трубочки, шкафчики. Тут, полагаю, тоже могли кое-что схимичить при желании. Или могут еще и теперь?

    Как это мне раньше в голову не пришло? Я посмотрел на часы. Еще четыре минуты. Нет, надо выбираться на оперативный простор. Тут, рядом с покойником, ничего хорошего не высидишь. И не факт, что мне удастся выбраться с наступлением темноты. Еще минут пятнадцать - двадцать и меня будут искать с собаками. Кстати, за все то время, что я на территории, я практически не встречал собак. Очень редко. Это о чем-то говорит? Должно, если вспомнить, что их обоняние в сто раз лучше человеческого.

    Так, очевидно, что мне нет смысла пробиваться к воде. Подстрелят как рябчика. Мне нужен ключ. Проводник. И очевидно же, что им может быть только сам Лось. Только он, лично, может меня отсюда вывести. Он и никто больше. Полагаю, он сейчас в штабном доме. Отсюда до него по прямой метров тридцать или тридцать пять. Пять секунд хорошего бега, не больше. При этом неплохо бы задействовать какой-нибудь отвлекающий фактор. Фейерверк, пожалуй, исчерпал себя. Хотя, на крайний случай, отчего бы и не попробовать. Впрочем, я не все еще использовал. Мой мустанг не просто хорошо оснащенный внедорожник, это полицейский вариант. То есть кроме многого другого в нем имеется пара внешних динамиков. Я провел короткую инспекцию своего арсенала и ввел еще одну функцию на коммуникаторе, предварительно нацелив камеру на моего бородатого приятеля, что-то говорившего в сторону, повернув голову вправо. При желании я мог бы это послушать, но не сейчас.

    Ну пора!

    - Эй, на острове! - Я постарался говорить басом, насколько возможно изменив голос. Мощный звук с полусекундным опозданием ворвался в разбитое мной окно. А может, и в оба. - Приказываю. Всем сдать оружие. Вы под прицелом. Даю вам три минуты на то, чтобы выйти к парому с поднятыми руками. В противном случае открываем огонь на уничтожение.

    Про Бонда кино видели? Там у него в машине все дела, от наружных пулеметов до замаскированных пусковых установок с ракетами. Ну ракеты, считай, я уже продемонстрировал. Дважды. А вот пулемет еще нет. Говоря между нами, пулеметик так себе. Да другого под капотом и не разместишь. Но когда очередь хлестнула по каменной кладке, и без того напряженное лицо Прохорова съежилось, и он резко пропал с обреза стены.

    С богом!

    Уже знакомым путем я выкатился к оконному проему. Выглянул - никого. Высунул голову чуть дальше - мама моя дорогая! Ко мне бежали человек пять. Заметили? Нет?   

    Я не стал уточнять и, пригибаясь, нырнул к соседнему окну. Извините, ребята, но со стеклами у вас будут проблемы. А не надо было хамить! Я вас заставлю прокуратуру любить. Судя по их лицам, они отнюдь не несли мне рождественского подарка. Да и не сезон, конечно. Я в последний раз посмотрел на экран коммуникатора. У ворот ничего не происходило. Ладно, пощажу я ваши стекла. Пока. Когда они были метрах в двенадцати от меня, я метнулся обратно и, выхватив гранатку, кинул ее им. Получите!

    Снова выглянул я через секунду. Что сказать? Они получили. Лежат, стонут, корчатся. А я тоже получил, только фору.

    В правой руке автомат с захлестнутым на локоть ремнем, в левой - очередная «какашка» на боевом взводе. Которую я сразу же метнул вывернувшему из-за угла мужику. В прыжке. Я прыгаю наружу, он выскакивает, я ему сюрприз. И ходу во весь дух.

    Я преодолел половину расстояния, когда прогрохотала автоматная очередь. Куда и откуда стреляли, я не понял, но отчего-то кажется, что это в мой огород камешки. Я метнулся в сторону, сбивая стрелявшему прицел, и еще наддал, хотя и так, казалось, бежал на пределе. Я увидел, что в окне штабного дома кто-то замаячил, а потом принялся открывать створку. Ну приятель, так ты не успеешь. В такие моменты не о дефицитном стекле нужно думать, а кое о чем другом. О своей глупой башке, например.

    Следующая очередь прошла впритирку со мной. Я оглянулся на бегу и увидел парня возле лаборатории. Он стоял, расставив ноги, и целился в меня. До штабного дома оставались считанные метры. Я резко остановился, присел и выстрелил в его направлении. Никакого желания убивать его у меня не было и в помине, требовалось лишь заставить его понервничать. Он отреагировал с похвальной быстротой, рухнув на землю. Молодчик!

    Если идти через дверь, то придется обегать дом, теряя драгоценное время и подставляясь под очередного желающего пострелять. Я поступил проще, на бегу всадив несколько пуль в окно, за которым уже никто не маячил, а потом прикладом вынес раму. За последние полчаса я побил окон больше, чем, наверное, за всю предыдущую жизнь. Будет о чем внукам рассказывать на пенсии, если я доживу до того и другого. В процессе этого стремительного акта вандализма я увидел, как кто-то выскочил за дверь.

    Мухой проскочив чей-то кабинет, я выбежал в коридор и выпустил очередь поверх голов двоих вояк.

    - Лежать!

    Они на удивление быстро со мной согласились и плюхнулись на пол. Автомат был только у одного, и я отшвырнул его ногой в сторону от греха подальше. Ну и где мне искать Лося?

    - Где Кононов? - спросил я, сунув горячий ствол за ухо одного из лежачих.

    - На складе, - не стал запираться тот.

    - Как на складе? - опешил я. Вот это называется, приехали. - Зачем?

    Нет, до склада, пожалуй, мне не добраться. Я и сюда-то, можно сказать, с трудом пробился. Стреляй тот парнишка чуть получше - все, заказывай венки и оркестр. Или все же рискнуть? Да нет, глупо. Ну и что теперь делать? Уж лучше бы при покойнике остался. Тепло, сухо и мухи не кусают. Черт! Это же надо так влипнуть! Но что он делает на складе? Сейчас, когда по идее решается судьба его личная и всех этих людей. В такой ситуации командир должен находиться либо на командном пункте, то есть здесь, либо на переднем крае обороны, сиречь у стены. А он в тылу, на складе, как какой-нибудь обозник задрипанный.

    - Почему на складе? - снова прижал я ствол к волосатому уху. - Что он там делает?

    - Минирует.

    Он чего, псих? Что минирует? Зачем? Мысли у меня встали враскоряку и никак не хотели собираться в кучу.

    - Что он взрывать собрался?

    - Все, - буркнул горе-вояка в собственный согнутый локоть, куда упирался носом.

    Все? Это что, из той пьески, в которой прозвучало классическое «Так не доставайся ж ты никому!»? Ничего себе!    Нет, я, конечно, люблю сильные финалы, но при этом предпочитаю оставаться в качестве зрителя. А эти? Тоже хороши! Их взрывать собираются, а они думают отстреливаться от неприятеля. Да и какого неприятеля, господи! По сути, если даже считать, что там кто-то есть, это же свои. Такое поведение свойственно либо законченным преступникам, либо законченным же психам. Ну или то и другое вместе.

66
{"b":"133509","o":1}