ЛитМир - Электронная Библиотека

Скалли задумалась. Наконец, она подняла голову и взглянула на Молдера:

– Думаю, что да. Но откуда здесь взяться электромагнитному полю, тем более такой мощности?

– Ты забыла про Филадельфийский эксперимент. Если это место действительно каким-то образом связано с опытами по переносу массы в сотни и тысячи тонн через пространство и время, то при этом вполне могут иметь место самые разнообразные побочные явления. Ну, например, один и тот же корабль, находящийся в разных временных фазах, начинает действовать как два полюса гигантского электромагнита. Несовпадение этих двух точек во времени и в пространстве может служить причиной возникновения разницы потенциалов, а вихревые кольца плазмы будут действовать как обмотка электромагнита. Вот тебе и аналог гигантского синхрофазотрона или ускорителя элементарных частиц! В конце концов, подобные эксперименты касаются самой структуры мироздания, а это уже область компетенции Господа Бога. Подозреваю, что тут способны проявиться такие силы, по сравнению с которыми атомная бомба покажется детской игрушкой…

– Что это вы тут говорили про атомную бомбу? – раздался голос Трондхай-ма. Шкипер тоже проснулся и выбрался из своего угла, и сейчас держал в руке осколок зеркала. – Это что, такая болезнь? И она происходит от действия радиации?

Скалли заметила, что руки Трондхайма слегка дрожали, а голос был сиплым и сорванным. Если вчера шкипер находился близко к истерике, то сейчас он поблек и побледнел – будто вместе со старением к нему пришли усталость и равнодушие.

– Скорее всего, радиация тут ни при чем, – осторожно ответил Молдер.

Но тут взгляд Трондхайма упал на Зигфрида, сидевшего на стуле со стянутыми за спиной и прикрученными к спинке руками. Пленный тоже не спал – глаза его были открыты и насмешливы.

– Смотрите! – в голосе Трондхайма слышался суеверный ужас – А он вовсе не постарел!

Действительно, Зигфрид выглядел точно так же, как и вчера, – молодой сильный парень с длинными светлыми волосами и наглыми водянистыми глазами. Скалли поднялась с кресла, подошла к пленному и внимательно осмотрела его лицо.

– Действительно, никаких изменений, – подытожила она. – Он и в самом деле ничуть не постарел. Значит, существует способ избежать этого.

– Так, – пробормотал Молдер, осматривавший потолок рубки. – А вот это очень интересно. Скалли! – позвал он.

– Что случилось, Призрак?

– Кажется, у меня возникла некая идея. Но нам придется совершить еще одну экспедицию в недра корабля. Трондхайм, ваша задача – проследить за пленным в наше отсутствие. Я думаю, мы вернемся через пару часов.

– А почему это вы уходите, а я остаюсь? – с подозрением спросил шкипер. – Может быть, лучше пойду я, а дежурить останется кто-нибудь другой?

Молдер глубоко вздохнул.

– Никто больше остаться не может, – успокаивающим тоном произнес он. – Скалли мне нужна как исследователь, а сторожить пленного лучше всего вам. Вы сильный мужчина, и уж от вас он никак не сбежит. Мы вернемся не более чем через пару часов – и, возможно, принесем ответ на вопрос, как остановить свалившуюся на нас напасть.

– Так что такое ты там увидел? – спросила Скалли, когда они спустились по внутренней лестнице на главную палубу.

Молдер помедлил с ответом, обшаривая лучом фонарика потолок и стены коридора.

– Видишь вот эту желтую трубу? – спросил наконец он. – Обрати внимание, в отличие от всех остальных она практически не проржавела!

Выкрашенная в желтый цвет труба действительно выделялась своим видом на общем фоне ржавых стен, облупленных трубопроводов и обвисших кабелей с полуистлевшей изоляцией. Она тянулась вдоль стены на уровне человеческого роста и уходила куда-то в темноту коридора.

– По этой трубе явно течет какая-то жидкость, – констатировал Молдер, прижав к трубе ладонь. – И эта жидкость препятствует сверхбыстрому окислению веществ, или как ты там еще называешь это явление. То есть нам необходимо отыскать, откуда идет эта труба и куда она ведет.

Труба оказалась весьма длинной. Она тянулась вдоль всего коридора по направлению к корме корабля, затем спускалась палубой ниже и вместе с другими трубами разного диаметра уходила в колодец, ведущий к машинным отсекам. Рядом в наклонной переборке имелся небольшой люк. На крышке люка Молдер обнаружил заросшую патиной бронзовую табличку с плохо различимой надписью: «Коллектор замкнутого цикла».

– Что это такое может быть? – недоуменно спросил он. – Сточные воды?

Скалли удивленно подняла брови:

– Ты забыл, что мы находимся на военном корабле. То есть здесь просто обязана быть система защиты от оружия массового поражения. В такую систему обычно входит и замкнутый цикл водоснабжения. При нормальных условиях для технических, гигиенических и пищевых нужд корабль использует забортную воду, пропущенную через опреснительные установки. Но при переходе на работу по системе NBCD note 1 один раз уже использованная вода очищается в специальном коллекторе и используется по второму разу. Таким образом исключается попадание в систему зараженной воды.

– То есть сейчас в этом коллекторе находится вода, обладающая нормальными свойствами и могущая уберечь организм от ускоренного старения?

– Вполне возможно, что так. Поэтому надо бы нам туда спуститься и взять пробу. А когда мы вернемся обратно в рубку, я обязательно проведу сравнительный анализ нашей питьевой воды, воды отсюда и воды из наших организмов. Кстати, у вас с Трондхаймом тоже придется взять анализ мочи.

Молдер откинул крышку люка и посветил фонарем вниз. Железная лестница упиралась в пол, на котором поблескивала вода.

– Подержи, пожалуйста. – Он протянул фонарь Скалли, – Я спущусь и посмотрю, что там есть.

Молдер взялся руками за ржавые края люка и осторожно нащупал ногами первую ступеньку. Она казалась достаточно крепкой. Скалли передала ему фонарь, и голова Призрака скрылась в темном проеме. Некоторое время оттуда не доносилось ничего, кроме гулкого стука ботинок по металлу, плеска воды и какого-то позвякивания. Потом из люка вновь появилась голова Молдера.

– Весьма занятное местечко! – объявил он. – Из крана подтекает немного воды, и возле нее копошится масса крыс. На вид все отъевшиеся, здоровые и никуда с корабля бежать не собираются. Похоже, они хорошо чувствуют, какую воду можно пить, а какую – нет. Кроме того, в закутке с водяными резервуарами между трубами натянут гамак с одеялом. Видимо, наш друг Зигфрид обитал именно здесь. И самое главное – смотри, что я там у него обнаружил.

Скалли взяла в руку протянутый Молдером предмет. Это оказались ножны от кинжала – деревянные, с широкой стальной обоймой, почти не тронутой ржавчиной. По верхней полоске металла шла какая-то гравировка. Скалли вгляделась в изображение и охнула:

– Бог мой, да это же орел со свастикой. И две рунические молнии!

– Угу, – подтвердил Молдер – Совершенно верно, это ножны от форменного эсэсовского кортика. Причем, судя по тому, что изготовлены они из дерева, а не пластика, это еще довоенная партия.

– Выходит, наш Зигфрид и в самом деле чистокровный ариец?

– Судя по всему, самой высшей пробы. Племенной экземпляр.

– Знаешь, Молдер, не поторопиться ли нам обратно в рубку? А то у меня как-то неспокойно на душе.

– А что случилось? – удивился Молдер.

– Ничего конкретного. Просто я с какого-то момента перестала доверять Трондхайму. Сначала он чересчур нервничал, срываясь до истерики, – что отнюдь не подобает мужчине его профессии и происхождения. Затем он откровенно испугался и даже не особо пытался это скрыть. А сейчас он притих и, по-моему, находится в жуткой депрессии. Не попытался бы этот племенной ариец как-нибудь запудрить нашему шкиперу мозги…

– Послушай, шкипер, а ведь ты можешь спастись!

Зигфрид говорил по-норвежски. Голос его был спокойным, равнодушным и ни к чему не обязывающим – будто белокурый бандит беседовал сам с собой. Трондхайм демонстративно отвернулся и уставился сквозь переднее стекло в туман.

вернуться

Note1

NBCD (nuclear, biological & chemical defense) – стандартная аббревиатура, обозначающая систему защиты от оружия массового поражения

11
{"b":"13351","o":1}