ЛитМир - Электронная Библиотека

Скалли улыбнулась. Молдер кивнул и положил на стойку купюру. Бармен тоже расплылся в улыбке:

– Тогда садитесь вон за тот столик, справа, в дальнем углу. Там как раз свободно. А заказ я вам сейчас принесу.

Молдер и Скалли отошли в полутемный угол. Скалли сняла плащ и повесила его на высокую спинку деревянного стула. Молдер поставил сумку на пол и сел – лицом к залу. Сквозь табачный дым вырисовывались бородатые лица над воротниками свитеров грубой вязки, пивные кружки, морские фуражки и трубки всех форм и размеров. Похоже, сигареты или папиросы здесь курить было просто не принято.

Появился рыжебородый бармен с двумя огромными кружками и сушеной рыбиной.

– Это пиво, а это вам, леди. А вот это – презент от фирмы. – Он шмякнул рыбину о деревянную столешницу. – Нужный человек подойдет минут через пятнадцать, а вы пока посидите, отдохните. У нас здесь хорошо. И люди очень хорошие.

– Впервые вижу настоящего викинга, – не удержалась Скалли, глядя вслед возвращающемуся к стойке бармену. – Ну и бородища у него!

– Борода, говоришь? – хмыкнул Молдер. – Вообще-то этот парень родом откуда-то из Польши. А настоящая его фамилия – Кацман…

Обещанный барменом «нужный человек» подошел не через четверть часа, а гораздо раньше. Был он темноволосым парнем лет тридцати, одетым в потертую кожаную куртку, но с неизменной трубкой в зубах. Парень пододвинул ногой стул, сел, вынул трубку изо рта и в упор воззрился на Молдера. Тот ответил ему таким же молчаливым взглядом.

– Как я понял, вам нужен подходящий корабль с экипажем, чтобы искать что-то в океане? – наконец спросил парень.

– Да, – кивнул Молдер.

– В каком районе и на какой срок?

– День или от силы два. В любом случае в следующий понедельник нам надо отсюда улетать. Район – шестьдесят пять северной широты и восемь восточной долготы. Поиск в зоне с радиусом порядка тридцати-пятидесяти миль.

Парень чему-то усмехнулся. Затем нахмурился и вновь смерил Молдера взглядом:

– Вы знаете, что район к югу от Лофо-тенских островов считается особо опасным для плавания? Судно для работы в подобных местах, да к тому же вне обычных фарватеров, обязано отвечать определенным стандартам. Во-первых, оно должно иметь усиленный корпус для плавания во льдах и ледокольные обводы. Во-вторых – отличное навигационное оборудование. На опушке шхер много рифов, часть которых до сих пор не нанесена на карту, да и дальше в море встречаются разные неприятные штучки…

– Я понимаю, – кивнул Молдер. – У вас есть такое судно?

– Да. Траулер в полторы сотни тонн с ледовым поясом и современным навигационным оборудованием. Шесть человек команды, включая меня. Но это будет стоить недешево.

– Я примерно знаком с расценками на краткосрочный фрахт в подобных условиях. Готов прибавить к нему пятьдесят процентов. Вы согласны?

Брови шкипера слегка приподнялись. После некоторой паузы он назвал сумму, будто пробуя ее на вкус. Молдер снова кивнул.

– Значит, по рукам?

– По рукам, – сказал парень и поднялся из-за стола, давая понять, что разговор окончен. Молдер тоже поднялся, Скалли осталась сидеть.

– Да, кстати, мы совсем забыли представиться, – внезапно произнес шкипер. – Меня зовут Ивар Трондхайм. А мой корабль называется «Морита».

– Меня – Фокс Молдер. А ее – Скалли, – вежливо улыбнулся ему Молдер.

– Американцы? – По лицу парня пробежала кривая усмешка. – Не люблю американцев.

Молдер невозмутимо промолчал. Шкипер еще раз внимательно окинул его взглядом и неожиданно протянул шершавую задубелую пятерню.

– Ну, думаю, наша экспедиция будет успешной!

Когда он скрылся за входной дверью, Молдер двинулся к стойке и через полминуты вернулся еще с одной кружкой пива. Поставив ее на стол и усевшись сам, он хитро поглядел на Скалли.

– А вот это был уже настоящий викинг. Ну и как он тебе понравился?

Скалли нахмурилась.

– Он боится. Очень боится и отчаянно пытается скрыть свой страх. Поэтому и держится столь вызывающе. Ты уверен, что на него можно положиться?

Молдер пожал плечами.

– Выбирать не приходится – нас все-таки очень поджимает время. Я должен отправить предварительный доклад Скинне-ру не позднее этого воскресенья. Кроме того, я не думаю, что этот парень в самый последний момент вдруг струсит и откажется выходить в море. А помимо этой неприятности, что еще может с нами произойти?

Норвежское море к северо-западу от Тронхейма, 65 градусов северной широты, 8 градусов восточной долготы.

Борт траулера «Морита»

– Не удивляйтесь, такой туман стоит здесь почти всегда, – не оборачиваясь, произнес Трондхайм. Он стоял за штурвалом и напряженно глядел на мерцающий зеленым экран радиолокатора, время от времени бросая быстрый взгляд на эхолот. Впрочем, тот показывал глубины свыше трехсот футов, так что мелей и рифов можно было не опасаться.

– Насколько я понимаю, этот район не пользуется особой популярностью у местных моряков? – осторожно осведомился Молдер.

Трондхайм фыркнул:

– Если бы вы знали, сколько легенд ходит среди этой братии! Не поверили бы, что живете в двадцатом веке. Местные рыбаки выросли на этих легендах и не представляют себе жизни без них. Они на полном серьезе считают весь район вокруг Лофотенс-ких островов проклятым местом. Некоторые утверждают, что когда-то здесь был вход в Вальхаллу, и викинги специально отправляли драккары с телами умерших конунгов в море, чтобы они добрались до своего рая кратчайшим путем.

– А сейчас?

– В смысле? – Трондхайм непонимающе обернулся к Молдеру. – Что вы хотите сказать? Сейчас конунгов уже нет. .

– А что происходит в этом месте сейчас? Трондхайм замолчал, опять уткнувшись в экран локатора.

– Говорят, что там пропадают корабли, – нехотя произнес он спустя некоторое время. – Ну, в этом, положим, ничего удивительного нет. Корабли в море всегда пропадают. Особенно рыбачьи суденышки, и в таком море, как это. Но кое-кто утверждает, что корабли не гибнут, а просто уходят куда-то… в другое место. А люди с пропавших кораблей иногда возвращаются…

Молдер понял, что больше из Трондхайма ничего выжать не удастся. Он снова всмотрелся в туманную мглу прямо по курсу. Если в этих местах большую часть года действительно стоит такой туман, то интересно, как плавали здесь до появления радиолокатора? Эти самые конунги. На своих драккарах. В рубке траулера воцарилась тишина, нарушаемая только мерным рокотом дизелей глубоко под палубой

– Скажите, а что конкретно вы там ищете? – неожиданно нарушил тишину сам Трондхайм. – Зачем вас понесло в эту всеми богами проклятую дыру? Ведь не ради же простого любопытства. На туристов вы слишком уж не похожи. Молдер усмехнулся:

– Любопытство, удовлетворяемое за государственный счет, называется наукой. Вы ничего не слышали о случившемся здесь лет шестьдесят назад падении метеорита?

– Камня с неба? – удивленно переспросил Трондхайм? – Нет, никогда не слышал. А какое он имеет отношение…

И тут автоштурман пронзительно заверещал. Трондхайм приник к экрану радара.

– Что за черт! – пробормотал он. – Почему так близко?

– Что случилось? – придвинулся к нему Молдер.

– Никак не пойму. Экран только что был чист, и вдруг на нем появилась отметка! Причем весьма немалых размеров. – Он щелкнул пальцем по зеленовато мерцающей черточке. – И смотрите, она то появляется, то исчезает. Что бы это могло быть?

В голосе шкипера чувствовались удивление и растерянность. Молдер пожал плечами. Если в электронике он хоть немного, но разбирался, то в навигации был полным профаном.

– Может быть, это льдина? То покрывается водой, то вновь всплывает на поверхность?

– Не смешите меня! – огрызнулся Трондхайм. – Ныряющая льдина размером с добрый айсберг? А если так, то почему же молчит мой эхолот?

Молдер молча развел руками. Теперь он и сам видел, как отметка на экране то скрывается, то появляется вновь. К тому же, время от времени по экрану начинали пробегать какие-то странные волны и блеклые концентрические круги. Трондхайм дотронулся до рукояток настройки и пошевелил ими.

5
{"b":"13351","o":1}