ЛитМир - Электронная Библиотека

Потом мотнула головой и произнесла:

— Ну, что же мы? Идем?

— Да, конечно.

— И вообще, — она встала у порога, — предлагаю совершенно официально перейти на "ты", а то у нас путаница какая-то получается. И можно звать просто, Ева.

* * *

Вечернее солнце светило уже не так ярко, постепенно скрываясь за домами. Небо окрасилось в розовый цвет, и на этом фоне особенно красиво смотрелись медленно плывущие пушистые облака.

В час пик улицы заполонили машины, когда же они вырвались за черту города, уже почти стемнело. Коля молча управлял машиной, размышляя о судьбе брата. Перед глазами снова предстал тот злополучный день, когда их разлучили:

Тронный зал, родители, скрученные невидимыми путами, Элиор чуть поодаль, недвижимый, напружиненный, готовый действовать. Но что может сделать пятилетний мальчишка? Незаметно вытащить из сапога нож, спрятать его в полах длинного кафтана. И ждать. Ждать, когда к нему подойдет Фаридар. Чародей объединил кристалл, но еще оставалась надежда. Если удастся отвлечь внимание, отец сможет вернуть себе силу. Небольшой, острый кинжал с черным камнем на рукояти сослужит хорошую службу. Не зря ведь Элиор тренировался, едва не превосходя своих учителей в меткости. Одно движение — и острое жало вонзится в ничего не подозревающего чародея. Коля вспомнил напряженное лицо брата, настороженный взгляд, лезвие ножа, прижатое к бедру. Элиор защитит, он всегда защищал его. За ним, как за каменной стеной. И из любого, даже самого сложного положения, он находил выход. Но не тогда.

Сильный толчок в грудь лишил равновесия. Земля ушла из-под ног, перевернулась, расплылась. А в ушах зазвенел крик: "Дэнни! Дэнни! Держись! Я тебя не оставлю! Спасу!"

Странная штука, эта память. Она всплывает в самые неожиданные моменты жизни. И именно тогда, когда ждешь меньше всего. То, что пережил трехлетний принц Даниэль, вновь взметнулось в душе двадцатилетнего Николая. Казалось бы, прошло пятнадцать лет и целая сознательная жизнь. Что можно чувствовать к постороннему человеку? Ничего. Но именно сейчас Коля понял, что судьба брата ему небезразлична, что он с радостью прикончил бы похитителей, вырвал бы их сердца и скормил гворрам. Элиор, в отличие от него самого, помнил о своем происхождении. И, несмотря на преследовавшие несчастья: криво открытый портал, ранение, гибель родителей, — никогда не забывал, кем является на самом деле, и почему оказался на Земле. Если Элиор жив, то пришло время вернуть долг.

— Я никак не могу поверить, — нарушила всеобщее молчание Евдокия. — Коль, ты действительно родной брат Алексея?

— А как мне еще доказать? Свидетельства о рождении нам не выдали.

— Ну, вы оба хоть что делайте, а россказни про другой мир — чистой воды чепуха.

— То есть, пока мы чего-нибудь не продемонстрируем, не видать нам доверия? Аргент, может, нам ее обратно домой отправить? А? Прямо сейчас?

"Единорог" понял намек, хитро улыбнулся и провел пальцем по воздуху. Снова посыпались яркие искры, зажужжал напряженный воздух. Открывать портал Аргент, естественно, не стал. Просто продемонстрировал огоньки, которые, сформировав круглый проход, тут же осыпались вниз.

— Это? Что это было? — прошептала Евдокия.

— Портал, — пояснил Коля. — Обычная прореха в пространстве, через которую можно попасть куда угодно, в том числе, и в Анделор.

— Анделор?

— Так называется наш родной мир. Волшебный мир. Там живут и драконы, и эльфы, и гномы. И без темных властелинов не обошлось. Да, и Аргент, между прочим, не человек… — он покосился на друга и воскликнул, — Аргент? Аргент!

Но "единорог" никак не отреагировал на обращение. Бедняга откинулся на сидении и закрыл глаза. Лицо исказила болезненная гримаса, да и кожа даже не побледнела, а почти позеленела.

— Эй, — Коля тронул его за ледяную руку. Он шевельнулся и открыл глаза.

— Что-то мне нехорошо.

— Остановить?

— Н-нет, не надо.

— Что с тобой? Опять голова?

— Не только. Я чувствую себя опустошенным.

— То есть? — ваша магия. Она не подпитывает мои силы. Я трачу частицы Анделора, и они не восполняются. Я слабею.

Заскрипели тормоза, и машина остановилась так резко, что если бы сзади кто-нибудь ехал, аварии избежать бы не удалось.

Николай повернулся к другу, всматриваясь в его угасающую ауру. Он не умел читать мысли волшебных существ, не мог проникнуть в их эмоции, но совершенно точно знал — Аргент не врет.

— Что ты такое говоришь? Как не восполняются?

— А вот так. С каждой магической манипуляцией я трачу волшебство, и оно ко мне не возвращается. Я чужой здесь, Земля меня не принимает.

— Но как же так? Я-то силой пользуюсь?!

— Ты — маг, ты собираешь волшебство и распоряжаешься им. А я — это самое волшебство и есть.

В бессильной злобе Коля ударил ладонями о руль. Замолчал, придумывая способ восполнить энергию Аргента. Но ничего, кроме кристалла Фаридара и возвращения обратно, на ум не приходило. Он мог бы, наверное, направить земную магию в "единорога", но, скорее всего, это не поможет, если не убьет его.

— Скажи, сколько у тебя осталось сил?

— Не очень много. Если не пользоваться…

— Значит так, — решительно заявил Коля. — Никаких порталов. Никакой магии, понял? Дотянешь до перехода, а в Анделоре подзарядишься. Если до этого мы не повстречаем Фаридара и не отберем у него кристалл.

— Мне кажется, я сошла с ума, — констатировала Евдокия. — Магия, другие миры, колдуны всякие.

— Я предупреждал, что с нами опасно. Но ты не поверила. Теперь уже поздно отступать.

— И не собиралась, — поджала губы Евдокия. — Кстати, когда мы приедем?

— Уже, — прислушался к внутреннему чутью Николай. — Сейчас свернем. Там пройти чуть-чуть пешком. Вы останетесь в машине.

— Но… — запротестовал Аргент.

— Никаких но. Я сам разберусь. Ваше дело — ждать и не глушить мотор на случай, если придется очень быстро сматываться.

Они тронулись с места, проехали чуть дальше, свернули на проселочную дорогу и сотню метров спустя остановились. Магия крови натянула нервы, притяжение росло. Брат где-то здесь. Только бы не опоздать.

— Все. — Коля припарковал "восьмерку" у обочины. — Ева, садись за руль, поведешь обратно, если понадобится. Аргент, держись, хорошо?

— И ты там особо не геройствуй, — слабо улыбнулся друг и пожал протянутую руку.

Николай кивнул и исчез в подступающем к дороге лесу.

Глава 5

— Не нравится мне это, — Евдокия нервно стучала пальцами по рулю.

— Что именно? — Аргент продолжал всматриваться в лесную чащу.

— Все. Жутковато здесь, не находишь?

Стемнело, тьма распростерла свои крылья над лесом, полем, заброшенной проселочной дорогой. Тучи скрыли мерцающие звезды, и только Луна, время от времени появлявшаяся в небесных прорехах, озаряла слабым светом землю. В тишине звук работающего мотора казался рыком голодного зверя. Едвокия вдруг повернула ключи в зажигании и потушила фары.

— Что ты делаешь? Кайл сказал…

— Кайлом ты называешь Николая? Да? Так вот что я скажу. Не слишком умно было бросать машину здесь, на обочине. А если в заброшенный дом, где держат Алексея, другого подъезда нет? Нас могут увидеть.

Словно в подтверждение ее слов послышался звук мотора, хруст щебня, покрывающего дорогу, и из-за поворота выехал здоровенный джип. За ним следовал еще автомобиль. Какой — не разглядеть. Только его начищенная до блеска полировка сияла даже в блеклых сумерках, да и габариты были совсем не маленькими.

— Ну вот, — пискнула Евдокия. — Я же говорила…

Джип притормозил рядом с приткнувшейся у обочины "восьмеркой". Из него вылезло двое рослых мужчин.

— Эй! Ну-ка, вылезайте!

— Что делать-то? Что…

Договорить Ева не успела. Аргент притянул ее к себе, крепко обнял и впился в губы, прежде чем она успела что-либо возразить.

— Ты… — девушка поймала паузу и прерывисто вздохнула, но больше ничего не сказала, потому что снова погрузилась в поцелуй.

11
{"b":"133510","o":1}