ЛитМир - Электронная Библиотека

— А с этим что делать?

Аргент указал на шнурки в кроссовках.

— Сейчас, покажу. Вот. По-моему, как раз.

— Вообще ничего. Вынужден признать, — "единорог" несколько раз подпрыгнул и шагнул взад-вперед, — довольно удобно.

— И хорошо. Поехали. Садись.

— Куда? — Аргент с искренним недоумением взирал на друга.

— В машину, не на тебе же верхом скакать.

Потребовалось еще несколько минут, чтобы вкратце объяснить, на чем передвигается местное население, и как устроен автомобиль.

— Удивительно, — восхищенно протянул Аргент, когда они выехали за ворота дачи.

— Ты только не больно восхищайся, а то странно смотреть будут, — Коля выкрутил руль, отмечая, что управлять автомобилем хоть и не привычно, но вполне комфортно.

— На себя бы посмотрел, когда только в Анделор прибыл, — обиделся Аргент.

— Поэтому и предупреждаю.

Вечерело, солнце еще не село, но вдоль шоссе уже зажглись фонари. "Восьмерка" уверенно влилась в общий поток машин. Запах гари и бензина запершил в горле, и Коля прикрыл окно. После двух лет отсутствия, он совсем забыл "ароматы" родного мира. Впрочем, он забыл многое, и чувствовал себя чужаком, эдаким Робинзоном Крузо, вернувшимся с необитаемого острова.

— Кто бы мог подумать, — пробурчал он.

— Что?

— Я много раз представлял себе возвращение домой. Но теперь не знаю, что и думать.

— Ты не рад? — ухмыльнулся Аргент.

— Нет, я рад. То есть… Не знаю. Я ведь здесь временно.

— Ты можешь остаться.

— Что? — Николай отвлекся от дороги и посмотрел на друга.

— Я сказал, никто тебя назад не тянет. Ты дома и волен делать что хочешь.

— Я должен вернуться.

— Кому ты должен? Своему народу? Только избавь меня от высокопарных высказываний! Там у тебя не было выбора. Фаридар тянул волшебство из Анделора, медленно, но верно, вел его к концу. Ты сражался, чтобы выжить. Сейчас тебе ничего не угрожает, так что решать тебе.

— Я не понимаю, к чему ты клонишь, — помрачнел Коля. — Если я не вернусь, Анделор погибнет. И с ним мои друзья. Все, кто на меня надеялся. Я не могу так поступить. Не могу их предать.

— Значит, все дело в долге?

— Тебе мало?

— Пойми меня правильно, — Аргент тряхнул серебристыми волосами, — я хочу знать, насколько твердо твое решение.

— Мне казалось, доказательств моей решимости не нужно, — процедил Коля, чувствуя, как внутри закипает ярость. — Тебе мало стычки с Фаридаром во дворце? Путешествия по древнему Анделору? Битвы с Ратхаргом-Яракалом? После всего, что было, ты еще сомневаешься?!

— Я боюсь, — тихо произнес "единорог" и отвернулся.

Всю злобу как рукой сняло.

— Боишься?

— Да. Боюсь, что ты не захочешь возвращаться. Слишком заманчиво здесь остаться. Вдали от войны, от сражений, от конца света…

— У меня уже была возможность вернуться. Ты не знал? Фаридар предлагал сделку. Он хотел отправить меня домой и тем самым обезопасить свое будущее. Я отказался. Так что не переживай. И потом, не хочу казаться параноиком, — Коля перестроился в крайний ряд, повернул на светофоре и остановился возле высотного дома, — но если вовремя не остановить дядюшку и Торр-Сааза, то завоеванием одного мира они не ограничатся. И тогда все попадут под удар.

— Надеюсь, ты действительно параноик, — констатировал Аргент. — Почему мы остановились? Приехали?

— Нет. Надо зайти в парикмахерскую. Не хочешь, кстати, подстричься? Понял, — Коля тут же поправился под грозным взглядом друга, — пышную гриву можешь оставить при себе. А я пойду, не могу же в таком виде к родителям заявиться.

— А что не так?

— Как я объясню, что за один день у меня волосы до плеч отрасли?

— Боюсь, тебе придется объяснить не только это.

Коля только пожал плечами и вышел из машины. Но то, что имел в виду Аргент, дошло до него позже, когда он уселся перед зеркалом в парикмахерской. Мало того, что за время, проведенное в Анделоре, он раздался в плечах и возмужал. Теперь на правой щеке тонкой полоской белел шрам, сильно выделяясь на загорелом лице. Но самое главное не могли бы изменить даже короткая стрижка и современная одежда. Смерть, многочисленные сражения, потеря близких, навсегда отпечатались в глазах. Именно такими возвращаются с войны молодые еще парни с взглядами умудренных жизнью стариков…

— Что будем делать? — спросила миловидная парикмахерша.

— Коротко подстригите, пожалуйста.

— Ой, да жалко! — всплеснула руками девушка. — Давайте, я вот тут подравняю и все.

— Сказал, коротко, — отрезал Николай, — значит, коротко.

— Как хотите, — обиделась парикмахерша и принялась за работу.

Обиделась. И правда обиделась. Коля прислушался к собственным ощущениям. Расслабился и чуть прикрыл глаза. Волна чувств накрыла его с головой внезапно, закрутила в мощном водовороте. Яркие образы замелькали перед внутренним видением.

Девушка-парикмахерша работает без продыху. Она слишком устала. Клиентов много. И она работает, работает, работает. Ей нужны деньги, очень нужны деньги. Больная мама, лекарства. Ребенок. Совсем маленький. Съемная квартирка с обшарпанными стенами.

Коля вцепился в ручки кресла, но образы не отпускали, они набрасывались с новой силой, увлекая за собой все глубже и глубже.

Разбитая бутылка из-под водки, озверевшее лицо небритого мужика, тусклый свет лампы и матрац, лежащий на полу. Ненависть. Жуткая, одуряющая, всепоглощающая ненависть. Осколок стекла, капли крови, медленно стекающие с блестящего острия. Кап. Кап. Кап.

Коля хрипло вздохнул и открыл глаза. Посмотрел на свое отражение. В синих глазах все еще блестели золотые крапинки. Гворр не ушел. Даже в мире, лишенном магии, его вторая сущность, ара-думм, не пропала. Наоборот, усилила эльфийскую способность чувствовать эмоции других людей. Раньше он мог разобраться в общем характере человека, но никогда не мог читать мысли и видеть такие подробности. Сейчас же все изменилось, а его способности удивительным образом преобразились, усилились.

— Не казните себя, — тихо сказал Коля парикмахерше. — Он издевался над вами. И сам напрашивался на смерть.

— Что? — девушка недоуменно взглянула на странного клиента.

— Если бы вы не убили его, он убил бы вас. Зачем вы себя изводите?

— Я не понимаю, — ее глаза расширились от ужаса.

Николай перехватил дрожащую руку девушки, поймал ее взгляд. И понял, что может помочь. Избавить от изматывающего чувства вины и вернуть радость жизни. Откуда взялась эта уверенность? Неизвестно. Но, повинуясь инстинкту, крепко сжал тонкую руку и отчеканил:

— Смерть твоего мучителя отныне не потревожит тебя. Живи и наслаждайся тем, что имеешь. Расти сына, ухаживай за матерью. И не трави себе душу.

Парикмахерша испуганно отпрянула, потерла запястье.

— Вы… Вы… Кто?!

— Никто, — Николай поднялся, достал из бумажника все деньги и сунул их девушке.

— Здесь слишком много, — пролепетала она.

— Купи сыну игрушку, а маме — лекарства, — и направился к выходу.

Парикмахерша догнала его возле двери и, смущаясь, произнесла:

— Я не знаю кто вы, но… спасибо. Давно мне не было так спокойно.

— Все будет хорошо, — Коля улыбнулся и вышел из салона.

Он остановился рядом с машиной, пытаясь найти хоть какое-то объяснение усилившимся способностям. Отправляясь в мир, где вырос, он думал, что лишается магической сущности. Всегда считалось, что на Земле нет магических частиц, а, значит, творить волшебство здесь нельзя, если, конечно, при тебе нет кристалла. И ты не из племени ор-думм, как выяснилось.

Николай нагнулся и поднял небольшой камень. Сжал его в кулаке. Легкий хлопок, и с раскрытой ладони посыпался песок. Выходит, сила никуда не делась. Но почему?

— Что ты там застрял? — Аргент высунулся в окно автомобиля.

— Иду, иду.

Коля сел за руль, но заводить машину не торопился. Его ждало еще одно удивительное открытие. Теперь он мог читать мысли окружающих, видеть их прошлое и даже исцелять. Но это касалось именно людей. На волшебных существ его чутье никогда не распространялось. И сейчас, находясь рядом с бывшим единорогом, он ничего не чувствовал. А это значило одно:

2
{"b":"133510","o":1}