ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 5

Дикий крик сводил с ума. Он не прекращался ни на минуту. То разрывал подземное безмолвие, заставляя дребезжать расставленные в шкафу банки с зельями, то срывался на булькающий хрип, чтобы через несколько минут вновь набрать силу. Человек не может так долго и пронзительно кричать, но тот, кто находился в соседней комнате, уже таковым не являлся.

Жестокость Фаридара не знала пределов. Эдель слышала его разговор с Кайлом, но до конца не верила, что колдун осуществит свои угрозы. Сделать из человека уродливое создание, заставить пройти адовы муки перерождения — на такое способен не каждый. И уж тем более сложно противостоять искушению, чтобы не прийти на помощь. Зная Кайла, девушка не могла не восхититься мужеством и твердостью любимого в принятии жестокого решения. Как он правильно поступил! Здесь его ждала ловушка. Вельтка слышала рычащие возгласы — в лаборатории, помимо Евы, находились еще несколько уваргов. Иногда они заходили в тюремный отсек и проверяли, на месте ли пленница. Как будто она может улететь! У нее даже крыльев нет, они снова пропали, стоило ей вновь очутиться в гиблых людских землях.

Эдель забилась в угол каморки, зажала уши, спела глупую детскую песенку, чтобы заглушить жуткий вой, но бесполезно. Никто не мог помочь несчастной девушке, корчащейся сейчас в лаборатории. Никто не мог помочь ей самой, заточенной в подземной темнице.

Адский крик, наконец, перешел в жалобные подвывания. И оттого стало еще страшнее. Человек не может скулить, как собака. Значит, трансформация перешла на новый этап, скорее всего, необратимый.

Вдруг, к повизгиванию добавился еще один звук. Скрип отодвигаемого камня.

* * *

Рассвет беглецы встретили в той самой пещере, где останавливались накануне. Аргент открыл портал, чтобы перенестись в убежище. Скакать в замок ночью могли только безумцы. Элиор негодовал, он стремился в кратчайшие сроки добраться до подземелья, но безмолвие и непреклонность единорога к мольбам и увещеваниям призывали к беспрекословному подчинению.

Элиор понимал, что неправ. Главное, им удалось покинуть лагерь, а уж до озера они как-нибудь доберутся. Но с собственным бессилием мириться было почти невозможно. Пока он ждал рассвета, бедная Ева корчилась в жутких мучениях. И когда, наконец, утреннее светило встало на горизонте, юноша растормошил спящего Аргента.

Они скакали весь следующий день. Грустный пейзаж — поля запорошенные снегом, голые леса и узкая, едва протоптанная дорога, энтузиазма не добавляли. Элиор не знал, почему единорог не открывает портал, и эта неизвестность бесила еще больше. Кроме того, ноющая боль в теле стала все чаще напоминать о себе. Нет, ему и раньше приходилось сидеть в седле. Ролевые игры предполагали верховую езду, но не такую продолжительную. Опыта в данном вопросе юноше явно не хватало. Впрочем, опыта он не имел вообще никакого. Элиор нахмурился, перечисляя в уме способности и навыки. В метании ножей он лучший, бесспорно. А что еще? Конный спорт никогда не являлся его коньком, такой уж каламбур. Лучник из него тоже никакой, терпения и выдержки никогда не хватало. Мечник… Да, с мечом он умел обращаться, но только в теории. Попрактиковаться в свое время он не успел — увлекся игрой в "казино". Да и что его знания против того, кто обучался драться с пеленок? Или же против монстра, а их здесь наверняка навалом, взять хотя бы уваргов.

Аргент затормозил, прервав грустные размышления наездника. Элиор знал, что не получит ответа, но все же спросил:

— Что такое? Почему остановились?

Единорог фыркнул, сначала посмотрев на небо, а затем кивнул в сторону темной полоски леса.

Ага, ясно. Приближалась ночь, и следовало поискать место для ночлега.

— Как скажешь, — смирился он. — Привал так привал. Все равно я без тебя никуда не попаду, а ты меня в ночь не повезешь, так?

Аргент довольно топнул ногой.

Ночь прошла спокойно. Спокойно для людей, привычных к ночлегу под открытым небом. Элиор же заснул с трудом, то и дело просыпаясь от подозрительных звуков: пения ночных птиц, воя незнакомых животных, шелеста ветвей над головой. С единорогом он чувствовал себя в относительной безопасности, однако вздрагивал при любом шорохе. К тому же, чем ближе они подбирались к замку, тем опаснее становились окрестности.

Наступившее утро вновь погнало путников вперед. Теперь Аргент скакал осторожнее, выбирая одному ему ведомую дорогу. Когда встречный ветер дунул влагой, когда донес спокойный шум волн, Элиор понял, что озеро близко. Искры вылетели из рога, впереди открылось окно, и через секунду они очутились на песчаном берегу.

Здесь тяжелое небо сливалось со свинцовой водой. Соленое озеро не замерзло, только вязкие от мороза волны лениво выкатывались на берег, гоняя взад-вперед снежную кашу. Слева ввысь уходили голые скалы, а стоящий на самом верху замок скрывался за нависшими тучами.

Элиор поежился, здесь, у самой воды, холод пробирал насквозь. Теперь дело оставалось за малым — найти среди каменных глыб вход в пещеру. А он мог быть где угодно.

— Не знаешь, часом, где потайной ход? — спросил принц на всякий случай.

Аргент лишь фыркнул в ответ.

— Я так и думал. Тогда будем искать.

Когда-то от замка к озеру была проложена красивая тропа. Элиор припоминал высеченные в горе ступени, разбитые по бокам цветники и небольшие площадки, откуда открывался потрясающий вид на окрестности. По всей видимости, пещера находилась неподалеку, мальчишкой он никогда не забегал далеко.

— Похоже, нам туда, — он указал туда, где скалы начинали путь наверх. Там, среди серых, припорошенных снегом, глыб, угадывались слабые очертания разрушенной лестницы.

Оказалось, что красивейший подъем к замку стерся не только в памяти Элиора. Пролетевшие годы обошлись с тропой не менее жестоко. Груды обвалившихся камней почти уничтожили знаменитую лестницу, а от смотровых площадок остались лишь торчащие прямо из отвесных скал деревянные зубья поручней.

— Где же пещера, — клацнул зубами Элиор. От пронизывающего ведра не удавалось скрыться нигде, не спасала ни куртка, ни теплый свитер. В ушах звенело, и когда Аргент насторожился и вдруг потянул спутника за рукав, принц ничего не услышал. Он просто не смог разобрать среди гула ветра другой звук. Стрекот отрываемого портала. Заметил только вспышку света, и тут же очутился под навесом скалы.

— Что такое? — заледеневшими губами спросил он.

Аргент демонстративно прижался к камню. Рядом опасность.

Теперь и Элиор расслышал характерное стрекотание открытого пространства, звон доспехов, странные рычащие слова на непонятном языке. Он осторожно выглянул из-за валуна.

В воздухе холодным серебром горела рамка портала. Такого огромного, что часть его скрывалась за пределами видимости Элиора. Оттуда ровным строем вышагивали уродливые существа, чем-то похожие на волков. Высокого роста, под густой шкурой перекатывались мышцы, морды хищно скалились, глаза горели желтым пламенем.

— Уварги, — прошептал он. — Да?

Аргент кивнул головой.

— Отвратительные твари, — юноша вновь посмотрел на шагающую из портала армию.

Уварги поднимались вверх. Куда — предположить нетрудно. Замок нуждался в защите. А эти монстры — главная сила армии Фаридара.

— Надеюсь, наши в курсе, что подкрепление прибыло. Иначе туго им придется.

Единорог грустно посмотрел на Элиора. Если бы он и хотел вернуться, не мог. Кайл бы никогда не простил, что бросил его брата одного. Собственно, именно поэтому он и внял просьбам мальчишки. Лучше пусть будет под присмотром, нежели наделает глупостей в одиночестве. Что касается Евы, то Аргент надеялся, что еще не слишком поздно. Он хотел помочь ей не меньше Элиора, но напрасными надеждами себя не тешил. Фаридар не бросал слов на ветер, да и времени прошло слишком много. Бедная девушка, она любила его, и он ее. Когда был человеком. Сейчас многое изменилось. Прежде всего, он сам. Но он постарается спасти ее, хотя бы ради того, что между ними было на Земле.

39
{"b":"133510","o":1}