ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не надо, не надо, не надо, — затараторил он.

Конец. Огня больше нет, темнота поглотило не только тело, но и разум. Элиор затрясся, продолжая шептать:

— Прочь, прочь, прочь.

Раздался хлопок, и все вдруг засияло в нежных лучах серебристого света. Элиор отнял руки от лица, удивленно рассматривая парящую над ним звезду. И только потом разглядел Аргента. Оказалось, тот зажег огонек на самом кончике своего необыкновенного рога, окрасив стены пещеры мягким холодным светом.

— Спасибо, — просипел принц, поднимаясь на ноги. — Ненавижу темноту.

Единорог кивнул, топнул копытом, требуя продолжить путь.

Элиор виновато улыбнулся и пошел вперед. Он всегда стыдился своей фобии, но ничего не мог с собой поделать. Хорошо еще, свидетелем позора стал только Аргент.

— Можно тебя попросить? — он обернулся и прищурился. Кончик рога светил прямо в глаза. — Не говори никому, хорошо? Большие мальчики не должны бояться темноты.

Аргент тряхнул гривой. Конечно же, не скажет. Да и как? Единственный человек, с которым он мог общаться — это Дэнни. А он не станет смеяться над братом.

Подземный тоннель продолжал петлять, и через несколько поворотов они опять уткнулись в тупик.

— Да что ж это такое?! — воскликнул Элиор и в отчаянии стукнул стену, перегородившую проход. Она пришла в движение так внезапно, что никто даже не сообразил, что произошло. Каменная дверь отодвигалась мягко и плавно, будто ее только вчера смазали маслом. Отъехав вбок, она остановилась, впуская путников в лабораторию Фаридара.

* * *

Вельты и эльфы разбили лагерь недалеко от людей. Две тысячи воинов — вот все, что удалось собрать Айлину. Вельтов прибыло и того меньше. После падения королевства выжить удалось немногим. Но даже такие скромные силы могли склонить чашу весов в сторону победы. Армия отчаянно нуждалась в лучниках, а, как известно, никто не стреляет лучше эльфов. Что касалось вельтов, то на их хрупкие плечи ложилась непростая задача — защитить людей, насколько это вообще возможно, от полчищ гворров. Такое решение приняли на Совете, к которому теперь присоединились Айлин, Колиар и Гарк — предводитель гномов и меррилов. Его маленькая армия насчитывала две тысячи воинов, но, учитывая необыкновенную силу меррилов и проворность гномов, в бою стоила намного больше.

Теперь к выступлению все было готово. Осталось согласовать общий план сражения. Дискуссия продлилась до позднего вечера: члены Совета стремились учесть все возможные варианты, на кону стояло слишком многое.

Коля прикрыл рот и зевнул. Уже не помогал ни бодрящий чай, ни подпитка сил магическими частицами, но оставалось еще много вопросов, которые следовало решить.

— Я предлагаю прерваться, — заявил Артис, заметив состояние своего подопечного. — И перенести заседание на завтра.

— Поддерживаю, — согласился Рен-Ар.

— Будь по-вашему, — кивнул Колиар и встал. — Кайл, могу я с тобой поговорить? Наедине.

— Конечно.

Они подождали, пока остальные покинут штаб.

— Кайл, — начал вельт, — я хочу просить у тебя прощения. Надо было прислушаться к твоим словам.

— Вы о чем? — удивленно моргнул Николай.

— Когда ты сказал, что люди нуждаются в нашей помощи. Я тебе отказал, помнишь? А ведь должен был согласиться! Великий Предок наказал меня за трусость и беспечность, — голос Колиара дрогнул, и он отвел взгляд в сторону. — Моего королевства больше нет…

— Вам не кажется, что цена вашего отказа слишком высока? — смущенно возразил Коля. — Великий Предок не мог наказать так жестоко. Вы не виноваты в том, что произошло. Ваш дом разрушился, потому что магия покинула волшебные земли, а не потому, что вы отказали мне в помощи.

— Да, да, наверное, — Колиар продолжал смотреть мимо, и тут Коля понял, что тот плачет. Сильный и мужественный человек, мудрый предводитель и любящий отец, плакал, как ребенок.

— Вы все равно ничего не успели бы сделать, — чувствуя себя неловко, Коля сделал вид, что не заметил слабости короля. — Разрушение нельзя было предотвратить.

— Прости старика, — Колиар собрался, тяжело вздохнув. — Смерть Арен и Эдели подкосила меня.

— Ваша супруга…

— Да, ей не удалось выбраться из-под завалов.

— Соболезную, — искренне опечалился Николай.

— Спасибо, — вельт благодарно кивнул. — Знаешь, Эдель хотела тебя вернуть. Побежала за тобой, чтобы остановить, но, видать, не успела. А я плохо помню, что случилось потом… в себя пришел только на большой земле, кто-то меня спас. А ведь она любила тебя, моя доченька.

Коля понурил голову. Теперь пришел его черед скрывать эмоции.

— Я тоже. Ее любил.

Глава 6

После удушающей темноты подземного хода, помещение за дверью казалось несоизмеримо просторным. Высокие сводчатые потолки поддерживались рядом колон. Длинный зал заканчивался массивной дверью. По обеим сторонам протянулись зарешеченные камеры. Сейчас они пустовали, только в одной наблюдалось какое-то движение. Элиор разглядел очертания пленника: тонкие руки, вцепившиеся в металлические прутья, длинные волосы, обрамляющие исхудавшее лицо. До ушей долетели тихие, едва различимые слова:

— Кто… здесь?

Элиор шагнул вперед, Аргент — следом. Огонек на конце рога потух, маскируя пришельцев во тьме.

— Кто здесь? — снова спросили из темноты. Дрожащий голосок явно принадлежал девушке. Жаль, что не Еве. — Кайл?

Откуда пленница знает имя его брата? Кто она?

— Я не Кайл, — также тихо ответил юноша. — Я — Элиор. Его брат.

— Элиор! — радостные нотки, проскользнувшие в шепоте, вдруг сменились на испуганные. — Уходи! Слышишь?

— Я пришел за Евой, — заупрямился принц. — Без нее я не уйду.

Он подошел к решетке и теперь мог лучше рассмотреть узницу. И, сраженный ее красотой, застыл на какое-то время, не способный выдавить ни слова. Ни усталость, ни изможденность не смогли затмить природное совершенство незнакомки. Золотистые волосы, полные, чувственные губы, бледная кожа, огромные, полные слез, глаза не оставили бы равнодушным ни одного мужчину.

— Кто ты? Откуда меня знаешь? — спросил он, не сводя с нее восхищенного взгляда.

— Меня зовут Эдель. А про тебя Ева много рассказывала.

— Где она? — напрягся Элиор.

— Там, в лаборатории. Но…

Заскрипели петли, тяжело отворилась железная дверь. В проеме появились две высокие фигуры. Слишком высокие для человека.

— Беги! — вдруг закричала Эдель. — Спасайся!

Но поздно. Уварги учуяли непрошенных гостей. С глухим рычанием они скользнули в темницу.

Элиор понял, что проиграл. Человек не может тягаться со зверем. Тем более, слабый и не приспособленный к сражениям, землянин. Онемев от ужаса, он словно врос в землю, уставившись на приближавшуюся смерть. Ее желтые глаза горели ярче факелов, с белоснежных клыков капала слюна, когти на лапах выдвинулись, превратившись в сокрушительное оружие. Уваргам хватило и доли секунды, чтобы настичь жертву, хотя Элиору показалось, что прошла целая вечность. Мощная грация тварей, плавные и отточенные движения гипнотизировали, мешая сосредоточиться, мешая действовать. И когда что-то сильно толкнуло его в спину, он упал, больно стукнувшись оземь. Зрение выхватило картину: серебристая молния врезалась в серые тени, заметалась на небольшом пятачке земли между камерами. Дикий вой, усиленный эхом подземелья, ударил по барабанным перепонкам, заставляя сжать уши. И тогда, наконец, онемение прошло, а способность соображать вернулась.

Глубоко вздохнув, Элиор тряхнул головой и привстал. Вытянул из-за пояса нож, выбирая подходящий для атаки момент. Это ведь не молния врезалась в уваргов, это Аргент пришел на помощь. Он успел оттолкнуть неповоротливого принца и пронзить рогом одну тварь, а другую отбросить в сторону задними копытами. Повисший на роге уварг уже не двигался: одним точным ударом ему пронзило сердце. Аргент тряхнул головой, избавляясь от твари, как от ненужной тряпки. Обернулся, чтобы заметить — вторая зверина очнулась и прыгнула в его сторону. И если бы места было больше, единорог удачно избежал бы нападения, однако узкий проход простора для маневра не оставил. Острые когти-лезвия полоснули по груди, оставляя на серебристой шкуре широкие и глубокие кровавые следы.

41
{"b":"133510","o":1}