ЛитМир - Электронная Библиотека

Нэтт опустил забрало шлема, прижался к латным доспехам Грома, крепко обхватил копье. Обвел взглядом соратников. Мощная стена единой силы. Они выполнят свою задачу.

Портал засветился ярким светом. Командир не боялся уваргов, не боялся гворров, он не боялся даже самой смерти. Позади него лежали плодородные долины, выкормившие не один табун лошадей. Его родина нуждалась в защите. Его подопечные должны жить и радовать людей своей грацией, выносливостью и добротой…

"Не подведите, друзья".

Пропел рог. Нэтт призывно закричал. Земля задрожала, загудела. Тяжелые копыта взметнули улегшиеся снежинки. Ветер подхватил их, закружил в вихре, поднимая все выше, бросил белую пелену всадникам в лицо, стараясь ослепить, остановить. Но тщетно. Стройные ряды упорно скакали к порталу, лошади всхрапывали, из их широких ноздрей выбивался пар. Воины напружинились, выставив копья. Перепрыгнули серебряную границу.

Яркий свет рассеялся. Там, где еще мгновение назад лежала кромка леса, теперь простиралось широкая площадка, а дальше, на вершине скалы, под самым небом, стоял замок хранителей. Так близко и так далеко одновременно.

На земле и в воздухе шло сражение. Мощный клин гномов и меррилов сломал строй уваргов. Внес сумятицу и хаос. Но ненадолго. Твари Фаридара пришли в себя и уже теснили нападавших назад. Против длинных когтей-лезвий, мощных звериных тел, гномам долго не устоять. В облаках же отчаянно бились вельты, разя страшных, в разы превосходящих по силе и ловкости, птицеящеров. Но конница не в силах помочь крылатой армии, а вот гномам…

— Вперееед! — заорал Нэтт, устремив кончик копья в ненавистного врага.

— Вперееееед! — подхватили призыв всадники.

Нэтт стиснул зубы, пустил коня галопом. Впереди колыхалась серая масса тварей. Уварги. Море уваргов. И жалкие капли оставшихся в живых низкорослых бойцов. С задних рядов противника вновь посыпались стрелы. Лайранец усмехнулся. Что там стрелы, броню его войска так просто не пробить!

Нэтт прижался к Грому. Еще секунда — и они врезались в ряды уваргов. Огромные твари не напугали. Гром шел тараном, продираясь вперед. Нэтт резко выкинул руку с копьем, сходу всадив его в горло подпрыгнувшему зверю. Древко обломалось, оставив наконечник в хрипящей и пускающей кровавые пузыри твари. Лайранец тут же пустил в ход противовес копья: раздробил челюсть одному уваргу и раскроил череп другому.

Казалось, им нет числа. Брызжущих слюной, издающих смрадное дыхание монстров. Отбиваться становилось все тяжелее. Гром хрипел и брыкался, отгоняя окружавшего врага, из-под лат сочилась кровь: острые когти все же сумели достать шкуру под броней.

В пылу сражения Нэтт потерял древко, но вовремя успел оголить клинок. И теперь орудовал мечом, ловко уворачиваясь от сверкающих когтей-лезвий, нанося страшные раны вонючим псам… Вдруг оглушительный рев раздался сверху. Что-то просвистело в воздухе, огромная тень на миг заслонила свет. А потом еще одна, и еще.

— Берегись! — прокричал лайранец, но звук его голоса утонул среди хлесткого звука чешуйчатых крыльев.

Гворры упали с небес. Они спикировали на конницу, буквально сметая ее на своем пути. Шипастые хвосты врубались в грудь лошадей, сминая латы, ломая кости. Корявые когти хватали всадников, скидывали на землю, где над ними чинили расправу уварги.

Они не ждали, когда люди придут в себя, выберутся из-под поверженных лошадей, Со звериной гибкостью зверюги сновали между брыкающимися животными и резали им горла, кромсали тела. Не давали всадникам опомниться. Мощными челюстями вскрывали металлические панцири, запускали в незащищенные туловища когти. Земля быстро покрылась стонущими и хрипящими живыми существами: разобрать кто где, среди месива плоти и крови, уже не представлялось возможным.

Нэтт на миг обернулся. В самом низу сквозь портал проходила пехота, подмога. Но что-то вдруг произошло. Врата надрывно зазвенели, и вдруг осыпались на землю серебряными искрами.

Поднявшаяся было надежда на поддержку, рухнула вместе с порталом. Нэтт продолжал яростно сопротивлялся, понимая, что это конец. От гномов почти никого не осталось, меррилы продолжали сопротивляться, но и их численность таяла на глазах.

Странно, что он вообще жив. Странно, что минули цепкие когти врага. Но его войско…

Те, кто выжил, бились изо всех сил. Зверюг тоже полегло немало, но людские потери не могли с ними сравниться. Нэтт яростно размахивал мечом, втыкая его в юркие мохнатые тела. Но удача отвернулась и от него. Один крепкий удар серого уварга переломил оружие пополам. Звякнул клинок, теперь в руках оставался жалкий обрубок. Но и его можно пустить в бой. Изловчившись, Нэтт полоснул по злобной морде монстра. Ответный удар огромной лапы выбил из седла. Сверху навалилось тяжелое тело, в ноздри ударил отвратительный звериный запах, перемешанный с гнилым дыханием смерти.

Нэтт не увидел своего убийцу. Не успел подняться, не успел дать отпор. В затылке вспыхнула боль. Яркая-яркая. Как кровь, всюду заливающая снег. Мир перевернулся, и перед глазами предстала последняя картина: заваливающийся на бок Гром, его голова, наполовину отрубленная от тела. Их взгляды пересеклись: умирающий, полный мучений, Грома и несгибаемый, отринувший поражение, человека. Уши заполнил какой-то странный булькающий звук: верный друг с ним прощался. Навсегда. А хруст ломающихся собственных шейных позвонков лайранец уже не услышал.

Глава 8

То, что человеческая армия терпит поражение, стало ясно не сразу.

Одно дело наблюдать за сражением с безопасной точки, другое — окунуться в него сразу после пересечения границы портала. Будто шагнуть в ад. Здесь, на поле, шла отчаянная битва. Ржание лошадей, злобное рычанье уваргов, гарканье гворров, крики раненых: все смешалось в единую какофонию смерти.

Николай вытянул меч, крепче ухватил поводья Марса. Впереди сражалось войско Гарка и лайранцев, но они сдавали позиции. Уваргов было слишком много. Мощные звериные тела мелькали среди блестящей брони лошадей, ловко уходили от ударов всадников. И снующие туда-сюда гворры… Они кромсали тела вельтов, они набрасывались на людей внизу, они хватали лошадей вместе с всадниками и сбрасывали их в пропасть.

— К бою! — донесся звучный голос Гвандэра, командира пехоты.

Эрик там, среди них. Парень всегда стремился на передовую…

Коля отринул беспокойство за друга. На его плечах лежит иная задача. Чтобы как-то прикрыть армию от свистящих стрел и атак гворров, следовало обеспечить защиту.

— Маги! Щит!

Обращение к магическим частицам требовало сосредоточенности. Как ее добиться в гуще боя? Откинуть все звуки, обратить взгляд в себя, а потом заново посмотреть на окружающий мир. Услышать биение сердца Анделора, почувствовать ток волшебства. Сначала Николай решил, что вина в нем самом. Внять зову магии прямо на поле боя очень и очень сложно. Но он ошибся. Короткий взгляд на отряд, растерянный вид Чаза и других чародеев, подтвердили худшее. Здесь нет волшебства. Оно исчезло, испарилось. Последние его остатки поглотил открывшийся портал…

— Принц, — пепельно-серыми губами выговорил Чаз. В его глазах больше не бушевали молнии.

— Где магия? — рявкнул Коля.

— Ее нет.

— Вы же посылали разведчиков!

— Д-да, но…

Закрыть глаза, выдохнуть сквозь зубы кипевшую ярость, стоило огромных усилий. Но если показать слабость, какой из него командир?

— Отставить панику, — произнес он. — Близнецов ко мне.

Каждая минута промедления стоила воинам жизни. Коля едва сдерживался, чтобы не ринуться туда, где гибли люди. Только скольких уваргов он мог убить, прежде чем отправится на тот свет? Пятерых, максимум шестерых. Капля в море. И магический щит, окружающий дворец, никто, кроме него, снять не способен.

Ариен и Росс подъехали сразу же.

— Землю чувствуете?

— Тут кругом снег, — растерялась девушка.

— Значит, копайте.

— Но…

— Никаких "но", — гаркнул Коля. — Мы оставили войско без защиты. Вельты не могут сражаться без магии. Мы должны сделать хоть что-то. Я помогу.

47
{"b":"133510","o":1}