ЛитМир - Электронная Библиотека

Подземное племя оказало существенную поддержку. Армия понесла большие потери, почти половина из магов погибла, и Коля совершенно не представлял, как они будут действовать дальше. Даже одного взгляда на защиту цитадели хватило, чтобы понять — просто ее сломить не удастся. Купол работал странным, невиданным ранее образом. Он надежно ограждал от атак с внешней стороны, и, в тоже время, пропускал стрелы изнутри. Из-под его защиты можно было выйти, но тогда путь назад закрывался. Явное тому подтверждение — отряд уваргов. Они не смогли пересечь границу купола, и их расстреляли свои же, прямо под стенами замка.

— Выступаем, как стемнеет, — сообщил Артис на коротком собрании оставшихся в живых членов Совета. — Кого-то подлатают, кто-то отдохнет. Большим временем мы, к сожалению, не располагаем.

Командующий хмурился, нервно сжимал кулаки, то и дело теребил бороду. Коля понимал его волнение. Эрик пропал, и никаких вестей пока не поступало. Страшные догадки терзали душу, нашептывали ужасные слова, мешали сосредоточиться.

— Кайл, ты под защитой магов займешься куполом. Наши войска будут наготове. Как только щит пропадет, вельты перенесут меррилов через стены. Грейд, ты помнишь, где находится спусковой механизм?

— Да, — кивнул тот. Он тоже переживал за судьбу Эрика. Кроме того, злился на собственную безучастность в прошедшем сражении. Его отстранили, заставив чуть ли не последним пройти через портал. Грейд понимал, жизнью лазутчиков не следовало рисковать попусту, но и простить не мог, в первую очередь, себе, что бросил друга сражаться в одиночку.

— Что там насчет гворров? — Артис обратился к вельту, выступающему от имени Колиара. Сам король, тяжело раненный, находился в искусных лапах пауков-целителей, которые уже не первый час боролись за его жизнь.

— Они разбиты, — с готовностью отрапортовал заместитель. — Осталась всего пара десятков, да и тех довольно сильно потрепало. Думаю, в бой они больше не сунутся.

— Будем надеяться, — вздохнул Артис. — Тогда воспользуемся передышкой.

Он торопливо попрощался и покинул совещание.

— Кайл, — со стула тяжело поднялся Айлин. Он еще больше постарел, фиолетовые пряди превратились в снежно-белые. Глубокие морщины пролегли возле губ и глаз, испещрили руки и шею. Только взгляд остался прежним: пронзительный, мудрый, всезнающий. — Надо поговорить. Наедине.

Они отошли в сторону, дождались, когда разбредутся остальные члены Совета.

— По поводу щита, — начал эльф.

— Я понял, — кивнул Николай. — Тяжелая предстоит работенка.

— Нет, послушай, мы ошибались, — Айлин заправил за ухо седую прядь, шумно вздохнул, собираясь. Так немощный старик пытается доказать, что еще молод и полон сил. Скрывает дрожь в руках, слабость в ногах. Пытается сбросить груз прожитых лет, давящих на плечи и спину. — Снять щит невозможно, это изобретение Яруса.

— Кого?

— Яруса. Одного из самых могущественных чародеев своего времени.

— Откуда ты знаешь? — вскинулся Коля.

— Отпечаток ауры, мы уже видели подобное. Но сейчас уже не важно.

— Как это не важно? Если щит сделал, как ты говоришь, Ярус, то можно использовать принципы, которые он использовал…

— Все, кто соприкасался с магическими артефактами Яруса — погибали.

— И что ты хочешь?

— Надо придумать иной способ проникнуть в замок. Твой брат? Как он попал туда?

— И попал ли — неизвестно, — Коля усиленно тер шрам, обдумывая полученную информацию. — Почему ты раньше не сказал?

— Я надеялся, — голос Айлина по-старчески скрипнул, сорвался, — что ошибался.

— Надеялся! — вскрикнул Николай. — Треть нашей армии погибла! Уварги растерзали гномов и меррилов, уничтожили почти всю конницу! Столько воинов принесено в жертву! Ради чего?! Ради подтверждения твоих догадок?!

— Кайл, послушай, — эльф схватил его за руку. — Подкоп, подземный ход — единственные варианты, какие остались. Нельзя трогать щит, нельзя рисковать. Ты умрешь!

— Значит, так тому и быть, — ярость дрожала в каждом слове, гнев сочился из каждого звука. Быть так близко к победе и отвернуться. Из-за какого-то чародея, который давно превратился в прах. И из-за самодовольных и самоуверенных эльфов, которые всегда приберегали важнейшую информацию напоследок.

Коля не стал больше слушать Айлина. Не хотел. Он вышел из шатра, подставил лицо мелким снежинкам, сыпавшим сверху, шумно вдохнул колючий воздух. Эльф ошибается. Преувеличивает. С единорогом было то же самое. Никто не мог объездить строптивое и гордое существо, однако ж, у него получилось.

— Кайл? — окликнули сзади.

— Зарина? Что ты здесь делаешь?

— Я прогуливалась, — девушка пожала плечами, подошла ближе. — Не могу на одном месте сидеть.

— Нервничаешь?

— С вами? Никогда, мой принц.

— Зарина, прошу, оставь эти церемонии, — отмахнулся Коля.

— Хорошо, мой принц, — она вдруг засмеялась, тихонько, словно боялась потревожить чей-то покой, но так легко и заразительно, что невольная улыбка тронула и его губы.

Уже совсем стемнело, свет костров выхватывал пушистые снежинки, бликами играл на лице волшебницы, золотил черные пряди волос. Ее живая красота притягивала взгляд, разгоняла кровь в жилах, заставляла забыть, что еще с утра здесь страдали и умирали люди, кипела ожесточенная схватка, кровь поливала ослепительно белый снег.

Это было в другой жизни, а сейчас все изменилось. Пришла ночь. Она набросила черный покров на погибших, наполнила сердца выживших отрадным теплом. Теперь радовала каждая мелочь. Падающий с небес снег, колючий ветер, царапающий щеки, и этот тихий смех, более всего доказывающий, что жизнь продолжается. Не смотря ни на что.

— Скоро начнется, — сбросил наваждение Николай.

— Мы сможем, правда?

Слов на то, чтобы соврать не нашлось. Он просто кивнул головой. Зарина не стала требовать большего, приложила ладонь к груди, поклонилась и исчезла среди кружившегося снега.

Маги встретились спустя час, готовясь к наступлению. Склоны утеса накрыла сильная вьюга. И, несмотря на доставляемые неудобства, пришлась очень кстати. Видимость резко упала, и патрулирующие стены замка уварги, оказались не в самом лучшем положении.

— Идем тихо, — скомандовал Коля.

Самое главное — оставаться как можно дольше незамеченными. Если уварги начнут обстрел — к щиту не подойти, не говоря уже о том, чтобы его снять.

— Мы будем ждать вашего сигнала, — Артис пожал плечо друга. — Удачи.

— Спасибо, — кивнул Николай.

Он так и не озвучил предостережение Айлина. Вести армию по подземным ходам — утопия, а кучка лазутчиков не сможет сражаться против пяти сотен уваргов, засевших в замке. Нет, единственный шанс — это уничтожить ограждающий купол. И пусть его сделал хоть Ярус, хоть сам Торр-Сааз, способ разрушить древние чары наверняка есть, надо только хорошо постараться.

— Чаз, давай, — шепнул Коля, когда они направились к замку.

Небольшой отряд магов накрыл шатер невидимости. Даже в такую бурю не стоило сбрасывать со счетов зоркость врага и предчувствие Фаридара.

Они поднимались все выше. Новый снег накрыл, словно белым саваном, вывороченную битвой землю, тела павших солдат, уложенных в ряды для прощальной церемонии. Трупы уваргов растворили заклинания магов, не удостоив последнего слова.

— Осторожно, — шепнул Чаз, проходя мимо зияющей дыры в скале, откуда появились пауки-целители.

Вскоре они оказались возле рва. Провал зиял, черной и непроглядной ухмылкой охватывая высокие каменные стены. Стонала и завывала буря, кружилась над пропастью, заполняла каждую щель, каждую прореху в мрачных скалах. Но даже ей не удавалось до конца заглушить равномерное гудение работающего щита. Чувства обострились, накалились. Они — маги-мотыльки, прилетели на зов сияющего света.

— Стать шеренгой, — скомандовал Коля. — Чаз, поддерживаешь невидимость. Даная, как только щит спадет, посылаешь сигнал армии. Лэн, Росс, наше присутствие будет раскрыто, так что готовьтесь к обстрелу. Зарина — на тебе защита. Остальные мне на подмогу. Сначала определимся, что у них за купол такой диковинный.

51
{"b":"133510","o":1}