ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Пряный аромат лез в ноздри, отогревал легкие, теплом разбегался по закоченевшему телу. Тихий треск и щелканье заполняли слух. Слушать бы и слушать… Неподвижно лежать, отдаваясь горячим струйкам жизни, пульсировавшим в крови. Ни о чем не думать, никуда не стремиться. Он слишком устал, чтобы бороться дальше. Заботливое урчание успокаивало, убаюкивало, но что-то мешало целиком погрузиться в забытье. Остались еще неоконченные дела. Проникнуть в замок, выручить брата, Аргента, достать, наконец, Фаридара и вернуть объединенный кристалл.

Коля открыл глаза. Все вокруг расплывалось, но он и так узнал нависшее над ним существо. Прошептал еле слышно:

— Луна.

Паучиха цокнула языком, наклонилась ближе, пустив в нос очередную порцию пряного аромата. Голова закружилась от снотворного, и Коля едва удержал скользящее в черноту сознание.

— Не надо, прошу.

"Лежать. Здоровье ослабло. Надо спать".

— Пусти меня, — уже тверже заявил он, пытаясь высвободиться из крепких объятий паучихи.

Та недовольно затрещала:

"Нельзя", — одной лапой она придавила пациента к земле, выпустила паутину и принялась ловко бинтовать ему руки.

— Я бы не дергался, — голос донесся откуда-то сбоку, — у тебя серьезные обморожения.

— Лучше бы помог, — недовольно проворчал Коля, узнав друга. — Ром, я серьезно.

— И я серьезно. К тому же, она меня близко не подпускает. Охраняет тебя, будто верный пес.

Коля приподнял голову, осмотрелся. Стены замка маячили позади, эльфы обстреливали засевших в укрытии уваргов, то и дело вспыхивали огненные шары, врезаясь и кроша каменную кладку. Уцелевшие чародеи продолжали бой, и он не мог отлеживаться в норе, в которую, судя по всему, и намеревалась оттащить его целительница.

— Луна, я должен идти, — ему удалось перехватить взгляд паучихи. Заботливый, добрый и теплый. — Пойми. Меня ждут.

— Ты уверен? — возразил Ром. — Идет штурм, а ты в таком состоянии…

— Если идет штурм, какого черта ты торчишь здесь? — зло процедил Николай и тут же осекся.

— Живой? — Даная взволнованно щупает пульс, трогает за лицо, пытается привести в чувство. — Росс, как Зарина?

— Не дышит, — голос мальчишки сиплый, усталый. — Почему в нас не стреляют?

— Не могут, — быстро отвечает Даная. — Лэн?

— Да, сейчас.

Воздух рассек шипящий и пульсирующий шар. Рассыпая огненные искры, он врезался в стену замка. Громыхнуло так, что земля дрогнула под ногами.

— Росс, помоги мне. Его нужно отнести к целителям. Пока не поздно.

— Я довезу, — вовремя подоспевший Ром спрыгивает с коня. — Быстрее.

— Прости, — Коля поморщился, отгоняя видение ара-думм. — Ты привез меня сюда…

— Пока что я отвечаю за вашу безопасность, — скупо улыбнулся Ром. — Если ты твердо решил, тогда вставай. Мне надо идти к остальным.

Коля собрался с силами, отмахнулся от назойливой целительницы, уперся рукой о землю, стиснул зубы. Тело не слушалось, оно горело, как в огне, протестовало против любых движений. Кожа на руках натянулась, сквозь наскоро наложенную паутину проглядывались багровые пузыри. Анестезия, сделанная Луной, проходила: плоть закололо миллионами иголок, усилившийся ток крови причинял боль и жжение, а откуда-то изнутри поднимался озноб. Этого только не хватало!

— Чтоб тебя, — процедил он, обессилено откидываясь назад.

— Лежи, — Ром поднялся, взял коня под уздцы. — Поправляйся.

— Нет, — заупрямился Коля. — Я сейчас.

Он снова закрыл глаза, призывая магию. С трудом нашел частицы — за время боя их количество сильно поубавилось. Будет сложно, но так надо. Притягивая к себе, словно магнитом, волшебство, он пустил его энергию на исцеление. Золото выбилось из-под закрытых век. Ара-думм добавила сил. Ускорила процесс выздоровления. Пузыри, вздувающиеся на руках и теле, оседали, сглаживались, пока не исчезли, оставив вместо себя коричневую корку. Поврежденные льдистым откатом ткани восстанавливались, кровь застучала в висках, разгоняя необходимое тепло, выжигая начинавшуюся лихорадку.

Луна почувствовала, что пациент больше не нуждается в ее помощи. Она затрещала и отошла. Коля поднялся, оперся о твердую лапу паучихи, дотронулся до морщинистого лица.

— Спасибо тебе, ты опять спасла мне жизнь.

Вместо ответа пришло чувство теплой любви и нежности, которые испытывала сейчас целительница.

— Мне пора.

Николай свистнул. Через несколько минут раздалось радостное ржание. Марс услышал хозяина и стремился на его зов.

* * *

Под ногами проплывала земля. Люди, на которых всегда приходилось смотреть снизу вверх, теперь казались муравьями, кишащими возле кукольного дворца. Грейд напрягся, непривычный к ощущению полета. Он не считал себя трусом, но когда твердая почва осталась где-то внизу, под ложечкой неприятно засосало и перехватило дух.

— Не бойся, доставлю в лучшем виде, — несущий его вельт словно прочитал мысли, хмыкнул и взмыл выше в небо. — Чтоб стрелы не задели, — пояснил он неизвестно зачем. Грейд и без него это отлично понимал.

Рядом несли его товарищей. На их лицах читались те же эмоции: настороженность, недоверие к хрупким крыльям вельтов. И все же открывавшийся сверху вид поражал своей необычной красотой и масштабностью. Крошечные человечки подступали к стенам замка, пускали стрелы, метали ярко-оранжевые шары, серебристые молнии. С другой стороны метались лохматые твари. Уворачивались от залетавших в пробоины стрел, прикрывали головы и падали, когда очередной огненный шар разбивался в мельчайшие искры. Повсюду валялись изуродованные трупы уваргов. Даже отсюда, с высоты полета, было видно их развороченное нутро, чувствовался запах паленых шкур и горелой плоти.

Отряд вельтов завис на несколько мгновений над центральными воротами замка и устремился вниз, увлекая за собой нелегкую ношу. В ушах засвистело, и на какую-то секунду Грейд решил, что пришел конец: крылатые люди не смогут выйти из пике, и сейчас разобьются. Но никто не разбился. Меррил почувствовал, как резко, у самой земли, затормозил вельт, а руки, охватывавшие его торс, вдруг разжались. Он приземлился на ноги, перекатился, оказавшись во внутреннем дворе замка.

Хватило и одной секунды, чтобы сориентироваться. Заветный механизм находился совсем рядом — по правую сторону от ворот. Только рядом засело с десяток уваргов, укрывавшихся от эльфийских стрел. И они увидели лазутчиков.

— Тревога! — рыкнул один из них и первым бросился в сторону врага, но тут же упал, схватившись за горло. Толстую шкуру зверюги пробило копье: вельты прикрывали меррилов сверху.

Следующие два монстра почти достигли цели: они молниеносно двигались, уворачиваясь от летящих копий и стрел. Грейд прыгнул вперед, бросился твари под ноги и увлек за собой. Всаженный в горло меч решил схватку: он перерубил уваргу шейные позвонки. Другим занялись товарищи, с той лишь разницей, что обошлись без оружия, а свернули шею голыми руками.

Медлить было нельзя. Твари сообразили, с какой целью явились лазутчики и любой ценой стремились не допустить их до воротного механизма. Эльфы прекратили обстрел в этом направлении из-за страха убить своих же. Вельтам, парящим по обеим сторонам щита удавалось сдерживать хлынувших в сторону меррилов уваргов, но часть тварей прорывалась. Те, что доставили Грейда и его отряд, оказались в ловушке — они попали внутрь щита, но вылететь уже не могли, упершись в непреодолимую преграду. Ограниченное пространство не давало простора для действий, укрыться тоже было негде. Вельты отстреливались, прикрывали меррилов, но сами оказались незащищенными. Их хрупкие тела падали вниз, пронзенные стрелами уваргов.

Лазутчики пробирались к механизму. Десять смельчаков против нескончаемых тварей. Меррилы держались вместе, спиной к спине, отбрасывали зверей, кололи в незащищенные участки тела. Но не могли справиться с таким количеством тварей. Захлебываясь кровью, отряд Грейда мельчал. Против мощных когтей, выдиравших из тела куски плоти, против крепких челюстей, запросто ломавших кости, не мог устоять никто.

54
{"b":"133510","o":1}