ЛитМир - Электронная Библиотека

Коля не ответил. Сдвинул брови, ожесточенно собирая магические частицы.

— Кайл? — повторил попытку Ром. Никакой реакции. Только отсутствующий, повернутый в себя взор.

— Ладно, — воин нагнулся и двинул друга кулаком в челюсть. Так сильно, что его голова откинулась назад, ударившись о стену.

— Эй! — крикнул Николай, пропустив еще один удар. Третий он успел блокировать. Перехватив кулак, заорал:

— Ты что?! Умом тронулся?

— Это ты, — довольно ухмыльнулся Ром. — Тронулся. Или как? Пришел в себя?

Коля отстранился, потер ушибленную челюсть и заключил:

— Пожалуй, — и, не долго думая, ответил ударом в скулу. — Вот теперь, да.

— И славно, — Ром ничуть не обиделся, сплюнул кровь на пол. — Не мне тебе говорить, что идти на врага с бурлящей кровью, значит — убить себя. Этим ты не вернешь погибших. Не оживишь Зарину и Грейда.

— Я знаю. Но мог бы поговорить, что ль.

— Некогда.

— Вот это верно, — вставил Элиор. — Закончили разборки? Нам идти надо.

Он нахмурился, будто вспоминая чего-то. И вдруг вскочил на ноги, пошатнулся от внезапной слабости, ухватился за стену.

— Ты чего? — Коля успел подхватить заваливающегося на бок брата.

— Я… как я мог забыть… — выдавил он. — Ее надо спасти. Фаридар увел ее.

— Кого?

— Ту девушку из соседней камеры. Эдель.

— Кого? — переспросил Коля, отшатнулся, будто получил очередную оплеуху.

— Эдель. Она так сказала. Ее зовут. Вот. — Сбивчиво продолжил Элиор. — Красивая. Волосы золотые. Тебя знает.

— Не может быть, — прошептал Коля. Сжал виски. — Быть не может!

— Ну как же. Я ее видел.

— Она умерла! — выкрикнул он. — Погибла под обломками воздушного дворца! Как она могла очутиться здесь?!

— Я не знаю…

— Очнись, — встрял Ром. — Откуда твой брат может знать?

— Это морок. Еще один способ манипулировать мной…

— Зачем бы мороку сидеть в темнице? — заметил Элиор. — Идем.

Коля, словно в тумане, направился к выходу. Отчаянно прогоняя трепетную надежду, сжимал и разжимал кулаки. Он уже не верил в чудеса, слишком часто приходилось разочаровываться. И, погруженный в себя, не сразу услышал знакомый треск, наполнивший подземелье.

Луна и еще двое целителей явились на зов каменного рожка, не раз выручавшего своего хозяина. Безымянные выломали дверь черного хода, ворвались в темницу. Выслушав немую просьбу Николая, протиснулись в следующий зал, суетливо подхватили Аргента и Еву и скрылись в темноте горного тоннеля. Элиор наотрез отказался уйти с пауками. Хоть он и скрывал истинные чувства, появление уродливых созданий ввергло его в шок.

По верхним этажам они почти бежали. Троица стремительно приближалась к цели — тронному залу. Поворот, сорок ступеней, еще поворот, переход. Потом снова ступени, и снова коридоры — нескончаемая вереница, дразнящая, выматывающая. Очутившись на последнем этаже, ругаясь и костеря на чем свет стоит архитекторов замка, удумавших расположить зал приемов под самым куполом центральной башни, они застыли в немом удивлении. Прямо перед огромными дверьми толпилось несколько десятков воинов. Среди них мелькала могучая фигура Артиса.

— Кайл! — воскликнул наставник.

— Арт? Почему столько народу?

— Мы не можем проникнуть в тронный зал! — горячо воскликнул тот. — Фаридар закрылся щитом. Что уж только мы не пробовали!

— А ты решил, он тебя с распростертыми объятиями встречать будет? — недолго думая, Коля растолкал людей, пнул двери ногой. — Эй! Так и будешь там сидеть? Ну-ка открывай!

— Я ждал тебя, племянник, — донеслось из зала. — Ты можешь зайти. Один.

— Торг неуместен, — грянул Николай. — Я могу взломать твою защиту прямо сейчас.

— Очень не советую этого делать, — в едком голосе колдуна сквозило торжество. Оно наполняло кислотой рот, застилало багровыми пятнами взор. Вот бы выломать двери и придушить злодея голыми руками! Но нельзя. Если Эдель в заложницах…

Ждать и находиться в неведении не осталось сил.

— Будь по-твоему. Но со мной еще трое.

— Ты меня боишься? — хохотнул чародей.

— Скорее, за себя не отвечаю. Мои друзья обеспечат тебе временную безопасность.

— Ладно. Входите.

Дверь распахнулась, впуская четверку, и тут же захлопнулась, ограждая от остальных.

На стенах и под потолком, на огромной люстре полыхали десятки, сотни свечей. Заклинание безопасного огня надежно охраняло от возможных неприятностей, поддерживало свет ровным и ярким. Парчовые шторы отливали золотом и чуть шевелились, пропуская легкий ветер из приоткрытых окон.

— Решил устроить вечеринку? — Коля ступил на полированный паркет, мельком взглянул на картину, висящую напротив трона. В руках у нарисованного гнома все еще поблескивало фальшивое "Око ночи", которое некогда подменил Элиор.

— Я помню эту картину, — прошептал брат, поежившись.

— Все ради дорогих гостей, — хищно улыбнулся Фаридар.

— С чего такой прием? — Коля выдержал пронзительный взгляд колдуна. Сдержался, чтобы тотчас же не прыгнуть к нему и не вырвать из груди сердце.

— А как же. Племянники, как-никак, пожаловали. Да еще живые — здоровые. Камень у вас?

— Нет, тебе сказали.

— Так будет, — чародей поглаживал лежащий в руках объединенный кристалл. — Вы его принесете. Я подожду.

Он встал, проплыл в центр зала, любуясь цветными бликами внутри звездного осколка.

— Жизнь так непредсказуема. Сегодня ты — победитель. Завтра — проигравший. Сегодня ты отказываешься отдавать "Око ночи", а через мгновение — передумываешь. Правда, Даниэль?

Фаридар сделал пасс рукой, тяжелая портьера слетела с карниза, обнажив открытый балкон. Дальше, в воздухе, прямо над разверзшейся пропастью, парила… Эдель.

Золотистые волосы облепили снежинки, суровый ветер обвивался вокруг хрупкой фигурки, трепал легкую одежду. Девушку била дрожь, она замерзала, но почему-то висела, как безвольная кукла…

— Тебе интересно, как она выжила? Вообще-то, ты должен благодарить меня за ее спасение. Когда крылатое королевство рушилось, один из моих преданных гворров унес ее оттуда.

Значит, это правда. Эдель жива! Все это время находилась здесь, в подземелье! Неимоверными усилиями Коля подавил желание броситься на помощь сейчас же, вырвать любимую из лап Фаридара. Но остался недвижим. Только желваки заиграли на скулах, хрустнули костяшки пальцев, а пламенный взгляд закричал:

"Улетай же! Немедленно!"

— Она не может, — усмехнулся колдун и показал звездный осколок. — Потому что находится в плену.

Элиор не выдержал, дернулся вперед, но Фаридар припечатал его словами:

— Стой, иначе она умрет. Малейшее движение, и мой кристалл перестанет удерживать принцесску в воздухе.

Только сейчас Коля заметил, что у Эдель нет крыльев. Пара сотен метров под ногами разделяла ее от зубастых камней и пенных вод озера. Такое падение означало верную смерть.

— Какая ирония, да? — продолжал глумиться колдун. — Крылатая девушка не умеет летать. Так что, принесете мне "Око ночи"?

Коля сжался, лихорадочно придумывая выход. Но его не было. Одно неверное движение — и Фаридар сбросит Эдель в пропасть. Впрочем, получив черный камень, сделает то же самое.

— Не слушай его! — надрывно крикнула Эдель. — Уходи!

— О, только не говори, что ты решил принести ее в жертву, — хохотнул маг. — Я понимаю, Ева. Она тебе никто. Ее не жалко. Ладно — брат. Он — мужчина, хоть и бестолковый. Но бросить любимую? Невесту? Дэнни… разве можно?

Коля посмотрел на Элиора. Бледный, он сжимал за спиной нож. Тот самый, которым пытался когда-то убить Фаридара, и который подобрал в лаборатории. Их взгляды пересеклись. Слов не требовалось, диалог читался в жестах, в менявшемся выражении лиц.

"Ты бросил Еву. Что будешь делать сейчас?" -

"У тебя нож" — легкий кивок в сторону спрятанных за спиной рук.

"Он ее убьет".

"Нож. Выбей кристалл".

"Что, победа дороже?" — презрительный прищур глаз.

Коля не мог спрятать боль и ужас, плескавшиеся внутри, не мог замаскировать груз ответственности, легший на плечи. На кону стояла жизнь многих тысяч невинных людей. Против одной. Из-за этого он отказался помогать Еве. Бросил ее на растерзание Фаридару, поссорился с братом. Что же изменилось сейчас? Имеет ли он право спасать любимую, идя на сделку с врагом?

58
{"b":"133510","o":1}