ЛитМир - Электронная Библиотека

Коля смерил колдуна золотистым взглядом.

— Да. Нужен.

— Нет, Кайл! Он же снова обретет силу!

— Но тогда Элиор и Ром погибнут.

— Кайл! Подумай, сколько людей погибло из-за него, — Артис тряхнул плененного колдуна. — Победа в наших руках. И я не уверен, что…

— Что ради брата надо рисковать всем? — зашипел Николай. — Ради Рома, который сегодня оберегал меня как верный пес? Который поддержал меня после смерти Грейда? Который вернул мне рассудок? Никто из моих друзей больше не погибнет, слышишь? — взгляд запылал желтым, крылья за спиной встрепенулись, развернулись, демонстрируя мощь и величие, и снова сложились.

Гворр подошел к Артису, перехватил Фаридара и подвел его к кристаллу. Сорвал с рук кожаный ремень. Захлебнувшись от радости, маг схватил камень, прижал к груди, напитываясь звездной энергией. Щупальца отбросили людей и метнулись к хозяину. Вонзились ему в сердце и в голову, опутали зеленым коконом.

— Хорошо, — блаженно промычал Фаридар.

— Убей его! Быстрее! — крикнул Артис, ринувшись вперед. Но споткнулся и упал, врезавшись в невидимый барьер.

— Отдохни пока, — к чародею вернулось не только сила, но и спокойствие. — Так, — он посмотрел на племянника. — А что за птичка к нам прилетела?

Коля не шелохнулся.

— Интересный экземпляр. Признаюсь, ты меня удивил, Даниэль.

— Тебе недолго осталось удивляться, дядюшка. Брось кристалл, и я убью тебя быстро.

— Ах, Дэнни, — колдун любовно погладил камень. — Ты совсем ничего не понимаешь, да?

— Объясни, — прищурился тот.

— Вы проиграли.

— Нет. Я отберу кристалл, а тебя выкину с балкона. И мы победим.

Фаридар снова засмеялся:

— Глупая чешуйчатая курица! Неужели ты думаешь, что убив меня, вы избавитесь от Торр-Сааза?

— Нет, — Коля не обратил внимания на оскорбление. — Но его удержит светлая магия, выпущенная из кристалла. Тебя не станет — никто не сможет удерживать ее внутри.

— Вы, — колдун засмеялся еще громче. — Вы, правда, думаете, что это я? Я собираю магию и стираю границы?

— А кто?

— Это он! — Фаридар показал на кристалл. — Он — живой!

Коля склонил голову, чуть расправил крылья, готовясь к смертельному броску. Бред мага начинал ему надоедать.

— Я слышу его зов!

— Ты свихнулся!

— Нет! Вначале все так и задумывалось. Я объединю камень, заставлю его собирать частицы, открою Торр-Саазу путь в наш мир. Но потом, — глаз чародея безумно заблестел. — Кристалл стал оживать. Светила призвали его, и теперь он служит им…

— Я не хочу больше тебя слушать, — Коля сжал кулаки.

— Но тебе придется! Свет все равно покинет Анделор! Кристалл дождется своего часа и отдаст магию звездам!

— Но для этого у нас есть "Око ночи", — зарычал теряющий терпение гворр.

— "Око ночи"! Что ты знаешь про него, а?! Ничего! Ты даже не подозреваешь, какая из тебя получилась марионетка!

— Заткнись!

Коля не стал слушать Фаридара, бросился вперед, но тот был готов. Из кристалла вылетел сноп искр, на миг ослепил, в ушах зазвенело: "Ты не смеешь на меня нападать, желторотый птенец. Мне дарована власть повелевать любой темной тварью, забыл?"

Гворр согнулся, пытаясь противостоять мерзкому голосу. Гипноз проникал внутрь, делал движения ватными, скованными.

"Покорись"

"Нет. Нельзя слушать. Нельзя поддаваться".

"Слушай меня!"

— Нет! — заорал Николай, захлопал крыльями, и вдруг засвистел. Громко, яростно. Брошенный клич заметался по залу, трещинами пробежал по оконным стеклам. Витражи задрожали, и в следующую минуту лопнули. Брызнули сверкающие осколки, разноцветным дождем осыпались вниз.

— Ко мне! — зов вырвался наружу. Раздался ответный крик. Из тьмы вырвались огромные тени. Гворры услышали вожака.

— Я могу повелевать всеми! — крикнул колдун. — Вам не остановить меня!

— Они тебя не слушают, — золотые глаза сверкнули бешенством. — Я их вождь. Я и древняя магия ор-думм.

— Что? — изумленно воскликнул Фаридар. Но дальше случилось неожиданное. Внезапно кристалл задергался у него в руках, вырвался из цепкой хватки, взмыл под потолок и закрутился волчком. Звездный осколок предал доверие своего обожателя и бросил его без поддержки. В следующую секунду маг лежал на полу, а горло его сжимала когтистая рука.

Коля нагнулся над поверженным противником, заглянул в испуганный глаз.

— Знакомая ситуация, да? — зашипел ор-думец.

— Дэнни, — прохрипел колдун. — Ты не убьешь меня, так ведь?

Вместо ответа когти сжались сильнее.

— Так что там про "Око ночи"?

— Я… я… прошу тебя, не убивай.

— Говори! Что ты знаешь про камень?

— Это все Торр-Сааз… его план… временная петля… первая кровь…

— Что ты мелешь? — Коля ничего не понимал. Похоже, Фаридар бредил.

— Не убиваааай… — зарыдал он.

Николай ослабил хватку. Он смотрел в глаза противнику и чувствовал, что от этой жалкой груды тряпья не осталось ничего от прежнего врага. Пепельно-серый трясущийся человек не являлся более магом. Могущество покинуло его, остался только хнычущий и ноющий старик. От него пахло потом и страхом, а еще неистовым желанием жить. Что-то дрогнуло внутри. Настоящий Фаридар остался заключенным в кристалле, а то, что лежало на полу и испуганно мочилось в штаны, было лишь его ничтожной оболочкой.

— Ты жалок, — он убрал руку, встал. Золото постепенно затухало, ара-думм сворачивала крылья. — Артис, свяжи его.

Коля взглянул на парящий звездный осколок. Надо его достать. Но сначала посмотреть, как там брат и Ром. Они лежали без сознания, но живые и, похоже, невредимые.

— Кайл! — вдруг закричал Артис.

Он не успел. Уже оборачиваясь, понял, что от удара не уйти. Не увернуться. Серебряная молния — нож брата. Как он оказался у Фаридара? Как ему удалось вырваться из рук Артиса? Надо было прикончить колдуна, пока была возможность. Почему он не сделал этого сразу? Ответ пронесся также молниеносно, как клинок. Гворр внутри все же поддался гипнозу и уверился в собственной безопасности. Не стал убивать беспомощного старикашку, посчитав поступок низким и недостойным истинного ор-думмца. Фаридар все-таки обхитрил. И надежда, что чешуя остановит лезвие, не оправдалась. В груди вспыхнул огонь, удар оттолкнул назад, прямо на балкон. Вытащить нож Коля не смог. Земля ушла из-под ног. Но кое-что сделать он все-таки успел. Мысленно призвал гворров, отдал им последний приказ. Теряя равновесие, он увидел, как в зал ворвались несколько птицеящеров. Они услышали вожака и кинулись на помощь.

Один набросился на Фаридара, обхватил когтями закутанное в черный плащ тело. К нему присоединился второй, третий. Развернутые крылья скрыли жуткую картину пиршества. Послышался только дикий, захлебывающийся кровью голос мага, треск рвущейся ткани и довольное урчание гворров.

Тьма накрывала сознание, сил на то, чтобы удержаться на балконе, не осталось. Ветер вдруг стремительно засвистел в ушах, воздух покинул легкие. Коля падал на скалы, изо всех сил стараясь выправить полет. Надо отринуть терзающую боль, надо вдохнуть живительный воздух, притормозить, уйти в сторону…

Он упал на берег, чудом миновав острые скалы. Врезался в озерную жижу, перемешанную с песком и галькой. Прочертил полосу на берегу, остановился. Привстал и вцепился в злополучную рукоять ножа, торчащую из груди. Зажмурился и вырвал лезвие. Отбросил прочь, зажимая рану рукой. Кровь хлынула сквозь пальцы, горячим ручьем потекла по неровной, чешуйчатой коже. Перед глазами поплыли черные круги, и Коля снова упал, уткнувшись носом в мокрый песок. Мороз быстро проникал внутрь, обжигал кожу, сковывал ледяными путами. Сквозь надвигающуюся черную пелену пробивалась одна мысль: "Нельзя спать. Нельзя". Он шевельнулся, но в груди тут же что-то хлюпнуло, от вспыхнувшей боли перехватило дыхание. Может, магия поможет? Исцеляла же она ранее? Но зов остался без ответа. Волшебник давно переступил грань, накачивая истерзанное тело силой, и сейчас весь мир погрузился в молчание. Остался лишь он, заключенный в оболочку притихшей ара-думм, и это спокойное озеро, тонущее в ночном тумане.

60
{"b":"133510","o":1}